9 мая по Красной площади в первый раз пройдут маршем не только российские войска, но и воинские части стран антигитлеровской коалиции. Их приглашение на Парад Победы – это не единственное изменение в прежней практике празднования самого главного российского праздника. Отчетливые изменения происходят в исторической риторике: ведущие российские СМИ рассказывают о боевых успехах союзников, напоминают о программе ленд-лиза, по которой американцы передавали европейским странам антигитлеровской коалиции военное оборудование и продовольствие. В телевизионных передачах о войне воспоминают уже не только о российских ветеранах, но также и об их коллегах на Западе. 

Танки и консервы

– Без помощи союзников мы бы в 1941-1942 годах не справились, – рассказывают ветераны на центральных государственных каналах. – На американских истребителях Airacobra рисовали красные звезды и перебрасывали их в СССР через базы в Иране. Танки из США и Англии фурора не произвели, так как они были хуже наших Т-34, но американские грузовики были нарасхват, –  вспоминают они. "Почему после Сталинградской битвы наше наступление развивалось так медленно? Нечем было тянуть артиллерию, нечем перебрасывать пехоту, люди шли пешком. А когда мы получили машины, мы смогли маневрировать артиллерией".

Таких похвал в адрес западных союзников в Москве не было давно. Конечно, от собирающихся в московских парках 9 мая ветеранов можно было услышать "ой, что бы мы делали без американских консервов", но на официальном уровне говорилось прежде всего о заслугах и роли СССР.

9 мая в 65-ую годовщину великой победы у стен Кремля пройдут маршем войска США, Великобритании и Франции. А также и поляки – их россияне упоминают сразу же после солдат из России и СНГ, то есть бывшего СССР. Они подчеркивают, что поляки воевали с фашистами на территории Советского Союза, но также напоминают, что Польше пришлось первой противостоять нападению Гитлера. Наши военные пройдут на почетном месте: сразу же за россиянами и солдатами других стран СНГ. Они должны прибыть в Москву уже в пятницу, чтобы принять участие в репетициях парада.
 
– Действительно, происходят серьезные изменения, – считает российский политолог Алексей Макаркин. В последние десять лет мы видели возврат к советским интерпретациям, к подчеркиванию нашей роли, – говорит он и напоминает, что в 90-е годы на волне переосмысления истории о роли союзников говорили, был заметен даже отчетливый "перегиб" в сторону исключения какой-либо положительной роли СССР. – Мы имели дело с ревизией советской историографии, которая культивировала миф о победе СССР и игнорировала, даже скрывала, правду о роли Запада. Однако потом, в поисках национальной идеологии, власти вновь вернулись к советским источникам, – объясняет Макаркин.  – Иногда, смотря наше телевидение, можно было всерьез задаться вопросом: на чьей же стороне воевала, например, Америка? – добавляет он.

Сталина в утиль

– Изменения были заметны уже раньше: иная расстановка акцентов в исторической риторике, все чаще появляющаяся критика Сталина. Российские элиты отказываются разыгрывать сталинскую карту, поскольку это вызывает множество противоречий – как на Западе, так и в определенной части самой российской элиты, а кроме того является все менее эффективным инструментом для мобилизации электората в России, – сказала "Rzeczpospolita" эксперт Центра восточных исследований Ядвига Рогожа (Jadwiga Rogoża). – Так что из национальной идеи исключаются наиболее спорные элементы, такие, как личность Сталина, но при этом остаются достижения СССР во Второй мировой войне, которые трактуются как главная опора этой идеи, – объяснила она.

Макаркин признает, что ведущая роль СССР в войне остается центральной. "Победа – это единственная идея, которая сплачивает общество, другой идеи у власти нет, – поясняет он. Насколько долговременной будет эта реабилитация союзников, не вызвана ли она лишь потребностью момента, необходимостью подчеркнуть важность годовщины? – Исторические интерпретации, несомненно, будут связаны с текущей политической ситуацией. Сейчас у нас, например, хорошие отношения с США, улучшение отношений с Польшей – и это отражается в исторической политике. Но как у нас говорят: Россия - это страна с непредсказуемым прошлым ", – добавляет Макаркин.