В воскресенье 9 мая на Красной площади Москвы прошел парад Победы союзных войск над гитлеровской Германией в 1945 году, проведение которого возобновил Борис Ельцин в 1995 году. Парад Победы занимает первое место в новой эстетике власти постсоветской и посткоммунистической России. Действительно, этот грандиозный военный парад проводится в честь одного из событий советской истории, которое не связано с идеологией, это была  героическая защита Родины. Не случайно, до 1990 года самый главный парад проводился в честь очередной годовщины Октябрьской революции, основополагающего в истории возникновения СССР события, сегодня отторгнутого национальной русской историей. В отличие от западных стран и отчасти и стран восточной Европы победа 1945 года над нацистской Германией рассматривается не как победа демократии над тоталитаризмом и даже не как победа коммунизма над нацифашизмом, но как победа русского народа против нацистских агрессоров, пришедших с запада, как победа против всех агрессоров, наполеоновских, шведских, польских и тевтонских, которые приходили с мечом на русскую землю и были изгнаны благодаря самоотверженности русского народа. В националистическом, с тенденцией к ксенофобии, восприятии граждан необъятного славянского государства нацизм – это ни что иное как воплощение стремления Запада завоевать “единую и неделимую” православную Россию, как это было во времена войн с Польшей со стороны католицизма, либо во время войны с Наполеоном со стороны “просветителей”, либо со стороны Великого рейха Гитлера, либо со стороны НАТО во имя демократии и прав человека, либо во времена “цветных революций”, поддерживаемых западными “русофобскими” центрами.

Западным людям это представляется абсурдом, но для многих русских националистов нет существенной разницы между Гитлером, напавшим на Москву, и миллиардером Соросом, который финансирует антироссийские движения в бывших советских республиках.
По этим причинам решение российского руководства, в частности Медведева, пригласитъ для участия в параде на Красной площади представителей вооруженных сил Соединенных Штатов, Франции, Великобритании и Польши, а также некоторых стран бывшего СССР весьма необычно. Мы, итальянцы, привычные к политкорректности, совершенно не возражали бы против участия в параде 2 июня в Риме представителей французских, американских вооруженных сил, а также других стран. Но в России решение об участии войск НАТО в параде на Красной площади, да еще в день, который является символом россиийского триумфа над иностранными захватчиками, было воспринято многими националистическими и испытывающими ностальгию по прошлому кругами как настоящее святотатство, как аутентичная профанация великого события. Нельзя исключить, что изображения Сталина на транспарантах, посвященных 9 мая, было необходимо, чтобы приглушить недовольство национал–коммунистов.

Решение пригласить подразделения НАТО для участия в празднествах – это не просто эмоциональное желание привлечь к нему бывших союзников во второй мировой войне, но и конкретный ответ на политическую необходимость в условиях  международного кризиса и неопределенности подтвердить собственный статус мировой державы, статус одной из стран, утвердивших мировой правопорядок, который несмотря на возросшую мощь азиатских стран остается по существу прежним, возникшим после победы союзников в 1945 году. Достаточно вспомнить состав Совета Безопасности. Россия, как в конце концов и Западная Европа, теряют свой статус мировых держав в пользу других более динамичных с экономической и демографической точек зрения стран. В этом контексте недостаточно тешить себя иллюзиями возврата золотого времени, когда страны–победительницы создавали ООН. Сегодня, как никогда, необходимо построение нового пространства сотрудничества и европейского развития, включающего славянскую и православную Россию, чтобы можно было вести конструктивный диалог с азиатскими странами–гигантами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.