Москва – Один из самых важных вопросов истории, и пожалуй, философии: что нужно, чтобы появились такие фигуры как Гитлер или Сталин? Какие обстоятельства требуются, чтобы на свет появилось подобное зло? Недавно опубликованные дневники одного из личных врачей Иосифа Сталина дают возможность предполагать, что в случае со Сталиным внести свой вклад в паранойю и беспощадность его управления Советским Союзом могла болезнь.

Александр Мясников был одним из врачей, призванных к смертному одру Сталина, когда диктатор тяжело заболел в 1953 году. В дневниках, которые до последнего времени держались в секрете, он заявляет, что Сталин страдал от заболевания мозга, которое могло влиять на принятие им решений.

«Серьезный атеросклероз в мозгу, который мы обнаружили при вскрытии, позволял задаться вопросом о том, в какой степени эта болезнь – которая явно развивалась как минимум несколько лет – влияла на здоровье Сталина, на его характер и на его действия», — писал доктор Мясников в своих дневниках, выдержки из которых были впервые опубликованы в российской газете «Московской комсомолец» накануне. «Сталин возможно перестал отличать хорошее от плохого, здоровое от опасного, допустимое от недопустимого, друзей от врагов. Черты характера при этом могут преувеличиваться, так что обычный подозрительный человек становится параноиком», — писал доктор.

Еще одно увлекательное знакомство с внутренним миром Сталина предлагают предполагаемые выдержки из секретных дневников Лаврентия Берии, одного из самых отталкивающих и кровожадных членов ближнего круга Сталина, также опубликованные на этой неделе. Дневники Берии, выдержки из которых появились в газете «Комсомольская правда», будут выпущены склонным к поднятию спорных и дискуссионных вопросов издательским домом, который ранее публиковал книги, обеляющие преступления сталинской эпохи, и пока нет никакого независимого подтверждения, что эти дневники Берии – подлинные. Если они все же настоящие, то они окажутся бесценным инструментом для историков, пытающихся проникнуть в извращенный ум Берии, а также во внутренние процессы функционирования советской иерархии.

В дневниках Сталин называется своей революционной кличкой «Коба», и дневники полны нецензурной брани, ругательств и богохульств. Заметки начинаются 1938 годом, когда Сталин призвал Берию покинуть родную Грузию и переехать в Москву, работать заместителем Николая Ежова, главы страшного НКВД (тайной полиции), известного как «кровожадный карлик». НКВД только что провел «большую чистку», когда были застрелены сотни тысяч советских граждан.

Сам Ежов был убит в 1940 году, и Берия занял его место в качестве главы НКВД, став одним из самых близких доверенных лиц Сталина. Он также был известен как сексуальный маньяк, часто прочесывавший улицы Москвы, когда он отбирал женщин, которых отвозил к себе домой и насиловал.

Предполагаемые дневники время от времени показывают и более мягкие стороны Берии, когда он выражает сожаление о жизни. «Я люблю природу, и рыбалку, но где сейчас время для этого?», — написал он в разгар Второй мировой войны в 1943 году.

Дневники Берии, если они подлинные, также проливают новый свет на события в годы Второй мировой войны. Когда в августе 1942 год Уинстон Черчилль приезжал в Москву повидаться со Сталиным, союзники с подозрением относились друг к другу, и Берия заявляет, что посоветовал Сталину, что лучшим способом добиться уступок от британского премьер-министра будет дать ему напиться.

После его визита Берия написал: «Это не смешные времена, но нам всем было смешно. Коба сказал мне, что мой совет по поводу Черчилля очень пригодился. Черчилль согласился, совершенно напился и полностью потерял нить разговора. Коба рассказывал нам об этом и смеялся. Потом он сказал: «Хорошо, когда ты заранее знаешь о слабостях твоих врагов».

Вечером 10 мая 1945 года, на следующий день после того как советские войска отпраздновали победу, Берия отмечает, что Сталин начал плакать. «Снова мы провели вечер с Кобой… Он был какой-то размягченный, и ему даже пришлось смахнуть слезу».

Сталин умер в 1953 году, и Берия был арестован вскоре после этого и расстрелен, перед тем как Советский Союз стал постепенно отходить от кровавых перегибов и злоупотреблений сталинского периода. «Я бы предположил, что жестокость и подозрительность Сталина, его страх врагов… в значительной степени объяснялся атеросклерозом мозговых артерий», — писал доктор Мясников в своих дневниках. «Страна управлялась, на самом деле, больным человеком».

Поразительные заметки: выдержки из дневников


Александр Мясников

* «Я бы предположил, что жестокость и подозрительность Сталина, его страх врагов… появились в значительной степени благодаря атеросклерозу мозговых артерий. Страна на самом деле управлялась больным человеком».
* «Смерть могла наступить в любой момент. В конце концов она наступила в 9.50 утра 5 марта… Лидеры партии тихо вошли в комнату, как и дочь Сталина Светлана, сын Василий и сотрудники службы безопасности. Все стояли не двигаясь, в церемониальном молчании, долгое время. Я даже не знаю, как долго – возможно, полчаса или больше».

Лаврентий Берия

* «Я помню пикники с Кобой (Сталиным), которые у нас были в середине 1930-х годов. Он со своими большими усами, и я, все молодые и худощавые, в рубашках с открытым воротом, колем дрова для костра. И свежая форель. Хорошо было тогда».
* «Сегодня я впервые вижу слезы в глазах Кобы. Я говорил ему про Сталинград, о том, как люди сражаются. Когда я дохожу до этого места, я много ругаюсь и чувствую себя лучше. Но он старается сдерживаться, держать себя в руках. А как же его сердце? Он не может все время держать это в себе».
* «(Черчилль) совершенно напился и не понимал, что происходит. Коба говорил нам об этом и смеялся. Потом он сказал: «Хорошо, когда ты знаешь о слабостях своего врага заранее».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.