Киев - Распад Советского Союза двадцать лет назад был неминуем, однако лишь сегодня на постсоветском пространстве наметились тенденции для осмысленной экономической интеграции, считают эксперты. Этот период времени в два десятилетия они не спешат назвать временем утраченных возможностей. В студиях РИА Новости 7 декабря состоялся телемост между столицами России, Украины и Казахстана, участники которого обсудили будущее постсоветского пространства.

Позиция аналитиков из Москвы и Астаны в чем-то была идентична и не похожа на заявления из киевской студии РИА Новости политолога и внештатного советника президента Украины Дмитрия Выдрина.

«Я несколько устал от бесконечных слов, заклинаний, от мантр по поводу интеграции. За последние годы привык больше полагаться на конкретные примеры, которые дает жизнь», – отметил он.

«Мучительный» 1991-й

Его оппонентами по ту сторону монитора были непосредственный участник подготовки подписания Беловежского соглашения, первый государственный секретарь РСФСР (19.07.1991 – 08.09.1992) Геннадий Бурбулис и советник президента Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев. Они оба говорили о том, что в последние годы перестройки и до декабря 1991 года Союз лихорадило, большая советская семья нуждалась в «цивилизованном разводе». А сегодня, спустя двадцать лет, у России, Казахстана и Украины есть шанс вступить в новые отношения, экономически более правильные и выгодные для независимых стран.

Геннадий Бурбулис извинился перед присутствующими за то, что в 1991 году, понимая стратегическую «приоритетность идей содружества», не смог эффективно помочь реорганизовать СССР.

«И личная моя ответственность больше в том, что интеграционный потенциал содружества не был реализован. Это был 1991 год, год мучительного распада советской тоталитарной империи, переполненный не только экономической разрухой и утратой рычагов управления властью, кризисом коммунистической идеологии, но и глубочайшим национальным кризисом, столкновениями в разных регионах Советского Союза», – сказал Бурбулис.

Он напомнил, что в жизни бывших советских людей все могло бы быть по-другому, возможно, не так трагично, как это произошло, если бы не фатальное стечение обстоятельств и ГКЧП.

«То, что нам не удалось 20 августа 1991 года подписать подготовленный проект Союза Суверенных Государств (ССГ), виной чему августовский путч… лишило нас мирной трансформации советской империи. Нам это не удалось и со второй попытки в ноябре, когда тоже был подготовлен полноценный договор ССГ уже как чистой конфедерации демократических государств», – подчеркнул Геннадий Бурбулис.

От развода к новым отношениям

Он сказал, что фактическая третья попытка оформления последних дней жизни Советского Союза – Беловежское соглашение от 8 декабря 1991 года – содержало в себе реальную стратегию становления новых независимых государств.

«Само соглашение, или Беловежский консенсус – такое название более точно отражает сущность этого события – не только для нашей отечественной, но и мировой истории было необходимым и вынужденным», – подчеркнул Геннадий Бурбулис.

Участник дискуссии из Астаны, советник президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, призвал коллег оставить прошлое для историков и двигаться к обновленным формам содружества на постсоветском пространстве.

«Когда весь мир поделен между мировыми экономическими конгломератами, только интеграция может спасти, в хорошем смысле этого слова, постсоветские республики. Существует очень жесткое мировое разделение труда. В эпоху глобализации на первый план выходит стандартизация законодательства, очень жесткая конкуренция в экономике. Мы понимаем, что в 21 веке мы можем быть конкурентоспособными, объединившись на новых принципах», – утверждает Ермухамет Ертысбаев.

Ертысбаев отвел Украине важную, хотя и гипотетическую роль в этом новом постсоветском экономическом конгломерате.

«Конечно, не будем скрывать, вхождение Украины придало бы невероятно мощный вес, позволило бы нашим странам быть конкурентными и на мировых рынках», – считает он.

Не металлурги правят миром

Дмитрий Выдрин считает сегодняшние попытки объединить постсоветские республики в единое пространство на экономической основе заведомо ошибочным путем.

«Мы слишком поверили, что единую Европу, на которую мы иногда с обожанием, иногда с завистью смотрим, создали специалисты по углю и стали (речь идет о первых европейских интеграционных шагах – создании в 1951 году Европейского объединения угля и стали). И мы повторяем ложные истины, что Европа выросла из “угля и стали”. На мой взгляд – это абсолютная ложь. Не металлурги создавали Евросоюз, его создавали интеллектуалы, которые могут написать концепцию союза и дать поручение газовикам и металлургам о том, чем наполнять эту концепцию. Но не могут металлурги создать союз и давать поручение интеллектуалам», – образно выразился Выдрин.

Он отметил, что сегодня ни в одной из постсоветских стран, которые могли бы интегрироваться на постсоветском пространстве, не сделана работа над ошибками, приведшими к краху Советского Союза.

«СССР держался на двух негласных договорах. Первый – цены каждый год падают, а зарплаты растут. А второй о том, что образование – это действительная инвестиция. И поэтому все родители из села и города пытались дать своим детям хорошее образование. Когда мы вошли в 80-е годы, цены начали не падать, а расти, а образование обесценилось, владелец киоска стал получать больше, чем академик, а сантехник – больше, чем профессор. Сегодня по-прежнему владелец бутика получает больше, чем академик», – сказал Дмитрий Выдрин.

Он говорит, что за последние двадцать лет между бывшими республиками Советского Союза появился новый разделительный барьер в виде коррупции. И страны, которые пытаются максимально интегрироваться на постсоветском пространстве вместе с выгодами для экономики, рискуют объединить и коррупционный потенциал.

«В каждой стране существуют свои формы коррупционной модели, которые, объединившись, нивелируют все усилия для экономического объедения», – подытожил Дмитрий Выдрин.