Те, кто хорошо знают президента ФИФА Йозефа Блаттера, вряд ли были удивлены двойным сальто-мортале, который выкинул мировой футбол: в конце концов, речь идет о том, чтобы включить два огромных рынка и две культуры в бизнес-проекты самой главной футбольной организации. Чемпионат мира 2018 года в России, чемпионат мира 2018 года в Катаре. То, что до настоящего момента казалось невероятным, сегодня стало явью. Швейцарец прекрасно воспользовался возможностью (которую сам себе и предоставил) за один день решить будущее мирового футбола вплоть до 2022 года.

«Я выражаю благодарность Исполкому ФИФА, поскольку в 2018 и 2022 годах мы расширим поле своей деятельности. Мировые чемпионаты никогда не проводились ни в Восточной Европе, ни на Ближнем Востоке. Поэтому меня можно считать счастливым президентом Федерации футбола», заявил Блаттер в четверг в ходе своего выступления. А как же ему не быть счастливым! С 1998 года, когда он стал президентом ФИФА, Блаттер все время стремился к новым горизонтам. Он был совсем не  в восторге от «подарочка», который ему оставил Авеланж в виде ЧМ 2002 года, который проходил одновременно на полях Южной Кореи и Японии. Это был первый в истории опыт совместного проведения турниров под одной эгидой.

Но тогда все прошло хорошо, и Блаттер мог похвастаться тем, что организовал проведение в Азии первого мирового первенства по футболу.
После некоторого отклонения от изначальных планов в связи с тем, что голос одного строптивого новозеландца «увел» чемпионат мира 2006 года в «традиционную» Германию, Блаттер снова взял инициативу в свои руки. В 2010 году в Южноафриканской республике прошло первое на африканском континенте мировое первенство по футболу, а проведение ЧМ в Бразилии 2014 году уже просто было велением времени, поскольку речь шла о сочетании фактора традиционной страны и динамично развивающейся экономики.

И вот теперь настал черед самого большого государства в мире и самой маленькой страны в истории мировых чемпионатов. Перед обоими вопрос денег не стоит, поскольку они обладают огромными запасами нефти и газа. «Россия открывает перед ФИФА миллионы новых горизонтов», - лаконично сказал Виталий Мутко, министр по делам спорта, молодёжи и туризма РФ и член Исполкома ФИФА. Ключевым словом в этой фразе являются «миллионы», те самые миллионы, которые уже не в состоянии предложить такие традиционные спортивные державы как Англия, Испания, Португалия и Голландия, или страны, которые недавно проводили мировые чемпионаты: США, Южная Корея и Япония.

«Что мы сделали не так?» - сокрушенно восклицал игрок команды Manchester United Рио Фердинанд (Rio Ferdinand), заметная фигура английского футбола. Ничего особенно неправильного они не сделали. Наверное, просто вышли из моды. Лондон станет последним традиционным местом проведения Олимпийских Игр в 2012 году, после чего их маршрут устремится в Рио-де-Жанейро. Таким образом, будет восстановлена традиция, начало которой было положено пекинской Олимпиадой 2008 года. Именно тогда страны-кандидаты, прежде чем заявить о том, что они в состоянии принять у себя Олимпийские Игры или Чемпионат мира, стали делать упор на то, что они «заслужили» это право.

Но сегодня другие приоритеты, связанные с изменениями в геополитике и мировой экономике, с выходом на мировую авансцену новых государств.
Чемпионаты мира по футболу 2014 и 2018 годов будут проходить в двух из стран группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Поэтому так мало внимания было уделено докладу оценочной комиссии, возглавляемой чилийцем Гарольдом Майне Николсом (Harold Mayne-Nicholls), в котором Россия и Катар стояли на последних местах по уровню технического оснащения. «Решение принимается не на основе нашего доклада», признал в интервью агентству DPA Майне Николс. На принятие решения оказывают влияние другие факторы. Бразильская газета Zero Hora достаточно лаконично подытожила: «Россия и Катар: победили деньги».

А Блаттеру, который всегда улыбается и никогда не дает отрицательного ответа на вопрос, хочет ли он стать лауреатом Нобелевской премии мира, является, по сути дела, человеком, которому многие обязаны многим. И все они весьма влиятельны, все чувствуют себя весьма уверенно в новом мировом порядке, в котором мощь США и старой Европы неуклонно убывает.

Блаттер обеспечил себе пребывание во главе ФИФА до 2015 года. К тому времени ему исполнится 79 лет и весьма возможно, что он уступит самый высокий пост в иерархии мирового футбола своему преемнику. И он поручит ему преодолеть последнюю границу, заняться динамичной развивающейся страной, которая умеет организовать Олимпийские Игры и мировые чемпионаты среди женщин, но которой пока еще не хватает поддержки для проведения главного футбольного мероприятия. Это Китай, новый рынок, который вскоре также будет завоеван.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.