Фамилия «Гайдар» не всем знакома, однако в истории современной России она несет большую символическую нагрузку. Экономист Егор Гайдар, занявший пост вице-премьера в 1991 году, сразу же после падения коммунистического режима, был архитектором радикальной трансформации экономики в сторону свободного рынка. Вчера он умер – в возрасте всего лишь 53 лет и с репутацией человека, виновного в том, что в России восторжествовали ничем не сдерживаемые рыночные силы и возникло анархическое общество с неравенством и коррупцией.


Это – несправедливый взгляд. На деле, реформы Гайдара достигли многого, они иллюстрируют мощь рыночной экономики. Репутацию либерального капитализма в последнее время испортили сбои в западной банковской системе, однако свобода рынка и интеграция в мировую систему свободной торговли все равно остаются самым прямым путем к улучшениям в экономике.


Гайдар был внуком уважаемой в Советском Союзе фигуры - военачальника и автора трогательной детской прозы про революцию Аркадия Гайдара. Таким образом, переход Егора Гайдара к мнению о том, что советская экономическая система не поддается реформированию и что ее следует полностью устранить, был важным моментом.


Посткоммунистической России далеко до конституционной демократии. Ее политическое руководство все чаще занимает во внешней политике антизападные позиции. Ее экономику нельзя считать подлинно свободной. Помимо рынка в ней существует произвольное регулирование, контроль, коррупция. Однако есть один главный факт, на который слишком просто не обратить внимания: за эти два десятилетия экономика России поднялась из руин. И ключевую роль в этом сыграли реформы Гайдара – дерегулирование, приватизация, финансовая стабилизация.


Эти реформы дорого обошлись стране и, к тому же, были не единственным фактором, способствовавшим обретению Россией экономической мощи – в частности этому изрядно способствовал новый рост цен на нефть, увеличивший доходы от экспорта. Профицит счета текущих операций России увеличился между 2002 и 2007 годами с 25 миллиардов долларов до 80 миллиардов. Однако другие секторы также сыграли важную роль и их показатели явно свидетельствуют об эффективности рыночных реформ девяностых.
В первые годы после падения коммунистического режима при скверных экономических показателях был заложен фундамент будущего процветания. Когда Гайдар и его коллеги-реформаторы пришли к власти, дефицит бюджета превышал 20 процентов от ВВП. Экономика держалась на оборонных расходах, при этом производство стремительно падало. Реформам препятствовали отсутствие контроля над кредитно-денежной политикой, приводившей к инфляции, и нежелание Бориса Ельцина провести либерализацию цен на энергоносители.


Эти противоречия в системе вызвали в 1998 году масштабный финансовый обвал. Однако этот опыт произвел очистительный эффект. Правительство обуздало бюджетный дефицит. Баланс бюджета резко изменился –дефицит в 6 процентов ВВП в 1998 году десять лет спустя сменился на почти 6-процентный профицит. По сравнению со своим коммунистическим прошлым и мучительным переходным периодом Россия сейчас – совсем другая страна.


Это составляет определенную проблему для западной дипломатии. Рост влияния Владимира Путина сделал Россию более автократической, при том, что благодаря возрождению российской экономики возросло ее влияние в мире. Тем не менее, экономическая либерализация, пусть даже частичная, способствует возникновению среднего класса и создает условия для демократизации. Возможно, в будущем Егор Гайдар еще окажется прав.