В политической жизни бывают трупы, которые разлагаются в течение полувека. Таков случай Коммунистической партии Советского Союза. Она была запрещена два десятилетия назад Указом Бориса Ельцина, но ее закат и распад начались в один из дней, подобных сегодняшнему, в 1936 году. 75 лет тому назад Сталин распорядился расстрелять Льва Каменева и Григория Зиновьева, положив таким образом начало уничтожению внутренней оппозиции, старой гвардии большевиков, которая была рядом с Лениным во время Октябрьской революции 1917 года.

Когда к 1938 году в Москве завершились три крупных судебных процесса против несогласных со Сталиным, Центральный комитет партии был уничтожен более чем на три четверти. Если подобным репрессиям подвергались руководители, то можете себе представить, какова была участь их друзей, близких и просто рядовых коммунистов. Из более чем трех миллионов членов партии осталось два миллиона. Это была настоящая бойня, туда и сюда сновали стукачи, писавшие доносы на всех, чтобы выжить.

В начале своего пути официальный коммунизм громогласно заявлял о том, что члены партии имеют полное право критиковать других. Этот приступ либерализма длился меньше, чем глоток водки. Каменев и Зиновьев стали первыми, кого расстреляли в 1936 году. Вместе с такими предателями, как командир Красной Армией, взявший Кремль в дни революции. Ужасы репрессий и патетическая убежденность в том, что партия – это все, заставила их поверить в то, что они будут амнистированы, если станут льстить сумасшедшему грузину и признаются в несовершенных преступлениях.

Страшная ошибка. Даже доносчиков расстреливали после того, как один безумный прокурор произнес страстную речь о «шелудивых псах, сорной траве, пресмыкающихся и смердящих политических трупах». Смейтесь над тем, кто сказал, что в политической жизни есть заклятые враги и товарищи по партии. Последние гораздо хуже. Может быть, именно поэтому одни из нас стали коммунистами, а другие нет.

 

Альфредо Абиан - заместитель главного редактора.