Этот вопрос можно было бы поставить немного иначе: «Изнуряющий спор между США и Китаем?» До недавнего времени мы бы ответили на него «да». В конце концов, в Пекине управляли кризисом, упорно избегая провокаций и пытаясь размеренно решать проблемы. Кроме того, само положение «сиамских близнецов» между экономиками США и Китая не допускало иных вариантов. Но теперь давать прежний ответ на наш вопрос становится все сложнее. Напряжение между сторонами может подскочить в любой момент.

Так же непросто говорить о какой-либо конкретной проблеме или специфическом регионе, с которым были бы связаны зоны и причины роста этого напряжения. Перед нами кризисная ситуация, которая охватывает целый ряд проблем и регионов — от кибербаталий до валютных войн, от прав человека до проблем окружающей среды, от Восточного Туркестана до Южно-Китайского моря.

Несмотря на то, что в данный момент напряженность, заметно возросшая между двумя странами, по-прежнему существует в форме управляемого кризиса, Китай уже не так безобиден, как раньше. А его последние выпады показывают, что теперь китайская концепция и стратегия конкуренции-борьбы, основанная на хладнокровии, терпении, сотрудничестве, подошла к концу. Китай показывает свое истинное лицо!

Китай, который еще до недавнего времени действовал очень осторожно и демонстрировал более слабую, нежели в действительности, позицию, сейчас привлекает внимание резкими выпадами и показывает, что он сильнее, чем все предполагали. Можете называть это самонадеянностью или же классической стратегией Сунь Цзы...

В этой стратегии — «выглядеть сильным, когда ты слаб, и слабым, когда ты силен» — и заключается сила политики, которую преследует Китай. Состояние неопределенности очень подходит для того, чтобы ввести в заблуждение или, например, устроить засаду. Эксперты, имеющие представление об этих идеях, образующих основу китайской стратегической мысли, знают этот классический трюк, поэтому все чаще со скепсисом говорят «неужели». В конце концов, перед ними держава с почти 1,5-миллиардным населением, которая возвращается к своим историческим кодам, пытается защитить свое наследие, включить в границы территории (которые она считает своими), а также обладает имперским прошлым и культурой.

Самый тонкий момент именно в этом. Начав набирать силу, Китай стал постепенно, от малого к большому, поднимать на повестке дня проблемы, которые какое-то время оставались в стороне, и прежде всего территориальные претензии.

В красных линиях, начерченных КНР в ее «политике единого Китая» (которые она заставила принять почти весь мир), сегодня явно происходит шаг вперед. Весьма показательна историческая встреча, которую лидеры Китая и Тайваня 7 ноября провели в Сингапуре впервые за последние 60 лет. Китай не только не идет на конфликт с теми или иными государствами, но, наоборот, расчищает путь для региональных союзов и сотрудничества на почве решения существующих проблем (так же, как в случае с Шанхайской организацией сотрудничества). В постсоветский период, напоминая России и соседним странам Средней Азии (в частности Казахстану и Киргизии) о «пограничных вопросах», пекинские власти в то же время сглаживали эту проблему и выстраивали процесс сотрудничества, при котором у них была возможность влиять на эти страны в области экономики, политики, безопасности.

Таким образом, по мере своего усиления Китай поднимает на повестке дня вопросы, требования, которые он до этого держал где-то в стороне, и успешными дипломатическими ходами решает их в свою пользу, не обращаясь к грубой силе.

Однако в ходе кризиса в Южно-Китайском море он стал полагаться на другой метод. Китай впервые в период после холодной войны демонстрирует грубую силу и использует язык угроз, более того, — в отношении США. Главная причина напряженности — в этом. Если одна из сторон отступит, это будет равносильно проигрышу. Следовательно, на наших глазах разворачивается сценарий «игры в труса». Какая-нибудь сторона или сделает шаг назад, или обрушит беды не только на этот регион, но и на весь мир!

Одновременно с последними ходами Китая, который не намерен делить с США как регион, так и весь мир, набирает силу враждебный США блок. Основная проблема для США состоит в том, что политика, которую сейчас стал проводить Пекин, вселяет в этот блок все большую храбрость. Если США не смогут этому что-то противопоставить, западный альянс потеряет свои слабые звенья.

Речь прежде всего идет о дуэте Германия — Франция. Недавние визиты немецкого и французского лидеров в Китай, а также приобретенные ими в последнее время возможности воспользоваться кризисом между США и Китаем, безусловно не остаются без внимания Вашингтона. Это доказывает, насколько успешна китайская «политика заигрывания со всеми».

Китай проводит политику покупки союзников за деньги, которыми он располагает в избытке. Следовательно, у США отнюдь не простая задача. Именно этот тупик может подтолкнуть США к переходу к новым методам. С этой точки зрения важно, что после Ближнего Востока проблемы начинают быстро смещаться в регион Средняя Азия — Южная Азия — Азиатско-Тихоокеанский регион. А это указывает на новый период для Турции!