Москва – Борис Ельцин и не подозревал о том, что предшественник интернета помог ему сорвать попытку государственного переворота в августе 1991 года и разрушить СССР, пока он не наткнулся на мигающий компьютер и не заметил нечто под названием электронная почта.

Короткая презентация, с которой выступила мечтательная женщина, представляющая первую советскую программу компьютерной связи, просто ошеломила президента России.

Дело в том, что Ельцин увидел электронную версию своего собственного исторического указа, в котором попытка коммунистического переворота объявлялась незаконной и он провозглашал себя высшим руководителем страны.

Его поразительная по своей рискованности затея, предпринятая 19 августа в момент, когда судьба советского коммунизма висела на волоске, увенчалась успехом лишь потому, что о ней услышали люди.

Путчисты, имеющие немалый опыт, сразу же взяли под контроль все радиостанции и закрыли печатные издания, чтобы продемонстрировать власть и не позволить поколебать честь и гордость единого Советского Союза.

Но в системе связи существовали определенные лазейки, которые КГБ не смог перекрыть и о которых Ельцин никогда не слышал. Лазейки эти в виде революционной по своей природе советской системы электронной почты под названием «Релком» открывала группа чудаковатых ученых-техников.

«Он был поражен», - вспоминает бывший менеджер «Релкома» Мария Степанова свою неожиданную встречу с Ельциным, которая произошла спустя несколько месяцев после невероятной победы покойного ныне лидера над коммунистическими ястребами.

«Я подумал: газеты закрыли, радио не работает, телевидение отключено – а люди все равно узнают. Так вот кто в этом виноват!» - сказал тогда ей заметно взволнованный Ельцин.

«Релком» стал первой в Советском Союзе частной компьютерной сетью и предшественником того, что сегодня называется интернетом. А история этой компьютерной сети началась в недрах суперсекретного Курчатовского института, расположенного на пыльной окраине Москвы.

Его коллектив из 10000 ученых-ядерщиков и математических талантов во времена холодной войны выполнял приказ не отставать от Запада. Прорыв наступил в 1990 году, когда группе удалось отправить по телефонной линии компьютерный файл в Финляндию.

Сначала казалось, что это открытие имеет преходящее значение. Когда тем роковым летом в Москву вошли танки, в сети «Релком» было всего 3000 пользователей – от научных институтов до нескольких государственных организаций.

Но эта единственная цепочка связи с Финляндией позволила «Релкому» отправлять электронные сообщения на глобальный форум UseNet. До появления интернета это было главным средством распространения сплетен и обмена файлами.

Именно тогда в дело вступили взволнованные ученые, такие как Степанова, которые внесли свою лепту в изменение курса истории.

«Мы понимали, что происходит нечто важное и большое и что люди должны знать об этом», - рассказала Степанова, сидя в кабинете своей новой частной компании по развитию интернета.

«Возможно, ельцинский указ (от 19 августа 1991 года) попал по факсу к кому-то из наших клиентов – тогда у нас уже были факсы – и они отправили его нам. Так или иначе, призыв Ельцина к народу стал одним из первых опубликованных нами материалов», - вспоминает она.

«Релком» открыл шлюзы и начал передавать информацию в сеть UseNet. Это был мощный натиск из электронных сообщений, подписанных как «свидетельство очевидца». Два десятилетия спустя это повторилось в арабском мире в виде твиттер-революций.

Это были небезопасные действия. Когда одна западная телекомпания передала новость со ссылкой на электронное сообщение из Москвы, сотрудники «Релкома» испугались, что их прикрытие исчезло навсегда.

«Это было ужасно. Западный телеканал раскрыл источник всей этой информации. Это нас по-настоящему напугало, - рассказала Степанова. – Но потом по какой-то причине это уже не повторялось».

Одна из величайших загадок во всей этой истории заключается в том, почему секретная служба КГБ не закрыла группу и не попыталась арестовать ее сотрудников.

Степанова вспоминает, как за несколько недель до попытки переворота в офис их компании пришел один агент. Но он ушел ни с чем, так и не поняв, какую роль в международной связи могла играть маленькая коробочка под названием модем.

«Я думаю, в КГБ подозревали, что происходит нечто необычное», - рассказала Степанова.

«Они понимали, что мы ведем какие-то международные телефонные переговоры. Что что-то происходит. А потом они увидели модем. Но связать это воедино они не сумели», - отмечает она.

Степанова излучает жизнерадостность, курит одну сигарету за другой и вспоминает, что когда-то изучала непонятную науку о том, как компьютеры могут помочь человеку в жизни. По ее словам, колонну советских танков она увидела, когда собиралась покинуть Москву на время отпуска.

Степанова сказала сыну, что их отпуск окончен, а затем вернулась на работу в «Релком», где в течение трех дней вместе с другими сотрудниками рассылала десятки тысяч электронных сообщений изголодавшимся по информации читателям со всего мира.

«Мы не думали, что делаем что-то важное. Но все мы очень хотели быть частью этого», - говорит она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.