Карьера Бисмарка началась в 1862 году в Пруссии, а с 18 января 1871 года продолжилась уже в созданном им с помощью «крови и железа» Германском рейхе. Но в 1889 году она уже приближалась к своему закату. Сам Отто фон Бисмарк чувствовал это. В тот момент он служил уже третьему по счету кайзеру – за год до этого Вильгельм II, 30-летний внук старого Вильгельма, спустя 99 дней правления своего отца Фридриха III, взял в свои руки скипетр.

1889 год был скорее обычным, по крайней мере по масштабам самого Бисмарка, у которого всегда было предостаточно проблем. В конце января Бисмарк, выступая в Рейхстаге, заявил: «Я считаю Англию старым и традиционным союзником, с которых у нас никогда не было никаких разногласий». Он хотел бы также «поддерживать союзнические отношения, которые существуют с Англией вот уже в течение 150 лет, в том числе и в колониальных вопросах».

Что касается колониализма, то это была серьезная проблема в течение всего 1889-го, а также в последующие годы. Почти десятью годами ранее на Берлинской конференции по Африке, проходившей в 1878 году (так в тексте – прим. перев.), Бисмарк еще мог выступать в качестве «честного посредника». Тогда он представлял рейх, не имевших больших колониальный владений, и, кроме того, пытался сбалансировать враждебные отношения между Великобританией и Францией. В то время национал-либералы, на которых опирался Бисмарк во внутренней политике, были настроены на завоевание колоний и поддерживали политику, которая могла иметь губительные последствия для Германского рейха. В отличие от своих преемников Бисмарк понимал, что Германский рейх «расположен в центре Европы». Ему угрожали другие европейские державы – Франция на западе, Россия – на востоке и Великобритания на морских просторах. Германский рейх находился в зависимости от этих государств.

На протяжении всей жизни Бисмарка беспокоило то, что он называл «cauchemar des coalitions», кошмар коалиций, то есть создания союзов, которые могли быть направлены против Германии или эксплицитно уже таковыми являлись. Признаки подобной ситуации появились в 1889 году. Отношения с Россией были плохие - хуже, чем это было в начале столетия, когда обе империи, связанные тесными династическими узами, были настроены дружественно по отношению друг к другу. Но со временем отношения до такой степени охладились, что германские военные уже приступили к разработке планов превентивной войны против России. Бисмарк в течение этого года предупреждал о существовании «врагов рейха, заинтересованных в существовании угрозы войны, а также в ухудшении отношений между Россией и Германией». Непосредственным поводом для «ухудшения» эти отношений стали кредиты, которые парижские банкиры, прежде всего Ротшильды, предоставили Санкт-Петербургу для проведения индустриализации отсталой царской империи. Что касается военных, то они больше всего опасались строительства в России стратегических железных дорог.

С момента окончания господства Наполеона в Европе Россию и прусскую Германию связывали договорные отношения. В 1881 году был заключен (новый) договор трех императоров, подпись под которым поставили Германия, Россия и Австро-Венгрия, хотя срок его действия составлял всего три года. После распада этого союза, который обязывал его участников проявлять по отношению друг к другу «дружественный нейтралитет» в случае возникновения войны, Бисмарк решил подписать с Россией «договор перестраховки», в котором признавались российские интересы на Балканах, а также право на ее свободный доступ к морям. А в «совершенно секретном протоколе» было сказано, что Россия может силой обеспечить себе этот доступ. Подписанный между двумя странами договор был частью «системы временной помощи», опираясь на которую Бисмарк пытался сделать более безопасным то сложное положение Германии, которое досталось ему в наследство. Но уже в 1889 году договор с Россией считался настолько спорным, что в следующем году, после того как Бисмарк был уволен с поста канцлера и премьер-министра Пруссии – «лоцман сошел на берег», как тогда говорили, - он не был продлен, и Россия таким образом сблизилась с западными державами.

А что происходило во внутренней политике? В это время в парламенте обсуждался закон о социалистах. Продление этого репрессивного закона было главной темой сессии рейхстага зимой 1889 года. Бисмарк после забастовки шахтеров в 1889 году хотел ужесточить этот закон, но коалиция, состоявшая из консерваторов и социал-демократов, заблокировала его продление даже в несколько смягченном виде. Власть ускользала от Бисмарка, и этого уже нельзя было не заметить.