Удивляюсь я иногда своим соотечественникам.

Возьмите для примера нашу скорбную реакцию на новости о чемпионате мира, пришедшие на прошлой неделе. Руководящий орган этого самого популярного на планете вида спорта ФИФА объявил, что Россия будет проводить чемпионат мира в 2018 году, а Катар в 2022-м. Наша американская заявка потерпела неудачу.

Если почитать этих многочисленных зомби из армии живых мертвецов американской спортивной прессы, то возникает впечатление, будто кто-то украл у нас Суперкубок.

И Рождество.

А еще отобрал у нас игру Candyland.

Я же считаю, что для футбола в Америке это шаг вперед, потому что на эти новости хоть кто-то отреагировал. Те самые обозреватели из ведущих СМИ, которые не обращают на футбол никакого внимания – разве что, захотят поиздеваться над этой игрой – заорали как герои из мультяшек, узнав о новостях из ФИФА. Это вполне логично, так как единственное, что американская спортивная пресса ненавидит больше проигрыша, это футбол. Таким образом, проиграв странам-неудачницам, таким как Россия и Катар, причем проиграв им в футболе, Америка получила двойной удар по своему национальному самолюбию.

Общее содержание критических комментариев было настолько однообразным, что казалось, будто их писали под копирку. Свелись они в основном к следующему.

Америка и дальше будет игнорировать футбол – по-своему и в свое время. Спасибо большое, но нам не нужны тайные сговоры воров из Швейцарии и шулеров из Лихтенштейна. Так, подайте-ка нам бурбон с кока-колой, непрожаренный бифштекс и «Понтиак» 68-го года выпуска с движком на 455 лошадиных сил. И пошли все на …

Критика, как всегда бывает с критикой тех игр и видов спорта, которые существуют за пределами наших границ, звучит как обычно – сначала безобидно и невежественно, потом надменно и глупо. Затем в ней появляются нотки ксенофобии.

Если посмотреть на сообщения в Твиттере на данную тему, авторами которых являются наши прославленные комментаторы, то становится ясно, как сильно был уязвлен Дядя Сэм:

«Выбор Катара и России это самое неопровержимое доказательство того, что ФИФА грязная организация. Нефтедоллары имеют значение».

«Проводить чемпионат мира  в жаркой ближневосточной стране размером меньше Коннектикута, в которой нет футбольных традиций? Да это абсурд».

«Ах, Катар в середине лета. Надеюсь, репортеров, освещающих матчи, не заставят надевать одежду на камеры».

«Катар-2022. Да просто Сомали, Лихтенштейн и Западная Виргиния будут в это время заняты другими делами».

Не знаю, при чем здесь размеры, но это сравнение Катара с Коннектикутом фигурирует сегодня везде. Что, их территории слишком малы, чтобы построить десяток футбольных стадионов? Или в Коннектикуте по-прежнему не играют в футбол? Или там просто места не останется для парковки машин? Или напитки таскать будет некому?

В конце концов, Англия размером всего-то с нашу Луизиану. И там нет нашей великолепной еды! А Техас – так тот вообще больше Франции! И какие там чудесные говяжьи ребрышки! А Виргиния размером с целую Болгарию! И места для парковки там полно!

Что касается этих дурацких и надоевших до рвоты разговоров о жаре в Дохе, то здесь есть два соображения. Первое, перенесите чемпионат мира  на несколько  месяцев вперед или назад, чтобы играть в более прохладное время. У нас же впереди целых 12 лет, чтобы согласовать все графики и расписания.

Или просто проводите игры вечером, когда средняя температура в Катаре ничуть не выше, чем в Майами в сезон никем не воспетой летней жары. Кстати, и по времени это очень удобно: арабские вечера – это как раз то время, когда игры по американскому телевидению можно транслировать «вживую». (Южная Африка стала образцом того, насколько хорошо могут поладить между собой американское телевидение и футбол – а там часовой пояс почти такой же, как у арабов.)

Смотреть, насколько болезненно американские спортивные журналисты отнеслись к тому, что их отвергли, даже приятно.

И весьма приятно осознавать, что они по-прежнему  крайне наивны. Доверчивы и эксцентричны. (А также слепы по собственной воле.) Мы почему-то верим, что давать взятки нашими долларами с Уолл-стрит, долларами от продажи электроники, голливудских фильмов и «Кока-Колы» более высоконравственно, чем их «нефтедолларами».

Мы по-прежнему самая богатая страна в мире, намного богаче других. И очень прагматичная страна, когда дело доходит до больших денег из большого спорта.

«Но мы же тяжким трудом заработали те деньги, которые пойдут на подкуп делегатов из международной спортивной федерации, - думают мои соотечественники. – а они свои просто в земле откопали».

Тут вступает в силу наше многовековое кальвинистское наследие, наша твердая вера и наше священное право первенства.

Наши деньги на взятки чище, чем у них. Наши взятки это правильные взятки, честные взятки, настоящие американские взятки с фирменным товарным знаком. Это те простые, доморощенные взятки, благодаря которым (а также благодаря откатам, перерасходам смет и контрактам без конкурентов) был построен наш «сияющий город на холме», как говаривал Рональд Рейган.

Американские взятки сродни дару божьему, это святое таинство бизнеса.

То, что Катар и Россия занимают очень низкое место в международном рейтинге свободы прессы и безопасности журналистов, соответствует действительности, и это очень серьезно. Но то, что мои коллеги начинают громко выражать тревогу по этому поводу лишь тогда, когда на кону появляются большие спортивные деньги – это какое-то лицемерие. То, что мы делаем это в тот самый момент, когда некоторые американские конгрессмены призывают казнить без суда и следствия парня из WikiLeaks – все это вполне в духе великой традиции нашей комедии черного юмора.

Сила Америки никогда не заключалась в глубине понимания мира, существующего вокруг нас. Сила Америки всегда заключалась в нашей готовности действовать.

Например, мы на протяжении полувека впустую расходуем свои национальные усилия, зациклившись на нашей навязчивой идее о России. Забыв практически обо всех своих врагах и друзьях, мы зациклились на коммунизме, сведя свои знания об этой огромной и сложной стране со 150 миллионами душ к серии низкопробных штампов, к водке и «Доктору Живаго». И по сей день, потратив триллионы долларов, спустя жизни нескольких поколений, мы не знаем об этой стране и о ее культуре практически ничего.

Ту же самую ошибку мы повторяем на Ближнем Востоке. Мы очень тесно сотрудничаем с Катаром на протяжении почти 10 лет, с самого начала «войны с террором». Но вот спортивные СМИ рассказывают нам все эти страшные истории про Катар – а сможете ли вы самостоятельно найти это место на карте?

Четыре года назад я был в Катаре, освещая Азиатские игры. Скажу вам: они знают, как готовиться к крупным мероприятиям. Они могут разместить большое количество спортсменов, болельщиков и журналистов. Там перед ресторанами американской кухни всегда стоит несколько роскошных машин типа Aston Martin или Maserati. А отель Corniche, расположенный на берегу моря, по вечерам самый красивый изо всех других отелей. Там тюрьмы обычно прячут с глаз людских подальше. А студенческие городки местных филиалов Техасского университета, Северо-Западного университета, Университета Карнеги-Меллон и Джорджтаунского университета выглядят так, будто их только что вынули из обертки. Это страна мощных противоречий, страна современности и средневековья, страна союзников и врагов, страха и ненависти, нужды и бедности, голода и любви. Собственно, как и любая другая страна на планете Земля.

И все равно – она не больше Коннектикута.

Тем из вас, кто испытывает отвращение к объяснениям, основанным на сказках об американской исключительности, на ксенофобии и на теории заговоров, я хочу предложить следующее.

Соединенные Штаты  проводили чемпионат мира  16 лет назад, в 1994 году. В тех странах, где ЧМ проводился дважды, средний промежуток времени между этими событиями составляет 58 лет. Италия от чемпионата до чемпионата ждала 56 лет. Франция – 60. (Германия умудрилась провести два чемпионата за 32 года, но это по той причине, что ЧМ-1974 проходил в Западной Германии, которая сегодня объединена с Восточной. А ЧМ-2006 в Германии стал просто запоздалой международной наградой за воссоединение. Вот так.) Англия, являющаяся родиной футбола, в последний раз проводила чемпионат в 1966 году. А после этого ее заявка ни разу не добилась успеха.

Поэтому причина, по которой нам не дали провести чемпионат мира, состоит в том, что и причины-то никакой нет.

А мир тем временем просто входит в неуправляемый штопор, все сильнее распаляясь в своем невежестве, ханжестве и своекорыстии.

Мы сможем выжить только в том случае, если будем сотрудничать, ладить друг с другом, и понимать как друзей, так и врагов.

Таким образом, ФИФА, несмотря на свою огромную алчность, нравственную убогость, масштабную коррупцию и стяжательство, наверное, спасла нас всех. Спасла, заставив обнять Россию и сблизиться с Катаром; потребовав, чтобы мы о них хоть что-то узнали; чтобы мы смотрели на них, пусть даже через страницы спортивных новостей; чтобы мы думали о них, пусть даже как о колоссальной пирамиде Понци. Спасла, бросив вызов нашей ограниченности, нашим предрассудкам, нашим ночным кошмарам.

Удивляюсь я иногда своим соотечественникам.