Шестисерийный фильм «Прощайте, товарищи! (1975-1991)» рассказывает историю апогея и распада советской империи, провала обесценившейся идеологии коммунизма и зарождения группы с трудом осознавших себя государств, которые обрели или вернули себе независимость.

Отец - российский коммунист, дочь – историк, живущая на Западе

Эта великолепная документальная сага написана Жаном-Франсуа Колозимо (Jean-François Colosimo) и Дьердем Далошем (György Dalos). Режиссер Андрей Некрасов провел съемки более чем в десяти странах бывшего восточного блока, объединив свидетельства очевидцев с архивными документами. Все выстроено вдоль основной линии - истории отца, который родился и вырос в Советском Союзе, впитав навязываемые государством ценности. Его дочь воспитывала ее мать на Западе, и он пытается разобраться в сути вещей и оправдать себя, чтобы добиться ее прощения.

Читайте также: О коммунизме после его смерти


От серии к серии, от «Апогея» конца 1970-х годов до «Крушения» в 1989-1991 годах, отец (закадровый голос) рассказывает то, что произошло с его страной и остальными государствами блока, тогда как его непоседливая и любознательная дочь путешествует по этим странам, ищет ответы на вопросы этой 20-летней эпохи и смотрит на проделанный путь за экраном компьютера. Эту роль играет дочь Некрасова, что отнюдь не случайно, так как фильм, хотя и не является автобиографией, повторяет жизненный путь режиссера. Эта история включает в себя множество зарисовок.

«Это конец. Вот, что я сказал себе»


Фильм начинается с краткого пролога отца: «Это конец. Вот, что я сказал себе. Воспоминания отпечатались у меня в памяти с пугающей четкостью. 25 декабря 1991 года. Мне было 33 года, и что-то во мне умерло. Главный для меня после христианства идеал погиб. Коммунизм умер…»

На это дочь отвечает: «Изучать историю я решила в первую очередь для того, чтобы ничего из этого периода не оказалось забытым. Все те ужасы, о которых мы слышали…»

Впечатление от этой саги определяет слияние трех элементов:

- качество рассказов очевидцев, которые в большинстве своем, ранее не публиковались в СМИ
- исключительно тщательная подборка архивных документов.
- динамичный монтаж, в котором умело сочетаются движение вперед и неторопливый обзор интереснейших картин (например, можно увидеть, как выстроившиеся в шеренгу советские солдаты уходят из оккупированного Афганистана).

Удивительное впечатление производит и продолжающийся из серии в серию своеобразный «диалог» способных поспорить друг с другом умом очевидцев. Один из них – известный нам Андрей Грачев (высокопоставленный член ЦК Компартии СССР и пресс-секретарь Горбачева), а другой – неизвестный Алексей Кондауров, генерале КГБ, который, в 1991 году был единственным офицером оставшимся на Лубянке и смотрел, как с площади под окнами убирают памятник основателю его службы Дзержинскому.



Сильнейшее впечатление производят и два рыбака-инвалида, ветераны Афганистана, которые, посмеиваясь, рассказывают о том, как в 18 лет их отправили на войну, не научив даже должным образом обращаться с оружием. В результате оба потеряли ноги в боях.


Во второй серии («Угрозы 1980-1984») режиссер параллельно показывает то, как из одного самолета спускаются прилетевшие на Олимпийские игры спортсмены (из стран, что не поддержали призыв советского диссидента Буковского к бойкоту Игр), а из другого - прибывшие из Кабула израненные и изувеченные солдаты.

Еще по теме: Почему грозные русские коммунисты боялись нищих стихотворцев?

Польша получает своего Папу (рассказ поляка, который вспоминает о том, как Папа буквально удесятерил духовные силы народа) и «Солидарность» (рассказ секретаря Леха Валенсы (Lech Walesa) Божены Рыбицкой (Bozena Rybicka)). Брежнев умирает, и ему на смену приходит бывший глава КГБ Андропов, у которого, по словам очевидца, есть две фобии: радикальный ислам и желтая угроза, на что также наслаивается западная паранойя в эпоху, когда русские и американцы соревнуются друг с другом в расстановке ракет.

Проведя год в кресле генсека, Андропов умирает. Его престарелый преемник довольно скоро отправляется вслед за ним. Настоящая череда похорон, на протяжении которой мы видим, как Арафат сохраняет верность союзникам.

Взлет и падение Горбачева

Оказавшись на вершине государственной власти в 54 года, молодой Горбачев выступает на XXVII съезде КПСС и произносит (эти кадры можно увидеть в фильме) слова «перестройка» и «гласность». Две этих концепции и идеи, однако, не прошли проверку взрывом в Чернобыле: 1 мая в Киеве не были отменены первомайские демонстрации, и ничего не подозревающая толпа людей, по рассказу свидетеля, бодро шла под радиоактивными осадками.

Взлет и падение Горбачева, завеса тайны, окружающая его заточение в Крыму путчистами, лидером которых был назначенный самим же Горби вице-президент-консерватор, - все это очень и очень подробно рассматривается в фильме. Был ли он в курсе того, что готовили путчисты? «Разумеется». Осознавал ли он возможные последствия? «Мне так не кажется», - рассказывает очевидец событий.

Странные перипетии судьбы человека, которого обожают на Западе, но многие ненавидят в собственной стране. Историк Юрий Афанасьев подводит итог: «Он хотел спасти Советский Союз, социализм и партию. Однако все три священных коровы издохли, и его самого обвинили в их смерти».

Далее режиссер с увлечением рассказывает о восхождении хитреца-Ельцина и демонстрирует интереснейший документ, на котором мы видим, как этот молодой и еще малоизвестный человек мечтает занять место того, кто выступает по телевидению: первого секретаря ЦК КПСС.

Сегодня о Борисе Ельцине вспоминают как о старом пьянице, который разбазаривал богатства своей страны и, запинаясь, зачитывал перед камерами текст, не в силах понять его смысл (точно также как Брежнев в последние годы, как нам показывают в начале саги). Мы видим как этот бодрый, активный и способный увлечь за собой толпу человек стоит на танке перед зданием парламента, обличая «мафию и коррупционеров» (то есть отправивших под арест Горбачева путчистов), чтобы встать на защиту президента СССР и тем самым еще сильней загнать его в угол.

Читайте также: Герои КГБ. Шпионские фильмы коммунистического блока

Хотя СССР по праву занимает центральное место в этой долгой истории распада советской империи, каждая серия саги останавливается и на других странах блока. В первую очередь это касается Польши, Венгрии, Румынии, Восточной Германии, в меньшей степени Чехословакии, эпизодически балтийских и среднеазиатских государств. Болгария же остается за бортом.

Сага выйдет на 15 телеканалах в 15 странах Европы

Тут опять-таки звучат захватывающие истории интересных людей, например, троих рабочих локомотивного завода в Бухаресте, которые по очереди рассказывают о визите Горбачева на их предприятие под бдительным взором Чаушеску, а затем о крушении режима румынского диктатора. Или румынской пары, которая сбежала из страны, перебравшись под покровом ночи через венгерскую границу: «Мы вышли из тьмы и вступили в свет». В этой фразе, кстати, нет ничего лирического: на улицах румынских городов в то время не было ночного освещения.

В двух последних сериях, «Восстание» (1989) и «Крушение», все чаще встречаются утомленные лица, заплаканные глаза, поддерживающие друг друга люди, которые, наконец, могут свободно говорить, путешествовать, ездить за границу. «Ни один идеал не может устоять под напором свободы», - делает вывод отец, надеясь, что дочь сможет понять и «простить» его.

«Прощайте, товарищи!» выйдет в эфире 15 телеканалов в 15 странах Европы. Страной, которая не пожелала его приобрести, оказалась главная героиня событий - Россия.