После месяца ожидания Булат Чагаев, наконец, согласился дать L’illustré столь желанное интервью. Перед вами итоги более двух часов беседы безо всяких купюр в роскошном женевском кабинете. Если нападение «Ксамакса» никак не может проявить себя уже четыре матча, сказать то же самое о владельце команды нельзя. Итак, пристегните ремни (интервью печатается с сокращениями - прим. ред.). (…)


L’illustré: Ваши жесткие методы вызвали целую бурю критики. После увольнения больше половины сотрудников клуба вы настроили всех против себя…


Булат Чагаев: Я знаю, что я делаю и почему. После прихода в команду я провел встречу со всеми. Я объясним им мое видение будущего и потребовал от каждого полной отдачи. Я сказал им: «Полностью посвятите себя «Ксамаксу», и в ответ я дам всем вам хорошие зарплаты и все, в чем могут нуждаться ваши семьи». Те, кто послушал меня, все еще здесь. Остальные виноваты сами. 

- Ни с того ни с сего вы решили отдать пост президента вашему другу Исламу Сатуеву, политическому беженцу, который, как поговаривают, ничего не смыслит в футболе. Как это понимать?

- Вы как швейцарец предпочитаете беженца, который живет на пособие, или того, который сам зарабатывает на жизнь и платит налоги? Сатуев уже три недели работает день и ночь и прекрасно взаимодействует с нашим спортивным директором Кристофом Муленом (Christophe Moulin). Результат налицо: команда сформирована, и решение всех вопросов продвигается. Вы в курсе, что меньше двух месяцев назад поставщики экипировки отказывались с нами сотрудничать, потому что их счета не оплачивались с 2008 года?

- Вы понимаете, что ваши методы шокируют общественное мнение и в том числе политические круги Невшателя?


- Если кто и в шоке, то это я. Ко мне обратились, чтобы я взял в свои руки дышавшую на ладан команду, а теперь все относятся ко мне как к вору и преступнику. Газеты пишут: «Чагаев – это катастрофа». Что я такого сделал, чтобы заслужить подобное обращение? «Ксамакс» был бедной невзрачной женщиной, которая никому не была нужна, а теперь, когда я на ней женился, все говорят, что ее муж - негодяй. А что до политиков…

- Да, что насчет них?

- Этот клуб является банкротом уже десять лет. И что они для него сделали? Ничего. Даже не поменяли искусственный газон, чтобы дать хоть минимум комфорта и безопасности тем, кто на нем играет. И когда я сказал городу, что согласен выложить из собственного кармана 300 000 франков голландской компании, которая готова уложить натуральный газон за три недели, в городской администрации мне ответили, что сами решат этот вопрос. После этого все затихли. Одна пустая болтовня. От этого города мне больше нечего ждать. Я уже заплатил 350 000 франков за покраску коридоров, кабинетов, повышение комфортности стадиона и т.д. И на этом дела еще не окончены.

- Говорят, что вы не заплатили за салют, который подарили жителям Невшателя 27 мая этого года…

- Неправда. (Он вызывает секретаршу, просит ее принести оплаченный счет и дает нам копию). Обо мне говорят много плохого. В СМИ или за столиками кафе. Если я такой гад, придите и скажите мне это в лицо. Я прочитал (в L’illustré), что Бернар Шалланд (Bernard Challandes, бывший функционер клуба) не получил денег по своему контракту. Тоже неправда. Ему заплатили все до последнего цента.    

- Вы обвиняете прошлый административный персонал в коррупции. Серьезное заявление…

- Я говорю это не просто так. У меня есть доказательства. Я могу, например, показать вам пять договоров с игроками, в первую очередь из Румынии, которые никогда здесь не были и за которых клуб должен выплачивать по 50 000 франков в месяц до 2014 года. Когда я приехал сюда, то обнаружил 24 договора на съем квартир для игроков по 3000 франков в месяц каждый. Вы всерьез считаете, что это рыночная цена в Невшателе? А что насчет 28 служебных автомобилей, за которые клуб платил 600 000 франков в год, и которыми по большей части пользовались спонсоры и супруги административных сотрудников? После трех месяцев поисков мне с большим трудом удалось обнаружить всего десять из них. Наконец, я лично выкупил 12 000 билетов для болельщиков «Ксамакса» на финал Кубка, но в итоге их оказалось всего 5000. Мне до сих пор неизвестно, что случилось с оставшимися 7000 билетов. И после всего этого я грязный чеченец, а они чистенькие и честные работники? 

- Почему вы все же решили возглавить клуб?

- Не я этого захотел, ко мне пришли и сказали: «Без вас этот клуб погибнет». Для меня это было возможностью хотя бы немного отплатить Швейцарии за то, что она дала мне за последние 24 года. И несмотря на все, что обо мне говорят, я человек благородный. Итак, я принялся за работу. В ответ люди поливают меня грязью и говорят: «Мы любим «Ксамакс», но ненавидим Чагаева!» Я вообще ничего не понимаю. У меня широкие взгляды, я открыт для общения. Если кто-то чем-то недоволен, пусть приходит ко мне, я готов это обсудить. Если какой-нибудь патриот-швейцарец хочет вернуть «Ксамакс», я даже готов отдать его ему бесплатно.  (…)

- Ваше заявление о том, что вы считаете чеченского диктатора Рамзана Кадырова братом, шокировало людей. Вы в курсе?


- Повторюсь: я горжусь тем, что Рамзан Кадыров мой друг. Люди говорят, что шокированы, но им ничего неизвестно об истинном положении дел. После 19 лет войны Кадыров поднимает Чечню с колен, что, разумеется, не всем по нраву. Могу лишь сказать, что все там движется в правильном направлении. Если кто-то сомневается, я готов организовать отсюда чартерные рейсы, чтобы люди смогли сами во всем убедиться. Чечня – открытая страна. Вы можете свободно по ней ездить, спрашивать людей, что они думают и т.д.

- Как бывший спонсор грозненского «Терека», которым руководит Кадыров, вы подумываете о его взаимодействии с «Ксамаксом»?

- Разумеется. Мы уже выкупили защитника «Терека» Польчака. Безусловно, однажды мы отправимся туда играть с «Тереком», а «Терек» приедет на Маладьер.

- Вместе со своим президентом?

- (Смеется) Если вы его пригласите, почему бы и нет?

- У людей есть подозрения и насчет ваших денег, никто ведь не знает настоящих источников вашего состояния…


- Прекращайте это. Вам известно, что политики заблокировали мои счета, когда я купил «Ксамакс»? Это просто позор. Если я покупаю «Ксамакс», мне говорят, что мои деньги грязные, но если я трачу их на собственные нужды, дом, семью, они становятся чистыми. Здесь всегда так. Сегодня вам говорят одно, завтра другое. Каддафи еще давно держал деньги в Швейцарии, но грязными их стали считать только после начала войны. (…)

- Вас задевает вся эта критика?

- Я стараюсь не обращать на нее внимания. Но несмотря на все, что обо мне думают, я совершенно нормальный человек, поэтому мне это неприятно. Затрагивает это также и мою жену, детей, друзей. Но я поспорил с ними, что как только у нас будут результаты, как только мы потесним «Базель» в чемпионате и «Сьон» в кубке, на Чагаева будут смотреть по-другому…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.