Сначала чашечка кофе Espresso - без этого Йоахим Лев не может обходиться. Без сахара, а кофе должен быть горячим и черным. За день тренер национальной команды, по его собственному признанию, выпивает пять чашек кофе - как минимум. Во время беседы с корреспондентами газеты Welt он два раза воспользовался услугами автоматической кофеварки, установленной в гостинице, где проживает сборная команда страны. В перерывах между этими занятиями он говорит расслабленно, спокойно и отстраненно, как будто сидит в кафе в своем родном городе Фрайбурге, а не ждет полуфинала европейского первенства по футболу. Вчера вечером он напряженно наблюдал за тем, как итальянцы по результатам послематчевых одиннадцатиметровых выбили из борьбы англичан. Таким образом Италия в четверг вновь попытается не пропустить немецкую команду в финал. Шесть лет назад скуадра адзурра в очередной раз смогла это сделать. Лев тогда уже принимал в этом участие как помощник Юргена Клинсмана (Juergen Klinsmann), а после того турнира он уже сам стал главным тренером национальной сборной.

Die Welt: Г-н Лев, положа руку на сердце, о чем вы сразу подумали, когда стало ясно, что Италия будет соперником в полуфинале? Вы вспомнили в этот момент о проигранном в дополнительное время полуфинале 2006 года, положившем конец немецкой «летней сказке»?
Йоахим Лев:
Нет, я вообще об этом не думал. Я вспомнил тогда о феврале 2011 года, когда мы сыграли с Италией со счетом 1:1. То, что мы тогда увидели, была уже новая Италия. Команда уже не имела ничего общего с прежней итальянской сборной. При Чезаре Пранделли (Cesare Prandelli) итальянцы полностью изменили стиль игры. Они теперь значительно более агрессивны в нападении, чем мы привыкли думать об итальянской национальной команде.

- Что вы скажете о техничном одиннадцатиметровом ударе, выполненном Андреа Пирло (Andrea Pirlo) в игре против Англии?
- Потрясающее исполнение. Решиться на такой удар в ситуации, когда команда проигрывает по пенальти – это на самом деле потрясающе.

- А ваши игроки могут себе позволить нечто в этом роде?

- Они всегда имеют такую возможность, если мяч в конечном итоге оказывается в воротах. Обычно попытка направить мяч посередине ворот является надежным вариантом. Пирло послал всем мощный сигнал: «Мы можем добиться нужного результата». А англичане следующий пенальти пробили в перекладину. Эшли Янг (Ashley Young) и раньше проявлял неуверенность при выполнении ударов с точки.

- Италия вызывает у немцев страх как соперник? Из семи матчей на крупных турнирах не удалось выиграть ни одного, и во всех трех играх на вылет немецкая команда проиграла.
- Верно то, что нам всегда непросто было играть против итальянцев. Но на этот раз все будет по-другому. Настало время победить итальянцев.

- Тренер Пранделли предоставил вашей команде роль фаворита. В том числе и потому, что ваши игроки будут иметь для восстановление на два дня больше.

- Я пока не заметил никаких недостатков в физической форме итальянцев. Они играли хорошо. И в четвертьфинале против англичан они явно доминировали. Я не считал, что они были вялыми и в плохой форме. У них четыре дня на восстановление, и этого должно хватить. Я сам не считаю нас явными фаворитами.

- Все это тактические уловки Пранделли?

- Не знаю, меня это не особенно интересует. Пранделли как-то сказал, что надо ориентироваться на немецкую команду, играть больше в нападении и провести изменения в возрастном составе, то есть использовать больше молодых игроков. И это ему удалось сделать, поэтому явного фаворита в полуфинале не будет. У итальянцев сейчас ровная команда, у них по-прежнему хорошая оборона, а теперь еще и достаточно сильные нападающие.

- Один из этих нападающих Марио Балотелли (Mario Balotelli), который не упускает случая ввязаться в какую-нибудь историю. После забитого им гола в ворота Ирландии игроки вынуждены были заткнуть ему рот, так как он хотел обругать тренера. Если ли шанс у игрока с таким поведением попасть в национальную команду Германии?
- Этого я не могут сказать. Я его вообще не знаю, только читаю о нем разные истории в газетах. Чтобы серьезно ответить на этот вопрос, я должен знать его лично. В футбольном отношении он очень хорош. Быстр и нацелен на ворота. Великолепный исполнитель, очень хороший.

- Но характер у него, судя по всему, сложный.
- Да, скорее всего, и он делает такие вещи, которые не обязательно понравятся тренеру. Но я думаю, что отношения между Пранделли и Балотелли в принципе нормальные.

- Но вы, кажется, не особенно расстроены тем, что у вас нет в команде такого игрока?
- Конечно, важно, чтобы игроки сборной составляли единую команду. Но это не означает, что у нас нет места для особых футболистов.

- Эксперты дают нелестные оценки уровню игры на этом Чемпионате Европы. Вы согласны с тем, что большого спектакля пока не получилось?
- (задумывается) Мне сложно в этот момент дать какую-то оценку. В предварительном раунде мы видели команды, которые явно уступали по уровню игры. Сборная России выбыла из борьбы, и этого я от нее совсем не ожидал. Тогда как Греция, не отличающаяся, конечно же, самым высоким качеством игры, смогла пробиться в четвертьфинал. Темп игры я четвертьфиналах, на мой взгляд, был очень высоким. В целом я могу сказать, что уровень игры хороший, но не особенно зрелищный.

- Ваша команда в предварительном раунде вообще не потеряла очков, и уверенно победила Грецию со счетом 4:2. Вы в целом довольны?
- В каждом матче были определенные недостатки. В том числе в игре против Греции, когда мы без давления со стороны соперника сделали пять, шесть или семь неточных передач, в результате которых могла бы возникнуть опасная ситуация. Да и перед обоими пропущенными голами мы выглядели не очень хорошо. В целом мне бы хотелось, чтобы мы быстрее переходили в атаку и оказывали бы большее давление на соперника. Но движение вперед в игре с греками было намного лучше, чем в матче против датчан. Еще есть мелкие недостатки, которые мы могли бы исправить, а что касается четырех побед, то я, естественно, доволен этим.

- Большинство из названных вами ошибок в передачах приходится на счет Себастиана Швайнштайгера. Он очень критично высказался о своей игре в интервью Die Welt, но также сказал, что поврежденная лодыжка продолжает его беспокоить. Как у него дела?
- У него было два дня отдыха, и с лодыжкой теперь у него меньше проблем. В принципе показатели его выносливости в норме, и жаловаться тут не на что. Он способен выполнять большой объем работы. В последних играх ему не хватало быстроты в действиях и динамики. Над этим мы и должны поработать в ближайшие дни. И надо будет подобрать определенную методику.

- Он также сказал, что готов сесть на скамейку запасных, если вы примите такое решение. Вы допускаете такой вариант?

- Нет, и если у него не будет проблем с ногой, то я от него не откажусь. Но если он в оставшиеся дни будет тренироваться по сокращенной программе, то мне придется об этом задуматься.

- В игре против Греции вы неожиданно посадили на лавку Лукаса Подольски (Lukas Podolski) и Томаса Мюллера (Thomas Mueller). Сколько у вас вообще незаменимых игроков?

- Я сейчас не будут для вас составлять список. Я рад тому, что мы в конечном счете можем заменить любого игрока – по крайней мере в некоторых моментах и в определенных матчах. В другой игре я, возможно, использовал бы других игроков. Я всегда принимаю такого рода решения в зависимости от ситуации. В игре против Греции это было правильным решением: выпустить двух игроков – Марко Ройса (Marco Reus) и Андре Шюрле (Andre Schuerle), которые обладают немного другими качествами, чем Подольски и Мюллер.

- Как проходил процесс принятия этих важных решений?

- После игры с Данией я подумал: «Что ты теперь будешь делаешь?» Нам было сложно, но у меня уже раньше был готов план расстановки других акцентов в нападении. Когда выяснилось, что нашим соперником будет Греция, и мне было понятно, как они будут играть, планы стали более конкретными. Греки ведь только защищаются. Пространство очень и очень мало. Мало глубины, и мы должны на этом узком пространстве хорошо комбинировать. Какой тип игроков нам для этого нужен? К примеру, нам нужен Марко Ройс: невысокий, подвижный, и сопернику его сложно закрыть. Андре Шюрле хорош в единоборствах. Мирослав Клозе (Miroslav Klose) - это комбинационный игрок, и в этом он превосходит Марио Гомеса (Mario Gomez). Мне нужны были впереди три очень агрессивных игрока.

- Четыре изменения перед игрой – это не совсем обычно, и вы шли на определенный риск. Вы задумывались о том, что будет, если ваш план не сработает?
- Для меня там не было никакого риска. Я вижу игроков на тренировке и я понимаю, что я могу им доверять. Надо гнать от себя такого рода мысли, и тренер не должен постоянно бояться того, что может потом произойти. Меня часто спрашивают: что будет, если что-то произойдет, что будет, если мы вылетим? Если бы мы проиграли Греции, то было бы, вероятно, больше критики.

- Как долго вы как тренер можете от этого отстраниться?

- Конечно, для этого нужен определенный опыт. Я и раньше высоко ценил тренеров, способных пойти на риск. И у меня всегда был внутренний позыв быть именно таким тренером. Я охотно иду на риск. Так как я считаю, что это неплохо.

- Но вы понимаете, что это может сделать вас уязвимым.

- Я в любом случае уязвим. Независимо от того, что я делаю. Но ситуация именно такова, и с этим я должен жить – ошибки способствуют формированию тренера. Но что касается замен на этом турнире, то я уже заранее при выборе игроков много об этом думал. Я пытался понять, кого именно и в какой ситуации я смогу использовать. И я очень точно могу оценить, кто способен хорошо реализовать наши идеи. Поэтому у меня нет страха, и я не боюсь выпустить такого игрока как Марко Ройс. Поэтому я и включил его в состав сборной.

- Как вы сообщили таким игрокам как Лукас Подольски и Томас Мюллер о том, что они не будут играть?

- Они восприняли это очень профессионально. Так как они сами почувствовали, что им еще есть над чем работать. Марио Гомес, возможно, был в большей степени разочарован. Перед этим он забил три гола и в этот момент был на 100% уверен в том, что будет играть. Но и он согласился с тем, что он останется на скамейке.

- На какого тренера в смысле готовность рисковать вы ориентируетесь?

- У меня как у игрока Второй лиги было много тренеров, которые были очень озабочены тем, чтобы не совершить ошибку. Меня всегда это дико злило – эта невероятная забота о безопасности. Мне это никогда не нравилось. Поэтому я с удовольствием допускаю в игре определенный риск. Еще как у игрока у меня была эта потребность – пойти на больший риск и получить от этого удовольствие. С помощью риска и смелости мы имеем возможность развиваться, а изменения всегда полезны. Та команда, которая использует только надежные передачи, далеко в футболе не пройдет. На мой взгляд, это подтвердилось в последние годы. Я хотел бы, чтобы мои игроки могли рисковать и принимали активное участие в нападении. И наши центральные защитники должны делать рискованные передачи – вертикальные, а не поперек поля. В противном случае и я мог бы подключиться к игре. Отдать пас ближнему – это я могу (смеется).

- Готовите ли вы в полуфинале такие же сюрпризы, как в четвертьфинале?
- Естественно, существует план на этот матч. Но он не предполагает существенных изменений в нашей игре. Решающее значение в матче против Италии будет иметь то, сможем ли мы сыграть свою игру и реализовать свою философию. Вопрос ставится так: какие игроки для этого подходят? И еще я думаю сейчас о том, какие слабости есть у итальянцев? И кто из нас может наилучшим образом этим воспользоваться? Будьте готовы к сюрпризам.

- Будет ли в случае победы на Чемпионате Европы организовано чествование в Берлине?
- Пока я не говорил об этом с Оливером Бирхофом (Oliver Bierhoff), придется еще побеседовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.