Сияющий российский делегат выходит из конференц-зала в Цюрихе с вставленным в рамку сертификатом, зажатым под мышкой. Документ удостоверяет право его страны провести Чемпионат мира по футболу 2018 года, и он блестит под ярким светом. На несколько шагов позади Роман Абрамович обожающие улыбается Владимиру Владимировичу, более известному как Владимир Путин, который пожимает руки своей триумфальной заявочной команде.

"Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Старая русская поговорка", - сказал Путин иностранным журналистам примерно через час после того как приземлился в Цюрихе, после того как Россия одержала победу над Испанией/Португалией, Голландией/Бельгией и Англией, и обеспечила себе 13 из 22 голосов на голосовании исполкома FIFA уже во втором раунде. Выстроившиеся перед Путиным в первых трех рядах, когда он говорил с журналистами, были новой аристократией мирового футбола.

Русские уже не идут. Они пришли. В то время как путинская охрана потихоньку брала в ежовые рукавицы безопасности родной город FIFA, архитекторы политической победы Москвы раздавали поздравительные комментарии: Игорь Шувалов, вице-премьер, который выступал от имени Путина в часы перед голосованием; Виталий Мутко, министр спорта; Алексей Сорокин, исполнительный директор российской заявки; и Абрамович, который, в свете этого, преклоняется перед Путиным. Елена Исинбаева, обладатель мирового рекорда в прыжках с шестом, добавила гламура.

Вокруг этого ядра тяжеловесов, сидели здоровенные люди, в основном седеющие или уже лысые, в темных костюмах. Это был эскпорт новейшей футбольной сверхдержавы. Пока они ждали, пока исчезнет большая группа фотографов, беспокоящая медиафобного Абрамовича. Три раза он поднимался и направлялся прочь с таким видом, как будто его ждут важные дела. И каждый раз он просто находил тень, чтобы в ней постоять. Когда швейцарский оператор направил на него микрофон, владелец "Челси" суетливо перебирал пальцами, чувствуя дискомфорт, и изогнул корпус, избегая вопроса.

Только Путин, его господин, может заставить Абрамовича выдержать ад фотовспышек, и для тех, кто привык видеть его шагающим по полю Stamford Bridge со своими телохранителями, было полезно наблюдать его в такой подчиненной роли.

На пресс-конференции я спросил Путина, какую роль он имел в виду для Абрамовича в подготовке к 2018 году, и олигарх весь как-то подобрался в кресле в ожидании ответа. "Вы знаете, господин Абрамович работал на Чукотке (где он был губернатором) несколько лет, и неплохо работал, - начал Путин. - Многие говорят, что он магнат, что купил футбольный клуб "Челси". В России это воспринимается как позитивно, так и негативно, но как бы там ни было господин Абрамович помогает развивать футбол в России".

"Он поддерживает один из клубов". Затем Путин апеллировал к Абрамовичу, чтобы тот назвал команду, но получил в ответ лишь улыбку. "Нет, он не скажет нам из-за внутренних процедур. Он очень внимательно относится к развитию российского футбола, и в общем он будет готовить Чемпионат мира".

"Это называется частно-государственным партнерством. По поводу строительства стадионов я уже упоминал "Спартак", стадион, который строится компанией "Лукойл", а еще один будет построен с поддержкой банка ВТБ".

"На других территориях мы бы хотели привлечь бизнес-сообщество, чтобы минимизировать расходы государства, и я не исключаю возможности, что господин Абрамович может поучаствовать в одном из этих проектов". В этот момент Абрамович начал аплодировать и одобрительно посмеялся. Возможно, беспокоится. Или в восторге от того, что его попросили. Или страх. Его желание угодить было осязаемым. Аплодисменты распространились по всем российским скамейкам. "Он может дать нам денег, у него их много", - продолжал Путин, теперь улыбаясь и указывая на владельца "Челси", который не скажет "нет".

Напоминание Кремля бизнесу, и олигархам: Вам придется заплатить за этот Чемпионат мира. Социализм в России жив, в каком-то виде, потому что богатые оплатят счета за переоборудование стадионов, и возможно, за инфраструктуру тоже, ибо Путин ищет пути перераспределения богатств от миллиардеров ельцинской эпохи.

Неделя драмы, которая поменяла всю футбольную историю, завершилась итогом, о вероятности которого многие думали еще месяцы назад, Россия убедила большинство членов исполкома FIFA, что в их интересах будет открыть для игры новые границы. Организация Зеппа Блаттера последовала соблазну поверить в целинную землю, присудив право на ЧМ-2022 Катару.

Ни одна восточноевропейская страна никогда не проводила Чемпионат мира. В девяти попытках Россия (или СССР) никогда не поднималась выше четвертого места (в 1966 году). Сейчас ее рейтинг – 13-ая в мире. Хотя российские клубы (ЦСКА (Москва) и "Зенит" (Санкт-Петербург)) выиграли три европейских трофея за последние четыре года, российский клубный футбол по-прежнему отстает от основных лиг Западной Европы. Российской национальной сборной не удалось пройти квалификационную стадию на Чемпионат мира 2010 года, но на Евро-2008 она дошла до полуфиналов, где проиграла 0-3 испанцам. Два ее самых известных результативных игрока – Андрей Аршавин и Роман Павлюченко - оба играют в Лондоне в "Арсенале" и в "Тоттенхеме", и уже растет давление на Российскую Федерацию, с тем чтобы она произвела новую волну талантов, чтобы не допустить позора в 2018 году.

"Россия много сделала в плане лоббирования в последнюю минуту, и голоса, судя по всему, переключались в самый последний момент – мы знаем, что некоторые поменяли расклад уже ранним утром в день голосования, - заявил исполнительный директор английской заявки Энди Энсон, добавляя тем самым интриги. - Мы не наивны и мы были на ногах до 5 утра". И хотя понятно, почему английская команда приписывает русским умение убеждать на финальной стадии, есть более глубокое ощущение того, что FIFA уже несколько недель, если не месяцев назад решила, что нужно завоевать Восточную Европу, особенно в связи с теми огромными вознаграждениями, которые она открыла для псевдо-Ватикана Блаттера.

"Русские – особенно Путин – приучены думать о результатах, а не о дипломатической болтовне, вот почему второй человек по степени влияния в мире мог выйти на сцену, заявив, что он ничего не знает о фуроре, который произвела WikiLeaks, выставляющая его правительство в виде тех, кто сотрудничает с оргпреступностью, а всю страну – как "мафиозное государство".

Путин заявил, что миссией являлось "расширить границы мирового футбола, охватить новые территории и новые страны. Миллионы людей в России любят футбол, но мы никогда не проводили Чемпионатов мира. Когда мы формулировали нашу заявку, в первую очередь мы думали об этом".

Это геополитическая реальность, которую не приходится отрицать. Россия – самая большая страна в мире с самой протяженной границей, которую населяют народы, принадлежащие к 140 этническим группам и говорящие на более, чем ста языках. У нее 18 прямых соседей. План в том, чтобы провести Чемпионат мира в четырех базовых округах, охватив 13 городов, чтобы уменьшить время на переезды. "Крупные суммы" откладываются на модернизацию транспорта.

Путин провозгласил своей целью "показать миру, что мы открытая и прозрачная страна. Они (фанаты) знают много стереотипов из прошлого, но чем больше мы будем контактировать, тем больше эти стереотипы будут разрушаться. Олимпиада (Зимняя Олимпиада в Сочи в 2014 году) и Чемпионат мира будут способствовать выполнению этой задачи. Наша страна живет без видимых и невидимых берлинских стен".

Через восемь лет после первого Чемпионата мира в Африке "семья FIFA" материализуется в Краснодаре, Саранске, Самаре, Екатеринбурге и Ростове-на-Дону: городах, о которых большинство футбольных фанатов и не слышали. Естественно основными центрами станут Москва и Санкт-Петербург, где, как признался Дик Адвокаат, бывший менеджер "Зенита", он очень опасался подписывать контракт с футболистом-афроамериканцем, боясь, что он будет отторгнут и подвергнется нападкам толпы. "Что касается расизма и национальной нетолерантности, это общемировая проблема, - сказал Путин, - мы продолжим с этим бороться".

Мы видим, как Чемпионат мира постепенно разворачивается от путешествующих болельщиков в сторону коммерческой эксплуатации и крупных строительных проектов. "Соответствующая инфраструктура будет стоить нам 300 миллиардов рублей – примерно 10 миллиардов долларов, - сказал Путин. - Сейчас мы проходим через сложные последствия финансового кризиса, и с проблемами сталкиваются многие страны Западной Европы. У нас тоже много проблем, но наш золотой запас – третий по величине в мире – 500 миллиардов долларов. И наша экономика продолжит развиваться".

"Средства массовой информации критически важны. Они любят критиковать. Не только наши СМИ, но и международные. Они были очень критически настроены на ранних этапах подготовки к сочинской Олимпиаде. Это крупномасштабные, сложные работы. Нам надо построить 80 мостов, новые дороги в горах, провести электричество, наладить водоснабжение, провести газ, но работы идут. Я уверен, что они будут очень тщательно следить за тем, как мы будем готовиться к Чемпионату мира 2018 года".

Понимая, что слишком много разговоров о частно-государственном партнерстве и об инфраструктуре вряд ли возбудят футбольные массы, Путин рассказал историю, которая соответствовал риторике других стран – про их "страсть" к игре. "Я родился в Ленинграде, во время Второй мировой войны (так в тексте - прим. перев.). Город прошел через 900 дней блокады. Его каждый день бомбили, не было электричества, не было воды, не было отопления. Не было отопления во время русской зимы! Но футбольные матчи проводились даже в это трагическое время, и это помогло людям выстоять и выжить. Футбол несет в себе искру жизни как для молодых, так и для пожилых".

Это был голос из старой советской России, которая рухнула, чтобы дать возможность Путину прийти к власти из рядов КГБ, а Абрамовичу стать миллиардером. Теперь этот союз посткоммунистической власти и соответствующего богатства намерен вытащить российский футбол со среднего уровня на тот, на котором находятся Испания, Германия или Англия.

"У нас впереди много работы. Нам предстоит преодолеть много ступеней", - сказал Путин. Но вначале им надо было выиграть на голосовании в FIFA – и они сделали это так, что выглядело это очень легко.