Ни вам Чемпионата мира по футболу 2018 году, ни Олимпийских Игр. Мы чемпионы мира по футболу и спортивным гонкам на мотоциклах. У нас такие мастера как Гасоль, Надаль и Алонсо, но внутренний кризис нас победил. Девять должностных лиц, отвечающих за развитие национального спорта, излагают свои соображения.

Испании не повезло сразу по всем статьям. Мадриду отказали в заявке на проведение Олимпийских Игр 2012 года, приняв решение в пользу Лондона, а также 2016 года, отдав предпочтение Рио-де-Жанейро. Теперь, четыре месяца спустя после блестящей победы на Чемпионате в Южноафриканской республике, право на проведение мирового первенства по футболу 2018 года отдают России. Значит титул чемпионов мира по футболу, виртуозная игра таких королей кожаного мяча как Иньеста (Iniesta) и Хави (Xavi) ничего не стоит. Как ничего не стоит и то, что у нас есть такой игрок как Гасоль и что мы завоевали Кубок Европы по баскетболу. Что благодаря таким спортсменам как Лоренсо, Эллиса, Маркес, Надаль и Алонсо мы сокрушим кого угодно. Слабым утешением является проведение у нас Чемпионата мира по баскетболу 2014 года. Почему в нашей стране не состоится ни одно из двух величайших мировых событий?

Хуан Антонио Гомес Ангуло (Juan Antonio Gómez Angulo), бывший госсекретарь по вопросам развития спорта говорит, что экономический кризис в Испании и отсутствие доверия к Сапатеро весьма отрицательно сказываются при голосовании в международных организациях. Нынешний госсекретарь по вопросам спорта Хайме Лисаветский (Jaime Lissavetzky) высказывает совершенно противоположную точку зрения. Он считает, что Международный олимпийский комитет (МОК) и ФИФА рассматривают в качестве приоритетных те развивающиеся страны, которые никогда не принимали у себя крупных спортивных мероприятий. Девять знаковых фигур нашего спорта обсуждают причины отказов трем заявкам Испании.

У Лисаветского нет сомнений относительно причин, в силу которых право на проведение мировых чемпионатов было предоставлено России (2018 год), Катару (2022 год), Рио-де-Жанейро (2016 год, Олимпийские Игры) и Бразилии (2014 год): «Принимая свои последние решения, как МОК, так и ФИФА учитывали, прежде всего, не выводы оценочных комиссий, а другие факторы. Потому что заявки Мадрида на проведение Олимпийских Игр в 2012 и 2016 году, а также совместная заявка Испании и Португалии на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018 году получили более высокие оценки, чем города и страны, которым это право было предоставлено».

Лисаветский: Настаивали ли мы?

Председатель Высшего совета по развитию спорта задает мучающий всех вопрос: подадим ли мы снова заявку? «Критерии отбора мест проведения изменились и в будущем могут снова претерпеть изменения. А между тем следует поразмышлять и оценить нынешние обстоятельства в связи с возможными новыми попытками Испании выступить в качестве хозяйки Олимпийских Игр или Чемпионата мира по футболу».

Мигель Анхель Лопес (Miguel Ángel López), генеральный директор футбольного оргкомитета Испании-Португалии, выступает с более критичных позиций: «Мы предложили наилучший выбор, так считают тренеры, но ФИФА руководствовалась другими критериями. Возобладало стремление предоставить право организации соревнований тем странам, которые никогда не принимали на своей земле первенство мира по футболу. Если добавить к этому кандидатуры Бразилии (2014 год) и Рио-де-Жанейро (2016 год), то прослеживается тенденция предоставлять право организации соревнований тем государствам, которым необходимо осуществлять крупные капиталовложения в развитие инфраструктуры. Тем странам, чей ВВП вырастет благодаря строительству новых инфраструктурных объектов. ВВП Южноафриканской республики вырос на 4%».

Гомес Ангуло уверен, что свою отрицательную роль сыграл экономический кризис, охвативший две иберийские страны: «Оказывают влияние внешние факторы, а экономическая ситуация в Испании и Португалии – не из лучших. Сегодня Испания не обладает тем весом, который она имела несколько лет тому назад, да и доверие к Сапатеро невысоко. А у России большие финансовые возможности».

Другой бывший госсекретарь по вопросам развития спорта Рафаэль Кортес Эльвира (Rafael Cortés Elvira) оценил происшедшее исходя из влияния внешних факторов: «Заявка Испании и Португалии обладала наилучшими характеристиками. Однако на окончательный выбор решающее влияние оказал Блаттер. Из разных источников я узнал, что несколько месяцев тому назад президент ФИФА заявил, что это прекрасная возможность для России, динамично развивающейся страны. Здесь вступает в игру геополитика. То же самое произошло при выборе Рио-де-Жанейро в качестве столицы Олимпийских Игр 2016 года и Бразилии в качестве места проведения Чемпионата мира по футболу 2014 года».

Хосе Луис Астьязаран (José Luis Astiazarán), президент Лиги профессионального футбола, поддерживает эту точку зрения: «Кандидатура России и совместная заявка Испании и Португалии обладали весьма схожими характеристиками. Я очень дружен с генеральным директором московского «Спартака» Карпиным. Он пояснил мне, что российский футбол уверенно развивается, и осталось только укрепить позиции государства на мировой арене. Важная деталь: раньше мы приобретали для своих клубов российских легионеров, а теперь они заключают контракты с лучшими футболистами. ФИФА и МОК решили предоставить возможность странам, которые развиваются по восходящей. Другим наглядным примером является Катар. Его футбольная лига была основана двенадцать лет назад, и вот он уже принимает у себя Чемпионат мира 2022 года. Его футболисты нанесли поражение команде США».

Хорхе Перес (Jorge Pérez), генеральный секретарь Королевской испанской футбольной федерации, категоричен в своем суждении: «Нужны новые рынки. Мы констатировали, что страны, никогда не принимавшие у себя Чемпионат мира – Россия, Катар – отправляются в путь, имея большие преимущества. Мы уже наблюдали это на примере Рио-де-Жанейро. Главная задача – вовлечь новые государства. Чтобы футбол еще больше распространился по земному шару».

Мерседес Коген (Mercedes Coghen), советник заявочного комитета на проведение в Мадриде Олимпиады 2016 года, смогла в этом убедиться, когда право на проведение Игр было отдано Рио-де-Жанейро: «Оценка Мадрида по уровню технической оснащенности была весьма высокой, однако представленный доклад не сыграл решающей роли. Как только какой-либо город удовлетворил минимальным требованиям, в действие вступают другие факторы, такие как обещания и способность осуществить крупные капиталовложения».

Луис Мануэль Рубьялес (Luis Manuel Rubiales), президент Ассоциации испанских футболистов, подметил изменение всемирного масштаба: «Мы были наилучшей кандидатурой, и двадцать лет назад право проведения было бы отдано лучшему, но сейчас я не могу понять, что происходит. Выбор делается в пользу других районов, других культур. Блаттер сказал: «ФИФА хочет распространить футбол в Восточную Европу и на Ближний Восток».

Луис Сальвадор Гарсия (Luis Salvador García), депутат парламента от Испанской социалистической рабочей партии (PSOE), занимавшийся расследованием счетов Испанской футбольной федерации, видит в происходящем высшие интересы: «Здесь главенствуют экономические параметры. Идет борьба за крупные доходы, и право на проведение Олимпиад и чемпионатов мира предоставляется таким государствам, как Бразилия, Россия и экзотический Катар, которые должны сделать огромные капиталовложения в развитие инфраструктуры и строительство стадионов».

Мадрид «выиграл» два раза


Обстоятельства, отказам в трех заявках за последние годы, вызывают горечь. По уровню своих спортивных сооружений Мадрид вполне мог претендовать на право проведения Олимпийских Игр 2012 года. Тогда при голосовании в МОКе за кандидатуру Мадрида было подано наибольшее количество голосов (32) во втором раунде голосования. За Лондон проголосовали 27, а за Париж 25. Однако испанская столица не набрала абсолютного большинства голосов. В третьем отборочном голосовании за Лондон было подано 39 голосов; за Париж – 33 и за Мадрид – 31. Когда остались только Лондон и Париж, то голоса распределились в соотношении 54:50. Столицей Олимпиады стал Лондон.

При выборе столицы Олимпиады 2016 года Мадрид собрал наибольше количество голосов (28) в первом круге. За Рио-де-Жанейро, Токио и Чикаго было отдано, соответственно, 26, 22 и 18 голосов. Во время второго раунда Рио-де-Жанейро набрал 46 голосов, Мадрид – 29 и Токио - 20. В итоговом голосовании голоса распределились в соотношении 66:32 в пользу Рио.

Во время борьбы за право проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года нашим серьезным соперником была Россия. Во время первого голосования членов Исполкома ФИФА за нее было отдано 9 голосов. Испания, Голландия/Бельгия и Англия набрали, соответственно, 7, 4 и 2 голоса. В итоговом раунде Россия набрала 13 голосов; Испания – 7; Голландия/Бельгия – 4.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.