Из-за того, что США начали продвигать политику свободного судоходства, американо-китайские разногласия в Южно-Китайском море вышли на новый уровень. Американское правительство направило миноносец в водные территории вблизи искусственных островов, построенных Китаем. Эти территории Пекин считает своими.

Свобода передвижения


Япония, Австралия, а также ЕС уже выразили свою поддержку политике свободного судоходства. Кроме того, Постоянная палата третейского суда (ППТС) приняла решение перейти к рассмотрению иска, который правительство Филиппин подало в отношении конфликта в Южно-Китайском море, несмотря на утверждения китайской стороны, что это не входит в полномочия ППТС.

Активизация американских мер в отношении ситуации в Южно-Китайском море говорит о том, что если Китай не откажется от текущей позиции, кризис в этом морском регионе может затянуться на неопределенное время. Для японцев же настало время разложить по полочкам принципы своего участия в делах этого морского региона.

Правило о свободе навигации, вопрос о котором поставила ситуация в Южно-Китайском море, является одним из плодов современности, который оформился после того, как в начале XVII века Гуго Гроций (Hugo Grotius) предложил теорию «вольного моря». Впоследствии принципы свободного судоходства и свободной торговли у Голландии, родины Гроция, переняла Великобритания, которая сделала их непреложными законами своей империи. В XX веке эти принципы унаследовали США.

В процессе перехода морской гегемонии от одной страны к другой Япония постоянно поддерживала с Голландией, Великобританией и США тесные связи. В начале периода Мэйдзи, в ночь перед окончанием Битвы при Хакодатэ, Такэаки Эномото (Takeaki Enomoto) передал Киётака Курода (Kiyotaka Kuroda) «Свод морских правил», привезенный им из Голландии, поскольку опасался, что он может быть утерян. Этот эпизод, в ходе которого Япония переняла голландские морские правила, стал для современной Японии одной из отправных точек.

В соответствии с теорией Тадао Умэсао (Tadao Umesao), предложенной им в работе «Экологическая концепция истории цивилизаций», очаги напряжения в международной политике сосредоточены в следующих областях: «Япония/(китайский мир) + (индийский мир), западная Европа/(русский мир) + (Средиземноморье и исламский мир)».

Серьезный вызов со стороны китайского мира


Умэсао отмечает сходство между Японией и странами западной Европы, указывая, как после феодализма Средневековья они перешли к современному обществу. Именно из-за этого сходства Япония считает своими такие западные плоды современности, как свобода, демократия, права человека и власть закона.

В настоящее время «китайский мир», «русский мир», а также «Средиземноморье и исламский мир» бросают серьезный вызов принципам Японии, которая длительное время пользовалась плодами современности, странам западной Европы, а также США и Австралии, которые унаследовали эти принципы.

Напряжение в международной политике, вызванное этими вызовами, особенно ярко проявляется на Востоке: речь о морских конфликтах в Восточно- и Южно-Китайском морях. На Западе же свои проблемы: украинский конфликт, активизация «Исламского государства», порожденная войной в Сирии, а также поток беженцев в Европу. Все это отчетливо угрожает «плодам современности», которые я упомянул ранее.

Нравственные законы должны стать ключом к отношениям с внешним миром

Подобные размышления позволяют понять, что требуется от Японии в связи с ситуацией в Южно-Китайском море.

Сообщалось, что незадолго до встречи глав Японии, КНР и РК министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi) так прокомментировал опасения Японии: «Какое отношение имеет Япония к Южно-Китайскому морю?». Он как бы предупредил японцев, что посторонним не следует совать нос в эти дела. По всей видимости, министр иностранных дел КНР исходит из устаревшей логики, в соответствии с которой в морских регионах, которые Пекин считает своими, приоритет должен быть отдан желаниям китайского правительства.

Тем не менее, как я уже отметил ранее, Япония, Австралия и ЕС поддерживают американскую политику свободного судоходства. Дело в том, что эти страны защищают «плоды современности». Кстати, американские власти предложили Южной Корее сотрудничать по ситуации в Южно-Китайском море, однако Сеул не принял это предложение. Возможно, Южная Корея пытается вернуться в «китайский мир», о котором говорил Умэсао.

Япония опирается во внешних отношениях на взаимодействие со странами западной Европы, США и Австралией потому, что она согласна с нравственными законами, в соответствии с которыми необходимо защищать «плоды современности». Для Японии это является продолжением тех невероятных усилий, которые она приложила после окончания периода Мэйдзи для того, чтобы современные ценности стали и ее достоянием тоже.

Ситуация в Южно-Китайском море является проверкой уверенности Японии на том пути, по которому она шла в течение всех этих лет. В настоящее время дипломатам Японии следует поставить в укор то, что внешняя политика страны противоречит вере и уверенности, приобретенным после окончания периода Мэйдзи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.