Даже по меркам военных парадов китайское руководство захотело показать нечто грандиозное. И название этого национального праздника, состоявшегося в четверг, 3 сентября, вполне соответствовало случаю: «70-летний юбилей Победы китайского народа в противостоянии против японской агрессии и в мировой антифашистской войне». В этом параде приняли участие 12 тысяч военнослужащих, 500 боевых комплексов, 200 самолетов, 30 глав иностранных государств, а красный ковер на площади Тяньаньмэнь был длиной в 121 шаг — по одному шагу за каждый год с момента первого выстрела в войнах с Японией. Все было тщательно планировано: среди самых необычных мер по подготовке к празднику можно назвать использование специально обученных обезьян, которые разоряли гнезда птиц, чтобы те не помешали самолетам во время парада.

Солдаты Народно-освободительной армии Китая во время парада на площади Тяньаньмэнь в Пекине


Хотя подготовительные работы начались задолго до торжественного парада, последние несколько недель принесли с собой новые веские причины для пышной демонстрации силы Китая. Фондовые биржи в Шанхае и Шэньчжэне рушились, отпугивая иностранных инвесторов, которые прежде были убеждены, что рост Китая не подчиняется действию обычных финансовых ритмов. Когда китайское руководство внезапно позволило своей валюте резко упасть в стоимости, тревога усилилась: многие в Китае и за его пределами задумались над тем, какой была истинная глубина экономического спада, начавшегося в стране. И, наконец, болезненным финалом смутного лета стал мощный, смертоносный взрыв на складе химических веществ в третьем по величине городе Китая, Тяньцзине, ставший результатом политической коррупции. Сын влиятельного чиновника воспользовался своими связями и проигнорировал правила, призванные обеспечивать безопасность общественности.

Спустя 70 лет после окончания Второй мировой войны самой серьезной угрозой, с которой столкнулось китайское руководство, стал не империализм, а скептицизм. Лидеры Коммунистической партии Китая основали легитимность своей власти на стремительном росте экономики, и теперь им необходимо убедить свой народ и иностранных партнеров в том, что они способны справиться с довольно сложной финансовой и политической ситуацией. В течение многих лет инвесторы и иностранные коллеги считали, что, несмотря на все политические особенности Китая, его стиль подготовки и продвижения политиков дает довольно неплохие результаты — в конце концов, технократы часто достигают больших успехов. Но когда рынки рухнули, некоторые из этих технократов стали разрываться между долгосрочными политическими императивами (необходимость провести реформы, призванные помочь избежать застоя) и краткосрочными политическими нуждами (необходимость остановить спад, прежде чем он спровоцирует недовольство). Результаты оказались весьма непоследовательными: сначала китайские лидеры заявили, что они сделают все возможное, чтобы предотвратить дальнейшие потери, но потом отказались от этой стратегии. Рынок продолжил рушиться, а тех, кто все еще верил в его восстановление, почти не осталось. Один китайский хеджевый фонд — с довольно неудачным названием Shanghai Chaos Investment — решил сыграть на рынке по-крупному, а затем был вынужден принести извинения своим инвесторам: «Мы ошиблись с нашей инвестиционной стратегией, поскольку мы переоценили влияние действий правительства по поддержке финансовой системы», — говорится в письме компании от 31 августа.

Другие аналитики сформулировали свои сомнения относительно экономики Китая более сдержанно. Деньги уходят из Китая. Валютные резервы страны сократились более чем на 341 миллиард долларов с того момента, когда в прошлом году они практически достигли 4 триллионов долларов. На этой неделе экономисты из Goldman Sachs посчитали, что скорость утечки денег из Китая, возможно, увеличилась до «примерно 150-200 миллиардов долларов» с момента девальвации юаня 11 августа, а экономисты из государственных структур (которые редко делают заявления, не подкрепленные никакими данными) прогнозируют, что в ближайшем будущем эта скорость будет только расти.

Солдаты Народно-освободительной армии Китая во время парада на площади Тяньаньмэнь в Пекине


Если экономика перестает приносить политические дивиденды, китайские лидеры будут заставлять свой народ испытывать гордость за страну иными способами. «В своей борьбе против агрессии несгибаемый китайский народ храбро сражался и одержал полную победу над японскими милитаристскими агрессорами, отстояв при этом 5-тысячелетнюю китайскую цивилизацию и дело мира для всего человечества, — заявил президент Си Цзиньпин (Xi Jinping) во время своего выступления в четверг, 3 сентября. — Этот великий подвиг китайского народа стал одним из редчайших примеров в мировой истории войн».

В ходе своей 10-минутной речи Си использовал слово «мир» 17 раз. Потом он объявил о начале парада, и на Улице Вечного мира началось шествие военных и военной техники. «Перед вами второе соединение ядерных войск, — объявлял ведущий англоязычной трансляции. — Это защита нашего национального суверенитета и национального достоинства». Из всего ядерного и неядерного оружия, продемонстрированного на параде, американских военных аналитиков, вероятно, больше всего заинтересовали ракеты DF-21D — «убийцы авианосцев» — а также слова ведущего, заявившего, что у Китая есть еще более совершенные противокорабельные ракеты DF-26, которые способны достичь Гуама. Временами создавалось впечатление, будто организаторы этого парада считали, что им необходимо подробно объяснить некоторые моменты зарубежным зрителям. Ведущий сказал: «Китай хочет сказать миру, что цель парада заключается в том, чтобы вспомнить о погибших мучениках, сохранить мир и обеспечить будущее». Другими словами, ядерное оружие — это залог миролюбивых соседей.

Однако, с точки зрения организаторов, мнение мировой аудитории имело второстепенное значение. Главная цель парада заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой и вызвать гордость в своем собственном народе, и в этом смысле парад оказался чрезвычайно успешным. Пользователи социальных сетей были поражены. Даже язвительные студенты колледжей выделили время, чтобы посмотреть на систему национальной обороны Китая, которая способна защитить страну от тех ужасов, которые он пережил в 19 и 20 веках. В конце парада 70 тысяч голубей пролетели над ракетами, поднявшись высоко в небо над Пекином.

Лидеры Китая далеко не глупы, они знают, что такая демонстрация силы вряд ли напугает другие державы. Однако сейчас ему необходимо решать гораздо более острые проблемы: ему необходимо обеспечить поддержку со стороны своего собственного народа в период серьезных экономических потрясений. Историк Джон Делари (John Delury), который в настоящее время живет в Сеуле, написал: «Если бы граждане могли маршировать и отдавать честь, как солдаты, думал про себя король. Если бы общество можно было выстроить в стройные ряды и по цветам. Если бы фондовый рынок мог устойчиво подниматься вверх, подобно стае из тысячи голубей». Во время парада китайское руководство получило возможность в течение целого часа чувствовать, что оно находится в гораздо более управляемом мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.