Северокорейский лидер Ким Чен Ын продолжает разрабатывать ядерное оружие и баллистические ракеты, а также укреплять авторитарный режим. Приоритет — военной сфере. В КНДР так часто нарушают права человека, что вопросом занялись в ООН. Два корреспондента газеты Asahi подготовили доклад о чувствах людей, живущих при системе Ким Чен Ына, и страданиях тех, кто покинул страну, оставив семью в КНДР.

Чистки и молчание на рабочем месте

Один из инженеров (40 лет) завода, расположенного в городе на севере страны, в октябре 2013 года подготовил побег из КНДР с группой из семи человек. Они дали пограничникам взятку в 160 тысяч йен и покинули страну. На родине у него остались жена и дочь.

В то время на заводе уже не предоставляли еду, поэтому работникам приходилось зарабатывать на жизнь мелкой торговлей и другой деятельностью. Тем не менее Ким Чен Ын запретил подобные подработки.

На заводе из-за недоедания некоторые рабочие падали в обморок, однако руководство завода било их, заявляя, что они притворяются. «Когда рабочие общались между собой, они начинали жаловаться, поэтому нам запретили собираться вместе. Нельзя было даже свободно общаться, поэтому я подумал, что у этой страны нет будущего», — вспоминает бывший инженер.

Люди, покинувшие КНДР, говорят о том, что после того, как в декабре 2011 года к власти пришел Ким Чен Ын, сменив своего отца, Ким Чен Ира, на посту главы страны, в стране стало хуже с продуктами. Контроль при этом усилился.

В декабре 2013 года произошел инцидент, который только ухудшил тяготы людей: казнь заместителя председателя ГКО КНДР Чан Сон Тхэка.

«Я полностью разочаровался в стране, когда расстреляли Чан Сон Тхэка. Поэтому я решил уехать из КНДР», — говорит 50-летний мужчина, уехавший из города Чагандо.

Казнь Чан Сон Тхэка транслировали несколько раз с самого утра по системе оповещения. Также в организациях провели собрания, на которых критиковали бывшего чиновника. Были те, кто был против или сомневался в правильности этого решения, однако никто не сказал ни слова. «Люди перестали общаться на работе. Все молчали. Простым людям не по силам выдержать жизнь в нашей стране».

Предполагается, что министра обороны КНДР Хён Ён Чхоля, которого считали одним из приближенных Ким Чен Ына, казнили в апреле этого года. По словам одного из северокорейских военных, после этой казни глава КНДР приставил к правительственным и военным чиновникам надсмотрщиков. Эти люди обязаны сопровождать государственных лиц во время встреч с иностранцами в КНДР или в ходе их зарубежных командировок.

«В КНДР сейчас растет недовольство не только среди простых людей, но и чиновников. Велика вероятность, что это может стать причиной волнений в будущем», — высказывает свои опасения один из приближенных высокопоставленного чиновника.

Пересекали границу по реке, не спрашивая друг друга ни о чем

Протяженность границы между КНДР и Китаем составляет 1300 километров. Вдоль границы протекают реки Ялуцзян и Туманган. В некоторых местах реки очень мелкие, зимой они замерзают.

По словам эмигрантов и брокеров, обычно для побега выбирают места подальше от больших городов, где границы хорошо охраняются пограничниками. Зачастую границу пересекает сразу большое количество людей. По словам одного из беглецов, существует негласное правило: на случай, если кого-то поймают, люди не задают друг другу вопросов. Многие пересекают границу вплавь или бегом.

После пересечения границы китайские брокеры предлагают беженцам работу. Некоторых женщин продают в китайские бедные районы в качестве невест. Иногда женщины подвергаются сексуальному насилию со стороны брокеров.

Многие оставляют семьи и детей в КНДР. Деньги, заработанные в Китае, они переправляют в КНДР с людьми, которые занимаются торговлей между КНР и КНДР. По словам женщины, отправлявшей деньги, комиссия составляет 10%.

Переехал в РК через восемь лет после бегства в Россию

В 2012 году в Тайшете мне удалось побеседовать с лесорубом (52 года) из Северной Кореи. Недавно я с ним встретился в Сеуле. Он сбежал из расположенной в России пилорамы, которая находилась под контролем КНДР. В августе 2013 года он приехал в Южную Корею. Поговорил с ним о трудностях жизни в РК.

В 1995 году в Северной Корее разразился крупный продуктовый кризис. В то время мужчина служил в армии. Чтобы выжить, он согласился поехать в Россию на лесоповал. Работал в различных местах на Амуре по 14 часов в день. Ежемесячная зарплата составляла 160 долларов, однако на руки деньги не выдавали. Он получал только расписку.

В 2005 году он сбежал с пилорамы. Жил в Тайшете с шестью лесорубами, с которыми познакомился в Сибири. Когда я встретился с ним в июне 2012 года, двое из них уже умерли. В январе 2013 года от разрыва печени умер еще один. Его похоронили в общей могиле. Кончились деньги на жизнь в бегах.

Южнокорейский священник предложил им свою помощь. Он сказал, что необходимо сделать документы. Беглецы боялись за свои семьи, оставленные в КНДР, поэтому отказались.

В конце концов они решили обратиться в Управление верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев. В марте 2013 года это управление помогло им покинуть Тайшет. По железной дороге их переправили лагерь для беженцев, расположенный в 400 километрах на запад от Москвы. Через пять месяцев, в августе того же года, они прилетели в Южную Корею рейсом через Франкфурт.

«Поскольку 18 лет я провел в России, у меня было чувство, как будто я вернулся на родину», — говорит он. Зимой 2014 года он переехал в квартиру в городе Сокчо на востоке РК. По его словам, из-за длительного проживания в России он уже не может жить без прохладного климата.

Заплатив деньги брокеру, в прошлом году он позвонил старшему сыну, который остался в провинции Хамгён-Намдо. Когда они расстались, сыну было 5 лет. Сейчас ему - 24. Отец и жена беглеца уже умерли. Сын женился на медсестре, которая работала в больнице, где находилась мать, но денег на свадьбу у него не было. За 19 с лишним лет жизнь семьи серьезно изменилась.

Сыну он сказал, что ему жаль, что он оказался в Южной Корее один, что ничего не сделал для него. «Главное, что ты нашелся, а другого и не нужно», — ответил сын.

«Я хочу, чтобы сын переехал в Южную Корею, но у меня нет денег. Пограничники стали строже», — говорит беглец. Власть Ким Чен Ына опустила железный занавес между Китаем и КНДР. Паспорта должны сдавать даже корейцы, которые стирают белье на приграничной реке.

Он стремится к стабильной жизни, но не может найти постоянную работу. Живет вместе с женщиной, также сбежавшей из КНДР. Они еле сводят концы с концами, работая разнорабочими.