Два события отмечались в этом месяце: во-первых, 80-летие Горбачева, в честь которого будет целая серия торжественных мероприятий, кульминацией которых станет его появление в королевском Альберт-холле в Лондоне в конце марта. А второе, практически забытое, - 20-летняя годовщина референдума 17 марта 1991 года о сохранении Советского Союза в пересмотренном виде в форме Союза Советских Суверенных Республик.

Эти два события связаны тем, что референдум, единственный в истории СССР, выразил громкое одобрение предложенной Горбачевым реструктуризации страны и обещал гарантировать ему продолжение работы на своем посту в ближайшем будущем. Но всего девять месяцев спустя он уже зачитывал свое заявление об отставке из своего кремлевского кабинета буквально за несколько дней до того, как он будет бесцеремонно выселен оттуда первым президентом России Борисом Ельциным.

В Москве президент Дмитрий Медведев впервые официально признал заслуги Горбачева, удостоив его высшей награды Российской Федерации - Орденом Святого Андрея Первозванного, наградой, впервые учрежденной еще во времена Петра Великого и потом возрожденной в годы президентства Ельцина.

Однако в свой день рождения 2 марта Горбачев в статье в российском еженедельнике «Аргументы и Факты» раскритиковал то, что он считает отходом от демократии в России, и предостерег премьер-министра Владимира Путина от участия в выборах на очередной президентский срок (это будет уже его третий срок, правда, после перерыва) на выборах, которые предстоят в будущем году.

Горбачев заявил, что лично ему нравятся и Путин, и Медведев, но им обоим следует признать, что их время ограничено.

Многие годы Горбачев представлял собой одинокую фигуру на российской политической арене. Пять лет спустя после ухода с поста он решил поучаствовать в президентских выборах в России в 1996 году и получил постыдные 0,5% голосов, т.е. за него проголосовали менее четырехсот тысяч человек из 74,4 миллиона подсчитанных голосов, что поставило его на седьмое место. Многие русские не могут ему простить то, что они считают страшным падением престижа их страны, потерей ее статуса сверхдержавы, и экономический кризис, который, по их мнению, был порожден его бесконечными и бессмысленными экспериментами.

В отличие от этого, когда Горбачев приедет в Лондон, его будут встречать бывшие политические лидеры и звезды современного кино, уважающие его статус человека, который «положил конец холодной войне», человека, признанного журналом Time «персоной десятилетия» и лауреата Нобелевской премии мира 1990 года.

Как могло у политика появиться столь двойственное, противоречивое наследие двадцать лет спустя?

Краткий ответ был бы таков - никто на самом деле не понимал горбачевских реформ, никто не уловил ясной программы перемен. Он пришел к власти как убежденный ленинец, который хотел изменить свою страну изнутри, а совсем не уничтожить ее. Посредством «гласности» он разрешил самокритику, особенно в прессе, и быстро начал критиковать руководство своего предшественника Леонида Брежнева (1964-1982), которое называл эрой стагнации.

Но все пошло не так, как планировалось. Западные державы, его враги в холодной войне, возглавлялись сильными личностями: Рональдом Рейганом в Соединенных Штатах, который называл Советский Союз «империей зла», и Маргарет Тэтчер в Великобритании, с широко известной характеристикой «железной леди». Работа Горбачева с ними состояла из односторонних примирительных действий, таких как уменьшение советских обычных вооружений в Европе и пассивное наблюдение за процессом отрыва восточноевропейских стран, которые свергали свое коммунистическое руководство, господствовавшее с конца 1940-х годов.

Дома ему несомненно не везло. Катастрофа на атомной станции в Чернобыле 1986 года, потом меньше чем через два года - страшное землетрясение в Армении. Ни то, ни другое невозможно было предсказать. Падение цен на нефть и газ, на которое у него тоже не было ответа, резко прекратилось лишь после того, как Путин пришел к власти.

Но Горбачеву не хватало единого руководящего принципа. К началу 1991 года многие советские республики, во главе с государствами Балтии, захотели покинуть Союз. Горбачев и его новые друзья, такие как президент США Джордж Буш-старший, хотели сохранить его. Но у Горбачева, уроженца Кавказа с его изобилием этнических групп, по иронии судьбы, не было никакой национальной политики.

По правде говоря, он унаследовал многие из пограничных проблем, которые охватили его страну в финальные дни ее существования - не только проблему Нагорного Карабаха с его преимущественно армянским населением, и недовольную Чеченскую республику, которая провозгласила независимость в 1991 году - заявление, встреченное оглушительным международным молчанием.

Однако решение Горбачева, которое заключалось в том, чтобы сохранить СССР вместе как федерацию, основанную на принципах добровольного объединения, было не более чем рецептом последующего хаоса. Несмотря на более чем 70-процентную поддержку во всех девяти республиках, которые приняли в нем участие, он не мог сработать, когда стремление к независимости распространялось со скоростью лесного пожара от одной республики к другой.

И это его заслуга, что он воздержался от применения силы. Но его инертность, колебания и недостаток стратегического видения также обрекли Советский Союз на преждевременный крах, активизированный вдобавок новым президентом России - его главным врагом Ельциным.

С днем рождения, Миша, но жалеть не о чем!

Дэвид Марплс - профессор истории в Университете Альберты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.