Гвидо Тоньони (Guido Tognoni) дал интервью NZZ am Sonntag накануне принятия решения о месте проведения чемпионатов мира по футболу 2018 и 2022 года.

Бывший глава департамента ФИФА по маркетингу считает фаворитами в этой гонке Россию и Соединенные Штаты. Однако, по его мнению, решение исполкома ФИФА непредсказуемо.

NZZ an Sonntag: Гвидо Тоньони, кто получит право на проведение чемпионата мира 2018 года?

Гвидо Тоньони
: Россия была бы логичным выбором, так как Восточная Европа еще не имела возможности провести чемпионат мира. Если ЧМ можно проводить в Южной Африке, то это значит, что его можно провести в любом месте. В России кое-что еще нужно усовершенствовать. Есть другая позиция – англичане являются родоначальниками футбола. Можно им еще раз сказать за это спасибо.

- А 2022 год?

- Австралия расположена слишком далеко – для телевидения и вообще для всего. Соединенные Штаты были бы хорошим выбором, однако США немного неповоротливы, когда речь заходит о требованиях ФИФА.

- Перед этим двойным решением возникает такое чувство, что все хотят провести у себя чемпионат мира по футболу.

- Это происходит на иррациональном уровне. Создается впечатление, что государства погибнут, если не получат чемпионат мира. Но и затраты весьма значительны. Такая нефутбольная страна как Австралия готова потратить только на рекламную кампанию 45 миллионов долларов. Это уже слишком.

- Тем более, что остается спорным вопрос о том, что дает стране в долгосрочной перспективе право проведения чемпионата мира.

- Воздействие проведения чемпионата мира происходит в экономической микрообласти. То, чего можно добиться в стране за четыре-шесть недель, почти не поддается измерению, за исключением улучшения имиджа, если все проходит более или менее гладко. К тому же опыт показывает, что создаваемая инфраструктура после чемпионата превращается в обузу. Некоторые стадионы строятся для проведения последних трех туров – посмотрите на Португалию, посмотрите на Южную Африку. За примерами далеко ходить не надо. И в Швейцарии после «Евро 2008»  остались слишком большие стадионы.

- Чемпионат мира – это продукт премиум-класса для ФИФА. Федерация немного подогревает предвыборную борьбу?

- Как и Международный олимпийский комитет, ФИФА заинтересована в как можно большем количестве кандидатов.  Это обеспечивает рекламу футбола и ФИФА. Однако  ФИФА не должна допускать того, чтобы такие маленькие страны как Катар получали надежду. В Катаре нельзя проводить чемпионат мира по футболу.

- То есть заявка Катара – из области научной фантастики?


- С точки зрения социальной приемлемости Катар был бы идеальным вариантом. В Катаре ни один налогоплательщик не пострадает от проведения чемпионата мира. Во-первых, там вообще нет налогоплательщиков и, во-вторых, не играет никакой роли, будет ли потрачено на эти цели 2,6 миллиарда долларов или больше. Катар все может купить, однако он слишком мал для 64 игр. Но когда я вижу, что в России на строительство стадионов выделяется 4 миллиарда долларов, то я спрашиваю себя: разве эти стадионы делают из золота, из мрамора? Стадионы ведь уже давно изобретены.

- В области инфраструктуры у Соединенных Штатов было бы преимущество.


- Да, они известные мастера по части маркетинга. Там можно заполнить стадион на любой матч. Поскольку американцы плохо разбираются в футболе, то полный стадион и на матч Гондурас-Швейцария был бы гарантирован.

- В какую сторону склоняется исполком?


- Об этом даже Йозеф Блаттер (Joseph Blatter) может только догадываться. Многие члены исполнительного комитета связаны с определенными кандидатами. Испанцы поддерживают Испанию/Португалию, русские Россию, англичане Англию. В первом туре ясно, за кого голосовать, но что будет потом? Кому отдадут свои голоса кандидаты тех стран, которые не пройдут в следующий тур?

- Это и есть главный вопрос.

- Да, это так. Будет много раундов голосования, и каждый раз будут возникать новые варианты. Я не исключаю, что Блаттер решит этот вопрос, воспользовавшись своим голосом председателя.

- За кого он проголосует?

- Я предполагаю, что за Россию. Для него это было бы нечто особенное, так как он считает себя миссионером футбола.

- Двойной выбор подвергается сомнению.

- Лишняя нагрузка. Это станет понятно потом и самой ФИФА. Не надо за 12 лет определять того, кому достанется право провести у себя это мероприятие.

- Коммерция берет верх над политикой?


- При помощи двойного решения хотят связать на долгосрочную перспективу спонсоров. Но ни один спонсор не разрабатывает маркетинговый бюджет на 12 лет вперед. Если выборы не состоятся второго декабря, то, возможно, голосование по этим вопросам будет разведено.

- Вы считаете, что голосование может не состояться из-за фильма, подготовленного корпорацией BBC о ФИФА, который будет показан в понедельник.

- К сожалению, ничего нельзя исключить. Англичане уже заранее называют показ этого фильма BBC непатриотичным актом. BBC не только подогревает интерес к старым историям, но и рассказывает о чем-то новом. Но если вновь речь идет о членах органа по проведению выборов, то следует спросить, а могут ли они вообще принимать решения? Нельзя просто приостановить полномочия двух человек и продолжить работу, если еще больше людей окажется под подозрением.

- На тех, кто будет делать выбор, история о коррупции не произвела никакого впечатления?


- Более или менее. Два обвиненных в коррупции члена принимающего решения органа – это легковесы. Поэтому они и попали в ловушку. Это никак не затронуло Джека Уорнера (Jack Warner), держащего под контролем всю Центральную и всю Северную Америку.

- Чем занимается руководитель группы PR у русских? Он пытается воздействовать на настроение в тех странах, представители которых будут принимать решение?


- За спиной у русских стоит Владимир Путин, однако Путин лично предпочитает не светиться. Он действует через посредников. Я думаю, что русских не надо учить тому, как надо добиваться принятия определенных решений.

- Недавно в Катаре провели матч бразильцы и аргентинцы.

- Какое совпадение! Там встретились сразу три участника. Можно долго дискутировать о том, сколько надо было за это заплатить бразильцам - два или пять миллионов. Катар отлично справился со своей задачей. Такого рода игры проводились и ранее. Германия повышала свой уровень игры, к примеру, на Мальте, так как ее представитель был членом исполкома.

- На каком уровне все это происходит, если даже британский премьер-министр Дэвид Кэмерон (David Cameron) приезжает в Цюрих?

- Это абсурдный уровень. ФИФА нравится, когда сильные мира сего приезжают в Цюрих и склоняются перед футболом. Это поддерживает тенденцию к удалению от реальности.

- Читают ли члены исполкома все представленные досье?

- Показательно, что ФИФА разместила все досье в интернете. Я сомневаюсь в том, что люди, имеющие право голоса, все эти материалы прочитали. В конечном счете решение принимается спонтанно. Это похоже на заседание суда. В конце рассмотрения дела надо понять, к какому решению склоняет судью его интуиция. Если рассуждать рационально, то можно проголосовать за любого кандидата – за исключением, может быть, Катара.

Интервью провели Петер Биррер (Peter B. Birrer) и Флурин Клалюна (Flurin Claluena).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.