- Оправдало ли выступление Владимира Путина на мероприятиях в Катынском лесу возложенные на него ожидания? 

- Выступление российского премьера не оправдало надежд на перелом в катынском деле. Недоставало не только расстановки акцентов, но указания на то, кто именно был фактическим виновником этого убийства. Глава российского правительства последовательно обходил эту тему: речь все время шла о жертвах какого-то абстрактного тоталитаризма, а, в сущности, даже и о жертвах всей современной истории прозвучали отсылки ко Второй мировой войне. При этом не было сказано, что решение было принято политбюро коммунистической партии, что исполнителем было НКВД, что это просто было преступление Советского Союза. О СССР в речи Путина вообще речь не шла. Кроме того, не прозвучало заявлений о правовой оценке катынского дела, которой постоянно избегают российские власти. Более того, было озвучено абсолютно ложное утверждение, будто бы в России дана однозначная оценка сталинским преступлениям. Мы прекрасно знаем, что это не так, да и хотя бы самому катынскому преступлению оценка не дана, напротив, от этого постоянно отказываются. Так что вчерашние мероприятия нельзя признать значительным шагом на пути к решению этого вопроса.

- Часть комментаторов утверждает, что само по себе присутствие Путина в Катыни – это уже перелом.


- Я не могу с этим согласиться. Это бы значило принять такую посылку, что сама по себе встреча с российским премьером повышает чей-то статус. Но это не так: об успехе можно говорить в случае достижения конкретных целей. В данном случае такая цель  склонить Россию к вынесению однозначной исторической и правовой оценки катынского преступления. Конечно, если мы имеем дело с искренними жестами примирения, то это следует высоко оценить, однако об искренности намерений здесь свидетельствовало не все. Можно было даже внести впечатление, что была предпринята попытка использовать некоторых жертв сталинского режима как инструмент релятивизации, "размытия" катынского преступления как такового. Ведь это был конкретный акт геноцида, направленный против польского народа, а, в сущности, против ключевой для существования польского государства социальной группы.

- Почему поступающие из Москвы сигналы неоднозначны?


- В России недостает однозначного отмежевания от советского наследия, которое бы способствовало тому, чтобы мы могли быть уверены в значении слов и действий кремлевского правительства. А ведь на этом мероприятии на российской части кладбища мы услышали мелодию возвращенного советского гимна. Это имеет огромное символическое значение. Чтобы Россия вызывала у нас больше доверия в исторических вопросах, за отдельными положительными жестами должна следовать конкретика, а ее не было.

- Может быть, Путин не воспринимает Польшу всерьез? На встречу с Дональдом Туском (Donald Tusk) он прибыл почти с часовым опозданием.

- Этот жест тоже не был особо приязненным. Однако важнее содержание выступления Путина, а он было довольно слабым. Повторюсь, что ведь из его слов мы не узнали, кто на самом деле был виновником этого преступления. Это где-то затерялось в его речи. А в случае катынского преступления, которое извращали именно таким образом, что в его совершении обвиняли немцев, указание на реальных виновников имеет особую важность. Мы, правда, услышали о жертвах, однако даже внимательно вслушиваясь в слова Путина, мы так и не узнали, чьими же они были. Выступлению главы российского правительства в Катынском лесу я могу дать однозначно негативную оценку.

- Благодарю за беседу.