12 июня в России отмечают годовщину принятия Декларации о государственном суверенитете. Наш корреспондент в Санкт-Петербурге Владимир Бондарев встретился с несколькими бывшими членами Съезда народных депутатов РСФСР и попытался выяснить у них, как они сегодня оценивают событие 20-летней давности.

12 июня 1990 года первый Съезда народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете. За этот документ проголосовало 907 народных представителей, против – всего 13. О том, как проходило это историческое голосование в беседе с корреспондентом RFI делится воспоминаниями депутат РСФСР от тогдашнего Ленинграда Игорь Кучеренко:

«Предшествовали принятию этого документа очень сильные дебаты, как на самом съезде, так и в его кулуарах. И были опасения, что аудитория расколется. А когда проголосовали, оказалось, что практически все за этот документ, и он был принят без всяких споров. Само голосование прошло на ура, и весь зал встал и зааплодировал сам себе».

Буквально до последнего момента у ряда членов Съезда народных депутатов РСФСР были серьезные сомнения в правильности и своевременности принятия Декларации.

Говорит Юрий Нестеров, который позже был и депутатом Государственной Думы Российской Федерации от фракции «Яблоко»:

«Сразу скажу, что я не был горячим сторонником этой идеи. Потому, что мне тогда хватило ума понять, что принятие этой резолюции о государственном суверенитете России есть очень серьезный шаг в сторону прекращения существования Советского Союза, как единой страны. Тогда мне этого вовсе не хотелось. То есть, я был за независимость прибалтийских республик, но я не был за развал всего остального, что осталось бы от СССР после ухода Эстонии, Латвии и Литвы».

Впрочем, среди членов Съезда народных депутатов РСФСР были и такие, кто был сознательным противников сохранения так называемой родины мирового пролетариата, как единого геополитического целого, считая, что Советский Союз исчерпал свой потенциал. К числу этих депутатов относится и адвокат Юрий Лучинский, являвшийся 20 лет назад членом «Демократической России»:

«Как юрист, я лично голосовал за эту Декларацию, с косвенным умыслом на возможное упразднение СССР. То есть, я знал о возможном прекращении в результате этих действий Советского Союза и сознательно допускал наступление этих последствий».

Игорь Кучеренко, который также голосовал за принятие Декларации о государственном суверенитете РСФСР, вспоминает, что 20 лет назад центробежные тенденции были сильны не только среди некоторых тогдашних советских союзных республик, но и в ряде автономных образований внутри самой России. Например, тогдашние Татария, Башкирия и Якутия отмечали, что по территории и по численности населения они больше, чем, к примеру, республики Прибалтики или Молдова, а значит, заслуживают, как минимум, такого статуса, и подумывали о провозглашении собственного суверенитета. В этой связи Игорь Кучеренко цитирует два пункта Декларации о государственном суверенитете РСФСР, которым он придаёт наибольшее значение:

«Восьмой пункт: «Территория РСФСР не может быть изменена без волеизъявления народа, выраженного путем референдума».

И девятый пункт: «Съезд народных депутатов подтверждает необходимость существенного расширения прав автономных республик, автономных областей и округов, равно, как и областей РСФСР. Конкретные вопросы осуществления этих прав должны определяться законодательством РСФСР о национальном, государственном и административно-территориальном устройстве федерации».

Эти два пункта требовали скорейшего принятия декларации о суверенитете, дабы не развалилась Россия».

Многие из членов Съезда народных депутатов РСФСР считают принятие Декларации о государственном суверенитете главным своим политическим достижением тех лет. Вместе с тем, отмечает, Юрий Лучинский, начиная с конца августа 1991 года, было упущено очень много возможностей доля проведения настоящих преобразований, чтобы страна окончательно встала на демократический путь развития:

«В результате, в 1996 году из последних сил мы смогли на президентских выборах сохранить (пусть уже в искаженном виде) еще нами созданную Россию. А потом, к сожалению, такие, как я были отстранены, а такие, как нынешние руководители откуда-то всплыли. А народ все равно недоволен».

Как мы помним, Юрий Нестеров сомневался в правильности принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР. И, скорее всего, колеблющихся народных избранников перед голосованием за этот исторический документ было немало. А сегодня испытывает ли Юрий Нестеров сожаления от того, что опасения по поводу возможного распада СССР сбылись?

«Нет, я не сожалею, потому что, в конце концов, счастье людей, живущих на той или иной территории, связано вовсе не с размером страны, а с обустройством жизни на каждом квадратном километре этой страны, и в каждом конкретном доме, и в каждой квартире. И счастье людей связано с тем, насколько они по-доброму друг к другу относятся».

Однако, российский народ еще далек от того, чтобы по-доброму относится и друг к другу, и к своей недавней истории. Ровно через год после принятия Декларации о государственному суверенитете РСФСР состоялись выборы на альтернативной основе первого российского президента. Как известно, в первом туре победил Борис Ельцин. Согласно проведенному на днях неформальному опросу общественного мнения, две трети респондентов считают его «врагом народа» и лишь 16% убеждены, что в российской истории Борис Ельцин останется как освободитель от коммунизма.

Владимир Бондарев, Санкт-Петербург, специально для RFI

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.