Москва готовит огромный взрыв. В начале осени 1960 года это утверждали агенты разведки ЦРУ, об этом свидетельствовали и записи прослушки советских каналов связи. Советский лидер Никита Хрущев хвастался, что он испытает бомбу силой 100 мегатонн. Она должна была взорваться в конце октября, во время 22-го съезда Коммунистической партии Советского Союза для большей славы и величия коммунизма и самого Хрущева.

Опасения американцев

Директор научной разведки ЦРУ Герберт Сковилл (Herbert Scoville) и ассистент министра обороны по атомной энергетике Геральд Джонсон (Gerald Johnson) подготовили масштабный план по отслеживанию этого взрыва под названием «Speedlight». В четверг 27-го октября этот план разослали по всем станциям отслеживания.

Об этой гигантской бомбе спорили ученые во главе с профессором Хансом Бете (Hans Bethе). Физик Дойл Нортруп (Doyle Northrup), который должен был руководить авиационным наблюдением, опасался, что взрыв вызовет разовую волну, вибрация от которой сохранится в атмосфере на целые сутки.
Скоро стало известно, что испытания пройдут на атомном полигоне на острове Новая Земля в Северном Ледовитом океане, где ранее проводились взрывы под водой. Эту область длительное время изучали  разведывательные машины типа RB-47 в рамках проекта Homerun, самолеты стартовали с базы Туле (Thule) в Гренландии.

Супероружие по требованию Хрущева

Бомбу РДС-220, под кодовым названием «Иван», или Ваня, в 1954 году в засекреченном городке Саров, который обозначался как Арзамас-16, начали разрабатывать академики Юлий Харитон, Андрей Сахаров и другие. Это супероружие от них потребовал Хрущев. Его на это вынудили генералы, предупреждавшие, что их ракеты-носители не являются точными, и поэтому нужна бомба, которая может уничтожить цель, удаленную на несколько километров от места ее сброса.

 

Еще по теме: Хрущев предупредил Вашингтон

 

Новая бомба весила 25 тонн, она имела форму цилиндра длиной 8 метров и диаметром 2 метра. Для транспортировки к цели надо было специально подготовить турбовинтовой бомбардировщик Ту-95. Некоторые советские физики в неформальной обстановке высказывали опасения, что волна от взрыва может в воздухе смести и сам бомбардировщик. Вслух это произносить они не могли, поскольку любые сомнения офицеры внушавшего страх КГБ, следившие за учеными, могли посчитать антигосударственным поведением.

В четыре раза мощнее крупнейшей бомбы США

Бомбардировщик, летевший на высоте 10,5 тысяч метров, сбросил бомбу в воскресенье 30-го октября 1961 года в 11:32 по московскому времени. Полтонны весил специальный комплект парашютов, которые раскрылись и продлили время падения бомбы, чтобы экипаж самолета успел улететь дальше от взрыва.
Бомба взорвалась через 200 секунд на высоте 4 тысячи метров. Гриб диаметром 40 километров достиг высоты 64 километра, на расстоянии тысяч километров была видна вспышка, ударная волна три раза обогнула Землю. Мощность этой бомбы в десять раз превысила мощность всего, что было взорвано во время Второй мировой войны. Бомбардировщик на момент взрыва находился на расстоянии 45 километров, тем не менее, он с трудом избежал воздушного потока, некоторое время машина была не управляема.

 

Это оружие, позже названное «Царь-бомба», было еще одним свидетельством мании величия Хрущева. Он требовал создать бомбу мощностью 100 мегатонн, но физики предупреждали его, что такое оружие может разбить окна и в далекой Москве и полностью уничтожить полигон. Конструкторы бомбы рассчитывали на вдвое меньшую мощность, в итоге, по версии Советов, сила бомбы составила 50 мегатонн, по данным американцев – 57 мегатонн. Если бы самолет нес оружие изначально планируемой мощности, гигантский поток ветра снес бы сам самолет. «Царь-бомба» была в четыре раза мощнее сильнейшей бомбы США Castle Bravo, взорванной в марте 1954 года, и в 1,4 тысячи раз мощнее двух атомных бомб США, сброшенных летом 1945 года на Японию.

Взрыв уничтожил территорию, сравнимую по площади с несколькими европейскими странами. Опасения физика Нортрупа оправдались: ударная волна обогнула Землю три раза. Она могла уничтожить любой город на расстоянии 280 километров. Поселок с деревянными домами на расстоянии 400 километров взрыв полностью разметал. У людей на расстоянии 100 километров взрыв мог вызвать ожоги третьей степени. Свет от бомбы был виден практически на всем северном полушарии.

Музейные экспонаты

Настолько мощной бомбы Советы еще не создавали. Советскому вождю было достаточно того, что бомба напугала Запад. Ведь единственный экземпляр мог уничтожить, например, всю Францию или Великобританию.

Москва, таким образом, повысила свой престиж, особенно в странах третьего мира. В то же время она продолжала пропагандистскую войну с Соединенными Штатами: в апреле 1961 года СССР отправил первого человека в космос, Кастро защитил Кубу от вооруженного десанта эмигрантов, который поддерживали США, летом в Берлине построили стену, разделившую город. Вашингтон следовал оборонительной тактике, опасаясь, что Советы превзошли его в количестве установленных межконтинентальных ракет. Тем не менее, шпионская информация полковника ГРУ Олега Пеньковского и начинавшиеся запуски спутников проекта Corona показывали, что советский престиж – это фикция, не соответствующая действительности.

Академик Юрий Трутнев, изначальный автор идеи создания такого оружия, позже констатировал: «Супербомбу постигла та же судьба, что и «Царь-пушку» и «Царь-колокол». Это только музейные экспонаты. Ни для чего другого они не годятся».

Договор об окончании испытаний

Взрыв этого супероружия вызвал волну негодования на Западе. Посол США в ООН Эдлай Стивенсон (Adlei Stevenson) обвинил Хрущева в том, что эти испытания зря загрязняют атмосферу Земли остатками радиоактивных материалов.

Один из авторов этой супербомбы Сахаров уже с 1957 года предупреждал о вреде ядерных испытаний. Через два года, 10-го октября 1963 года, в Вашингтоне удалось подписать международный договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Сахаров, участвовавший в этой торжественной церемонии, в итоге стал диссидентом, поскольку он выступал и против советской диктатуры. Он первым в СССР получил Нобелевскую премию мира.

«Царь-бомба» была одной из выходок Никиты Хрущева, в то же время она стала катализатором завершения ядерных испытаний.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.