После того как судья Вольфганг  Штарк (Wolfgang Stark) дал, наконец, финальный свисток – сразу по завершении 90-ой минуты матча – 25-летний голкипер клуба «Шальке» и его капитан Мануэль Нойер (Manuel Neuer) не вскинул победно вверх руку и не бросился спонтанно в сторону сектора, где расположились фанаты его команды. Спокойно и почти отстраненно этот игрок сборной Германии потрусил к своим воротам, забрал бутылку с водой и полотенце, которые он ранее разместил в правом углу. Только после этого он побежал к центральному кругу, где его товарищи по команде сбились в торжествующую кучу.

Возможно, Нойер в этот момент осознал, что он, вероятнее всего, в последний раз празднует победу в кобальтовой футболке клуба и что подошла к концу его эра – большой и важный период его еще не столь долгой карьеры. Все, кто имел какое-то отношение к финалу кубка Германии, исходили из того, что футбольный клуб «Шальке» еще в Берлине объявит о скором переходе Нойера в мюнхенскую «Баварию». Было уже понятно, что Нойер не будет продлевать действующий до 2012 года контракт. Все-таки «Бавария» предложила 18 миллионов евро за его переход, а также специальный пакет с премиальными за достигнутые результаты в 25 миллионов евро – королевский трансфер! Во время проезда праздничного кортежа по Гельзенкирхену разгневанный фанат набросился на Нойера из за его шаткой лояльности по отношению к клубу и ударил его по лицу.

Спринтерский забег к скамейке запасных

Мануэль Нойер в этот теплый майский вечер привлекал к себе особое внимание болельщиков. Любые действия этого молодого человека, сосредоточенно выполнявшего свою работу, внимательно регистрировались на трибунах. На этот раз у него было меньше работы, чем в предыдущих футбольных поединках. Только несколько передач назад своих коллег по обороне позволили Нойеру в течение долгого времени не чувствовать себя совершенно одиноким в своих воротах.

Он начинал двигаться только тогда, когда клуб «Шальке» забивал каждый из своих пяти мячей. После первого, второго и третьего гола он, как спринтер на стометровке, устремлялся к скамейке запасных своего клуба, обнимался и целовался там со всеми, до кого мог добраться. Потом это приписали его переживаниям, связанным с уходом из клуба. Когда были забиты четвертый и пятый голы, Нойер ограничился тем, что крепко обнял защитника Кристофа Метцельдера (Christoph Metzelder). Позднее, уже после того как Нойер поднял вверх и долго держал над головой золотой кубок, его уже практический решенный переход вновь превратился в бесконечный покер. Вот что он сам говорит о своем ближайшем будущем: «Клуб еще не принял никакого решения. Я понятия не имею, когда это будет сделано».

Все руководители клуба «Шальке» пытались создать впечатление, что еще ничего не решено из того, что могло бы вызвать удивление г-на Хенесса (Hoeness) и г-на Румменигге (Rummenigge) в Мюнхене. А тренер Ральф Рангник (Ralf Rangnick) даже заявил: «Я исхожу из того, что Нойер и в будущем году будет голкипером нашей команды». Затем свое мнение высказал председатель наблюдательного совета клуба Клеменс Теннис (Clemens Toennies): «Я категорически против ухода Мануэля из команды».

Этот мясной фабрикант даже привлек к этому делу Владимира Путина: «Я могу только сказать, что российский премьер-министр также является большим поклонником Мануэля, а Газпром очень заинтересован в том, чтобы его сохранить». Клуб «Шальке», продливший всего несколько дней назад свой контракт с российским газовым концерном до 2017 года, получил дополнительные финансовые возможности и может вновь оказать давление на «Баварию». Ясно пока только то, что наблюдательный совет клуба «Шальке» на этой неделе проведет специальное заседание, на котором и будет принято окончательное решение об этом трансфере. «Бавария» должна еще немного потерпеть. Но, судя по всему, не более того.