Думаю, что собственный жизненный опыт надо перенести на бумагу, особенно когда некоторые пытаются что-то придумывать по поводу советского строя. В 1970 году в Москве проходил Всемирный нефтяной конгресс, собравший большое количество участников. Конгресс был событием весьма значительным, и на него прибыло огромное множество приглашенных со всех концов Земли.

В венесуэльскую делегацию входили десять должностных лиц самого высокого уровня как от государственного сектора, так и руководителей частных предприятий. Когда мы прибыли, то решили для себя, что, помимо нефтяных тем, абсолютно непредвзято будем наблюдать за общественной и частной жизнью в СССР. Тем не менее, оказалось весьма сложным найти множество положительных моментов в общественно-экономическом положении страны, ее политическом устройстве, обеспеченности товарами и услугами. На эту тему можно было бы написать целую книгу, но я ограничусь лишь некоторыми замечаниями:

1. Прибыв в московский аэропорт рейсом, летевшим из Франции, и прождав больше часа свой чемодан, который куда-то потерялся, я решил отправиться в гостиницу и уже затем заняться его поисками. Оказавшись в гостиничном номере, я обнаружил в нем чемодан, который был доставлен туда до моего прибытия. Он был подвержен самому беспардонному досмотру, все содержимое перевернуто вверх дном. И это при том, что я был официальным должностным лицом и имел дипломатический паспорт.

2. На следующий день, еще в светлое время суток, мы, члены венесуэльской делегации, находившиеся в вестибюле отеля, с некоторого расстояния наблюдали за тем, как некие мужчины крепкого телосложения выталкивали на улицу двух советских граждан, вошедших в отель. Мы обратились с вопросом к сопровождавшему нас гиду, с которым у нас сложились доверительные отношения, и он пояснил нам, что советские люди не могли входить в гостиницы для иностранных туристов, поэтому и были выдворены.

3. Когда мы гуляли на улицам, то обратили внимание на то, что в руках у каждой женщины была большая полотняная сумка. В ответ на наш вопрос нам пояснили, что даже если женщины и не направлялась за покупками, ввиду нехватки определенных видов продовольственных продуктов они всегда брали с собой сумку на тот случай, если где-то в продаже появятся нужные им продтовары.

4. В то время послом Венесуэлы в СССР был господин Регуло Бурелли Ривас (Régulo Burelli Rivas), прекрасно говоривший по-русски. Весь его обслуживающий персонал (за исключением сотрудников посольства), включая шофера, был назначен советской стороной. Ну что же, ему выделили водителя, отлично говорившего по-испански, но не сообщили об этом самому господину Бурели, который все время обращался к нему по-русски. Шофер же слушал и докладывал обо всем, что говорилось по-испански, в том числе в семейном кругу господина посла. И это продолжалось до того момента, пока по оплошности шофера посол не понял, в чем дело, выразил протест и настоял на том, чтобы он сам выбрал себе водителя.

5. В один из дней, когда не было заседаний Конгресса,  в гостинице я встретился с молодым венесуэльским студентом, обучавшимся в университете, который достаточно откровенно рассказал мне, что он родом из зажиточной семьи, но тем не менее, его родители придерживались прокоммунистических взглядов и отправили его на учебу в СССР.

У нас состоялся долгий разговор, который не изложить в этой короткой статье. Я упомяну лишь два его пункта: а) все письма, которые приходили на его имя из Венесуэлы или какой-либо другой страны, вручались ему грубо вскрытыми и снова заклеенными клейкой лентой; б) несмотря на то, что он не являлся какой-либо значимой политической фигурой, для того, чтобы выехать из Москвы в какой-либо иной город, ему нужно было предварительно обращаться за разрешением к властям.

Однажды, когда он, не получив предварительно необходимого разрешения, сел на автобус, чтобы навестить знакомую студентку в одном из подмосковных городов, его заставили сойти, поскольку иностранцам не разрешалось свободно перемещаться по СССР.

6. В библиотеке посольства Венесуэлы был установлен скрытый микрофон. К счастью, господин Бурелли обнаружил его вскоре после своего прибытия. Находясь в помещении библиотеки, он заговорил о книге, посвященной сельскохозяйственным программам советского правительства, которую ему хотелось бы прочитать, но ему не прислали ни одного экземпляра. И что же вы думаете, через полчаса приезжает нарочный и, не задумываясь, говорит ему: «Господин посол, вот книга, которую Вы хотели получить». После этого события господин Бурелли понял, что, если ему что-то надо, то достаточно заявить об этом вслух в библиотеке.

7. Во время обзорной экскурсии по городу, организованной советской стороной, экскурсовод сказала нам, что Союз Советских Социалистических Республик был образован в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения  республик в это великое государство. Я сидел в глубине автобуса и тихо улыбался, когда экскурсовод спросила меня, что я нашел в этом смешного. Я решил не отвечать на ее вопрос, но с удовольствием сказал бы ей, что все народы, вошедшие в Советский Союз, сделали это отнюдь не на добровольной основе. Ведь достаточно было хоть какой-нибудь республике заявить о своем желании обрести независимость, как ее немедленно раздавили нескончаемым потоком танковых колонн.

8. Советник-посланник посольства Венесуэлы Адольфо Тайлардат (Adolfo R. Taylhardat) любезно пригласил нас поужинать у себя в квартире, предоставленной ему советскими властями. Поскольку он сам нам все показывал, то мы могли заметить, что качество строительных работ и лифтов было значительно ниже любого дома, в котором проживали представители низшего среднего класса. Он также сказал нам, что это эта квартира была улучшенной планировки, и ему предоставили ее исключительно потому, что он находился на дипломатической службе. В те времена люди его уровня жили в Каракасе в гораздо более хороших домах с любой точки зрения.

Те, кто восхваляют эту общественно-политическую систему, возможно, просто многого не знают, поскольку история доказала, что лишь демократия и свобода слова могут дать толчок прогрессу и принести счастье народам.