8 марта на пресс-конференции министра иностранных дел КНР Ван И (Wang Yi) корреспондент японского канала NHK спросил у него, пригласят ли в этом году премьер-министра Японии Синдзо Абэ на парад войск в Китае. Он также задал волнующий многих японцев вопрос: разве Китай не использует историю как оружие? Разве он не «принижает вклад Японии в послевоенное становление мира во всем мире, а также клеймит международную репутацию Токио?» Корреспондент заявил, что Китай, будучи державой, должен и «мыслить как держава».

Второй вопрос можно смело считать невежливым. Однако Ван И ответил на него с достоинством, спокойно и не упуская сути. На вопрос о приглашении Синдзо Абэ министр заявил: «если желание приехать искреннее, мы будем только рады принять его». Давая оценку китайско-японским историческим спорам, г-н Ван подчеркнул: «Если виновные не забудут о своих ошибках, пострадавшие потихоньку смогут излечить полученные травмы». «70 лет назад Япония проиграла войну, спустя 70 лет она не должна терять здравомыслие».

Китайское общество встретило такие ответы своего министра иностранных дел с одобрением. Важно отметить, что Ван И не использовал острых формулировок, не критиковал Японию, а говорил очень разумно. Китайцы приветствуют такую позицию, она отражает тот факт, что развитие китайского общества и сил самой страны привели к изменениям в настроениях. Люди теперь реагируют на исторические споры между Пекином и Токио не так импульсивно, как, к примеру, десять лет назад. Китайский народ уважает порядок и в то же время все больше и больше ценит рациональный, логический подход.

На пресс-конференции Ван И столкнулся с немалым количеством острых вопросов. Но он не уклонился ни от одного из них, напротив, отвечал очень ясно и четко. Министр иностранных дел говорил то, что думал. Похоже, что китайская общественность никак не повлияла на выбранные им формулировки.

Когда речь идет о восходящей державе, такое поведение встретишь не часто. Международное сообщество часто говорит о многочисленных опасностях, связанных с китайским национализмом. Но если бы такие проблемы действительно существовали, министр иностранных дел не смог бы так свободно и открыто отвечать на каверзные вопросы корреспондентов NHK. Он, вероятно, отвечал бы на эти провокации с той грубостью, на которую они действительно напрашивались.

Мы хотим сказать, что Китай становится более спокойным. Развитие придало ему уверенности, и это стало неиссякаемым источником для его дипломатической миролюбивости. По словам Ван И, КНР должна идти по дипломатическому пути взаимовыгодного сотрудничества с китайской спецификой. За это выступают как высшие руководители страны, так и простые люди, для которых данный принцип стал твердым убеждением.

Китайцы по-разному смотрят на Японию, однако они отнюдь не все настроены против нее, и уж тем более нельзя сказать, что такие настроения определяют характер отношений двух стран. Мы всего лишь выступаем против японской позиции по историческим вопросам и против ее действий в этой области, против ограничений и резких пунктов в ее политике по отношению к Китаю. Многие китайцы, несмотря на напряженность между странами, все равно ездят в Японию, скупают японские товары. Все это — составные части позиции китайского общества по отношению к стране восходящего солнца.

Время от времени внешний мир провокационными словами и поступками бесцеремонно вмешивается в сферу государственных интересов Китая. Однако китайцев становится все сложнее и сложнее рассердить. Разбираться с этими хлопотами стало для нас уже привычным делом, устойчивость китайского общества к внешним проблемам на удивление велика. И это действительно является показателем того, что КНР ведет себя как «ответственная держава».

Прения Пекина и Токио по историческим вопросам не прекращаются, однако нужно отметить, что Китай стал более терпеливым, а Япония, наоборот, беспокойнее. Если конфликт между сторонами окончательно не разрешится, это станет проигрышной ситуацией для обеих стран. Однако Китай приспосабливается к трудностям куда лучше Японии. Поэтому именно Токио следует решить, хотят ли японцы и дальше нести этот историческое бремя или нет.

В целом для международных отношений Китая уже создана прочная и крепкая база. Пока Пекин продолжает выступать с инициативой взаимовыгодного сотрудничества, некоторые внешние силы, вероятно, будут недооценивать его жизнеспособность. Но этот стратегический план КНР непобедим, и я боюсь, что рано или поздно тому меньшинству, которое не верит в силы китайской стратегии, придется пересмотреть свою позицию. Многие, конечно, могут мне сейчас не поверить, но поживем-увидим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.