Конечно, терроризм — это не новый феномен в истории России, так же как не являются новостью войны и политический бандитизм в этническом и религиозном лабиринте Кавказа. Исторические статистические данные говорят о реках пролитой крови, о крайней жестокости и о постоянной двойной и двусмысленной игре. От преступных конных  отрядов опричнины при царе Иване Грозном до жестоких методов Преображенского приказа при просвещенном царе Петре Великом, от безжалостного Третьего отделения графа Бенкендорфа до царской охранки конца девятнадцатого и начала двадцатого веков в России происходит постоянное возобновление одного и того же специфического и парадоксального механизма. Вне всяких моральных правил и законного контроля происходит по существу злодейское сращивание секретных служб государственной безопасности с видными представителями различных организаций, занимающихся подрывной деятельностью, с утопистами и популистами, социал-революционерами и бомбометателями, с большевиками, ведущими двойную игру, нацеленную на уничтожение личности и самого государства, которое зачастую их субсидировало, покрывало и даже использовало.

Самым скандальным примером служит жизнь двойного агента, завербованного охранкой,  Евно Азефа, главы боевой организации социал-революционеров, одного из главных предшественников в деле привлечения к террористическим актам террористов-самоубийц. Азеф в период подготовки к убийству двух министров внутренних дел и великого князя получал немалые суммы денег от царских властей. В какой-то момент этот патологический гений двойной игры и провокаций уже и сам не знал против кого он борется, бросая бомбы и принося людей в жертву: за царя или против царя?

Нечто подобное можно сказать и о Ленине, который, так же как и Сталин, извлек множество технических уроков из лабиринтов охранки. Он до последнего отрицал правду, объявленную меньшевиками в отношении Романа Малиновского, рабочего, возглавлявшего группу из шести депутатов-большевиков в Думе, назвав его «пролетарским руководителем, воплощением больших надежд». Печальная правда вышла на поверхность, стало известно, что Белецкий, возглавлявший полицейское ведомство во времена Николая II, в своих докладах называл Малиновского «гордостью Охранного отделения».

Сегодня, после ужасной бойни, осуществленной одним или двумя камикадзе в московском аэропорту Домодедово, ссылаясь на хронику, говорят еще об одном террористическом акте со стороны «кавказцев и исламистов». Но терроризм на Кавказе, где расположены не только Чечня, Дагестан, Ингушетия и так далее знал не только исламистские корни. Еще до революции один из самых ужасных актов бандитизма и терроризма был организован бывшим православным семинаристом двадцатидевятилетним Иосифом Джугашвили, известным впоследствии под именем Сталина, который 13 июня 1907 года устроил разбой в центре Тифлиса, столицы Грузии. Целью этой сложной и хорошо подготовленной операции, которая продолжалась в течение дня и ночи, было ограбление кареты казначейства при перевозке огромной суммы денег с почты в тифлисское отделение Государственного банка. Согласно плану, глава банды и его подручные: обычные преступники, отчаявшиеся люди вне закона, священники, лишенные сана, романтически настроенные Дон Кихоты, впавшие в нищету, должны были передать эти деньги на нужды большевистской партии. Исполнителем этой операции, руководимой будущим Сталиным, был легендарный армянин Камо, бесстрашный грабитель банков, ловко уходивший от преследований, почти сумасшедший, склонный к жестокому насилию и не знающий жалости. Все они в каком-то смысле были фундаменталистами террора. Саймон Себаг-Монтефиоре, написавший биографию молодого Сталина, замечает: «Их деятельность была преступной, но не деньги их интересовали. Они были преданы Ленину, партии и своему кукловоду Сталину». За несколько дней до тифлисского ограбления произошла секретная встреча Ленина и Сталина в Берлине, чтобы обсудить предстоящую экспроприацию, несмотря на то, что социал-демократическая партия, частью которой все еще являлась большевистская фракция, строжайше запретила проводить подобные, так называемые «пролетарские экспроприации», то есть ограбления банков. События этого кровавого дня потрясли до основания Тифлис и Кавказ и привели к распаду уже расколотой социал-демократической партии на большевистскую фракцию, использовавшую насильственные методы борьбы, и более интеллектуальную фракцию меньшевиков во главе с Мартовым и Плехановым. Во всяком случае, на взгляд Ленина бандитские действия Сталина, всегда тщательно продуманные до малейших мелочей и хранившиеся в строжайшем секрете, должны были сделать его «основным финансистом большевистского центра».

Как мы видим, русский терроризм уже в начале прошлого века в военном и идеологическом плане укоренившийся на Кавказе, был в каком-то смысле предшествующим, двусмысленным, обоюдоострым. Он накрепко сросся со сложной русской историей, с Российским государством, с российской полицией и, наконец, с российской революцией, гражданской войной, насильственной коллективизацией крестьян и архипелагом ГУЛАГ. Сами достижения и неудачи Путина кажутся сегодня во многих аспектах связанными с рассчитанной реакцией на исламский терроризм, который в любом случае нашел в ненавистной России плодородную почву и даже учителей, у которых он берет уроки. Среди журнальных новостей меня особенно поразил тот факт, что сибирский славянин Александр Тихомиров стал инструктором молодых чеченских камикадзе, мужчин и женщин. До самой своей смерти в прошлом году во время перестрелки он лично готовил отряды фанатиков-самоубийц. Ну а что касается Путина, то не будем забывать, что именно борьба с терроризмом стала трамплином для его стремительного прихода к власти. Он только-только стал президентом в 2000 году, когда жуткие террористические акты на окраинах Москвы стали толчком к началу второй войны с Чечней. Все помнят ледяной тон, которым он произнес памятную фразу в телевизионной передаче: «Мы будем мочить террористов даже в сортире».

Потом Грозный был разгромлен до основания российскими пушками и танками. Впоследствии он был восстановлен и «умиротворен» кнутом Кадырова, жестокого паши-коллаборациониста, коррумпированного и лишенного совести, покрываемого Кремлем. Он продолжает править Чечней с жестокостью террориста во имя христианской России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.