«Во время общественной неурядицы каждый равнодушный становится недовольным, а каждый недовольный — врагом, каждый враг — заговорщиком».

Франсуа Гизо, французский историк и государственный деятель


СССР давно потерял исторические возможности своего реформирования. Первый раз, когда в борьбе с правыми в ВКП(б) победил Сталин. Второй — после смерти диктатора. Следующими были попытки хоть как-то изменить плачевное состояние советской экономики — в виде реформ, связанных с именем тогдашнего председателя Совета министров Алексея Косыгина.

Сами по себе они были внутренне противоречивыми и неглубокими и, тем не менее, вызвали такое бешеное сопротивления партийной и хозяйственной номенклатуры (хотя где между ними разница, не вполне понятно), что все реформы превратились в откровенный фарс. Стало совершенно ясно, что Страна советов реформированию не подлежала. Положение спасли разразившийся нефтяной кризис и полившиеся сплошным потоком нефтяные деньги. Они дали возможность продлить агонию и создали иллюзию благоденствия.

Кстати, поток нефтедолларов попал не только в СССР. И стало воочию видно, как бездарно партийная номенклатура растратила неожиданно свалившееся богатство, в отличие даже не от Норвегии и, частью, Великобритании, а и от стран Персидского залива. Они подошли к этому крайне взвешенно и дальновидно. Сейчас даже трудно представить, как крайне отсталые эмираты совершили исторический рывок — и все из-за правильного расходования огромных средств.

Но еще более ярким является пример Китая. Под руководством Дэн Сяопина он начал движение по пути глубоких, в первую очередь экономических, реформ. Свои исторические возможности китайская номенклатура не пропустила и смогла не только остановиться у края пропасти, но и стремительно от нее отодвинуться. Причины того, почему в Китае получилось, а в СССР нет, требуют отдельного рассмотрения.

Советник Брежнева и Андропова Федор Бурлацкий даже ездил в Китай, беседовал с Дэн Сяопином и другими лидерами, пытался перенять опыт соседей, донести до генсеков. Ничего не вышло. Быстро возникла ситуация, близкая к революционной. Верхи не только не могли, но и не хотели, низы все больше теряли терпение, недовольство пронизывало все общество. Только недовольны положением все были по-разному.

Американский социолог Джек Голдстоун выдвинул теорию революции как части конфликта внутри правящего класса. В СССР высшей партийной номенклатурой был недоволен и средний класс функционеров. Именно на вторых секретарей обкомов и пытался опереться Михаил Горбачев в запоздалой попытке реформировать страну и общество, заставить бюрократический аппарат действовать под давлением народных масс. Вполне возможно, что все бы это удалось, но, во-первых, гораздо раньше (фактор времени здесь являлся очень важным) и, во-вторых, при большей подвижности бюрократии. Но она окончательно забронзовела.

К тому же просто не понимала, что предстоит делать, но шестым чувством — как говорится, кожей — чувствовала опасность для своего существования. И был еще один фактор, который нужно учитывать. Вторая мировая война и последующая холодная создали в СССР огромный военно-промышленный комплекс. Его силы и влияния очень опасался Сталин, пытавшийся бороться с генералами ВПК своими, как ему казалось, проверенными методами. «Ленинградское дело», «Дело авиаторов» и ряд других менее известных — вместе с чисто партийной борьбой несли большой заряд ослабления влияния военно-промышленных генералов. Сталину победить в этой безнадежной борьбе не удалось. Тем более был обречен на поражение Горбачев.
Все понимали, что-то надо делать, только сошедшиеся в борьбе кремлевские и околокремлевские группировки понимали это по-разному.
С конца 1980-х гг. в обстановке гласности начало развиваться национально-освободительное движение. В первую очередь в республиках Прибалтики и в Украине. Достаточно быстро к ним присоединились республики Южного Кавказа. В начале 1990 года автору довелось быть в Татарии. Интересно, что при весьма высокой доле этнического русского населения, особенно в крупных промышленных городах, достаточно много людей поправляли: не в Татарии, а Татарстане. Московский централизм сильно раздражал без всякой связи с этническим происхождением. В несколько меньшей степени, но аналогичное было и в соседней Башкирии.

Первым о том, что в таком виде СССР существовать не может, сказал академик Сахаров. Великий правозащитник и демократ начал разрабатывать новую конституцию Свободных государств Европы и Азии. В соответствии с этим документом, страна должна была преобразоваться из федерации в конфедерацию. К сожалению, Андрею Дмитриевичу довести до конца это большое дело не удалось. Но некоторые его мысли в усеченном виде были положены в основу нового союзного договора, который предполагалось подписать 20 августа 1991 года.

Хотя есть все основания полагать, что и это ничего бы не дало. Республики Прибалтики категорически отказывались даже обсуждать новый договор. В ново-огаревском процессе создания нового союзного договора также не участвовали закавказские республики, а Украина делала это большей частью формально. Окончательная редакция «Договора о Союзе суверенных государств» была опубликована в газете «Правда» 15 августа. В своем выступлении по телевидению 3 августа 1991 года Горбачев сказал, что 20 августа новый союзный договор должны были подписать Белоруссия, Казахстан, РСФСР, Таджикистан и Узбекистан. Руководство Украины, Армении, Грузии, Азербайджана и Туркмении присоединение к договору отложили до осени. Распад СССР уже обретал зримые контуры. Эпилог драмы под названием ГКЧП произошел во второй половине августа.
Заговоры не возникают спонтанно. Они готовятся. Так и ГКЧП. Руководители КГБ еще с конца 1990 года пытались ввести чрезвычайное положение конституционными способами, но не получили поддержки ни от Горбачева, ни от Верховного Совета СССР. Поэтому — при всех танках на улицах Москвы, угрозе штурма Белого дома — все напоминало неудавшийся водевиль. Трясущиеся руки вице-президента Янаева, алкогольное отравление председателя Совета Министров Павлова — все свидетельствовало о том, что начинание провалилось в самом начале.

Путчисты даже не смогли в полной мере установить контроль над Центральным телевидением. В вечернем выпуске программы «Время» 19 августа неожиданно в эфире идет сюжет, подготовленный Сергеем Медведевым, об обстановке у Белого Дома — и в сюжет попадает Ельцин, зачитывающий на танке подписанный накануне указ «О незаконности действий ГКЧП». Еще один сюжет, в том числе о том, что генеральный прокурор Степанков возбудил уголовные дела против членов ГКЧП, окончательно информационно провалил попытку переворота. Это стало настолько очевидно, что утром 21 августа министр обороны Язов отдает приказ о выводе бронетанковой техники из Москвы.

Юридически распад СССР начался 24 августа, когда Верховная Рада Украины приняла декларацию о независимости. Затем последовал парад суверенитетов. После голосований на референдумах о независимости в Украине и Армении существование СССР стало просто невозможным.

Лилия Шевцова, ведущий исследователь Московского Центра Карнеги в передаче на радиостанции «Эхо Москвы» справедливо отметила: «СССР умер во всех измерениях, в которых он существовал: как цивилизация (ядро мировой системы социализма); как империя; как государство. ГКЧП — попытка высшей советской номенклатуры спасти Союз — поставил точку в его агонии. Беловежские соглашения в декабре 1991 г. стали лишь свидетельством его формальной кончины...

Путчисты только ускорили бегство от Москвы союзных республик. Президент Армении Левон Тер-Петросян, до этого сторонник интеграции, заявил: «Пришло время покончить с призывами остаться в Союзе, в котором возможно все, даже национал-фашистский путч».

Сейчас в соседней России довольно много любителей поговорить в рамках альтернативной истории. Что было бы, если бы... Тогда президент России Владимир Путин назвал развал СССР величайшей трагедией ХХ века. На наш взгляд, как Первая, так и Вторая мировые войны были действительными трагедиями всего человечества.

Уход Советского Союза в историческое небытие скорее свидетельство провала всей системы тюремного социализма. Единственно, что удалось советской партийно-хозяйственной номенклатуре — это создать моторизированного Чингиз-хана, которого боялся весь мир. Воспоминания о страхе, который внушал советский монстр, греют души очень многих ностальгирующих по великой империи, но на этом позитив и кончается. В России и ряде других бывших союзных республик произошел номенклатурный реванш.

«Российская элита, в том числе и те, кто считал себя демократами, забив гвоздь в гроб с СССР, воспроизвела единовластие, сей раз в либеральных одеждах. Русская матрица возродилась в более узком географическом пространстве, сбросив потерявшую волчьи инстинкты советскую номенклатуру и затхлую коммунистическую идею. Спасти систему за счет умерщвления государства — это действительно был уникальный трюк! Мы обличаем Путина за его авторитарные замашки. А Путин лишь вымел пол в здании, которое возвела ельцинская команда, выбив ключи от Кремля из дряхлых рук гкчепистов», — заметила Лилия Шевцова.

Тоскующих и пытающихся следовать российскому примеру достаточно и в украинской власти. Только история повторяется всегда в виде фарса. Неужели наши власть имущие этого не поняли? Самое время вспомнить, чем закончился ГКЧП. Пример весьма поучительный.

Кстати

Михаил Горбачев: «Единая Россия» сильно напоминает КПСС


По мнению последнего лидера СССР, под управлением действующей партии власти и ее лидера возможен возврат к прошлому. «Единая Россия» во главе с Владимиром Путиным в настоящее время сильно напоминает КПСС», — заявил Михаил Горбачев немецкому еженедельнику Der Spiegel в интервью, посвященному двадцатилетию августовского путча, сообщает «Эхо Москвы». По оценке Горбачева, «они тянут нас в прошлое, в то время как страна остро нуждается в модернизации».

С учетом предстоящих будущей весной выборов президент Советского Союза высказался категорически против возвращения Владимира Путина в Кремль. Он полагает, что премьер заинтересован в том, чтобы оставаться у власти, но не для того, чтобы решать насущные проблемы. СМИ напомнают, что за последнее время Горбачев уже не в первый раз отчитывает единороссов вместе с их лидером (правда, заочно). Единороссы в ответ раскритиковали самого Горбачева, заявив, что человек, который так масштабно праздновал свой юбилей в Лондоне, не имеет права на подобные замечания в адрес тех, кто спас страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.