Россия испытала брутальный период своей истории, когда в 90-х годах государству угрожал развал и распад, чем были напуганы даже многочисленные агенты внешнего влияния и те политические силы, которые осознанно или неосознанно способствовали этому.

Прозападная элита неохотно, но вынужденно уступила власть единственной дееспособной тогда структуре в России – Федеральной службе безопасности, которая сумела интегрировать в свою структуру ряд служб, информационных и интеллектуальных структур, призванные подчинить свои интересы главной цели – сохранению государства. В результате перебора и отбора некоторых стратегий и фильтрации определенных групп российского общества, ФСБ и партнеры данной службы пришли к выводу о наиболее приемлемом решении – формировании социально-политической группировки, которая объединяла бы старую и новую бюрократию, представителей силовых структур, а также олигархические группировки различного масштаба.

К тому времени, то есть, к рубежу 90-х и 2000-х годов, ничего лучшего придумать было невозможно. Нет сомнений в том, что данная элита представляла собой плохо сформированную и не имеющую партнеров в обществе группировку, которая до сих пор так и не обрела надежную социальную базу. Правящая в настоящее время в России элита пыталась и пытается обрести некую идеологическую основу, хотя и заявляет, что ей чужда социальная идеология. В действительности же правящий режим выражает интересы наиболее дееспособных социальных слоев – среднего класса и крупной и средней буржуазии.

Нужно сказать, что в данный «переходный» общественно-исторический период ни одному типу правящего режима не удастся избежать идеологизации своей политики, причем, как внутренней, так и внешней. Правящий режим попытался создать и утвердить на политической арене правящую политическую партию «Единая Россия», которая представляет собой сильно экономизированную корпорацию, в которой состоят главным образом беспринципные, карьерно ориентированные люди, не способные стать действительной опорой власти. Данная партия так и не стала субъектом власти, а выполняет роль декоративного аксессуара и обречена на политический и идейный кризис, тем самым ведя за собой всю конструкцию власти в пропасть еще более глубокого национального кризиса.

Таким образом, субъектом власти была и остается Федеральная служба безопасности, которая несет на себе слишком много ответственности и различных государственных и политических функций, помимо тех задач по обеспечению безопасности, которые должна осуществлять.

За прошедшие 10 лет правящему режиму не удалось решить даже предварительные задачи наиболее фундаментальных вопросов:

- формирование принципов и приоритетов социального государства, хотя достигнуты определенные минимальные социальные стандарты;

- экономика продолжает оставаться преимущественно энерго-сырьевой, не сделано ничего существенного в развитии машиностроения, химической промышленности, нет условий для развития науки и техники, в котором не заинтересованы ни коммерческие компании, ни бюрократия;

- Россия все более становится государством, приоритетом которого является получение предпринимательским классом сверхприбыли, что противоречит стабильному и разностороннему развитию экономики и социальной сферы;

- Вооруженные силы так и не получили должного развития, и по многим параметрам отстают от современных типов вооруженных сил;

- в стране не решены региональные и этнополитические проблемы, по-прежнему остается под сомнением вопрос о целостности российского государства;

- значительная часть населения крайне маргинализирована, что создает благоприятные условия для сохранения и усиления сторонников «левого проекта», что выражается в доминировании на левом полюсе коммунистической партии, которая все еще имеет политические перспективы;

- в российском обществе все более укрепляется уверенность в несостоятельности и неадекватности правящей партии «Единая Россия», а лидеры правящего режима, в значительной мере, утрачивают свою харизму и авторитет;

- во внешней политике так и не удалось сформировать устойчивые и надежные партнерские отношения ни с США, ни с ведущими европейскими государствами, ни с Китаем и с крупными исламскими государствами;

- не удалось в полной мере решить проблемы ракетной безопасности, а также войти в более доверительные отношения с НАТО;

- в региональной политике по-прежнему остаются серьезные проблемы в отношениях с Японией, Турцией и с государствами Ближнего Востока, на арене Центральной Азии, а также с государствами Центрально-Восточной Европы, имеются проблемы с государствами постсоветского пространства.

Не меньшие проблемы имеют ведущие государства – США, Великобритания, Франция, Япония, Китай, Индия, многие крупные государства Евразии, но для России данные проблемы, на нынешнем историческом этапе, означают сильные угрозы государству и национальной безопасности. Российская актуальная элита пытается примерить проблемы своей страны к проблемам других государств, но, помимо, возможно, соизмеримых проблем, Россия продолжает испытывать сильные внешние влияния и давления, и не может позволить себе проводить внешнюю политику, выступая в подчиненной роли.

Россия, обладая лишь 70% от объема ВВП Франции или Великобритании и только 50% от ВВП Германии, пытается сохранить за собой статус совершенно независимого мирового центра силы. Это предполагает огромный пресс и необходимость решать совершенно непосильные задачи в условиях масштабного демографического и социального кризиса. Российская политическая и экономическая элита оказалась в условиях бешеной гонки, не только в рамках России, но и на международном «поле», от чего невозможно уйти и дистанцироваться, а приходится играть в большие экономические и политические игры.

Но российская элита далеко не готова к таким жестким играм и конкуренции. Элите, в особенности, экономической, необходима не только поддержка государства, а тесное партнерство с государством. В результате возникает некий исторический альянс российского предпринимательского класса и государства, который отличается от аналогов в других странах наличием необходимости государственной идеологии, отличающейся эклектическим сочетанием правых взглядов и левых наклонностей. В нынешней России вся социальная и политическая надстройка основательно маргинальна и представляет собой паллиатив, что не может вызвать более-менее благоприятных ожиданий в части формирования некой иной, более фундаментальной элиты. Пока никакая другая политизированная группа, кроме ФСБ, не способна адекватно цементировать власть в России, осуществлять целенаправленный и заданный подбор кадров и фильтрации кадров.

Вместе с тем, обладает ли ФСБ достаточным потенциалом для дальнейшего управления государством? Наряду со многими позитивными задачами, которые решила ФСБ в части обеспечения безопасности, сама эта специальная и информационная организация, насчитывающая не более 100 тысяч сотрудников, переживает кризис в сфере кадров и понимании политических задач. ФСБ сознательно допустила раздувание олигархических групп, допустила срастание олигархического характера не только на уровне центральной и региональной власти, а по всей вертикали и горизонтали властей и бизнеса.

Специальная структура взяла на себя ответственность не только по проблемам безопасности, но и политики, но ФСБ не в состоянии ни анализировать, ни проектировать политические процессы и, тем более, внешнюю политику. На протяжении двух десятилетий ФСБ рассматривала интеллектуальные центры в России, которые складывались в течение десятилетий, как своих конкурентов и не доверяла им. Более того, есть признаки того, что не только ФСБ, но и Служба внешней разведки привели интеллектуальные центры к распаду и деградации. В результате специальные службы во многом оказались оторванными от общества, естественно, от наиболее интеллектуально дееспособной части общества. Это допустимо, быть может, в небольшой стране, где нет глобальных политических задач, но для России это совершенно недопустимое положение.

Именно вследствие сильного вмешательства специальных служб сложилась определенная неадекватная ситуация в планировании и осуществлении внешней политики. Длительное время, включая и нынешнее время, Министерство иностранных дел России осуществляет только часть внешнеполитических задач, и роль данного ведомства ограничена, в особенности, в сфере принятия решений. Благодаря сильному влиянию ФСБ и СВР, внешнеполитические функции продолжают находиться в сфере неформальной компетенции Администрации президента России, где собрана, хотя и опытная, но крайне малочисленная группа внешнеполитического планирования и решений, причем, со временем данная группа все больше не соответствует задачам внешней политики.

Наряду с данным, весьма ущербным положением МИД, имеются и проблемы с кадрами в самом внешнеполитическом ведомстве. Многие посольства возглавляются людьми весьма ограниченного характера, не обладающими полнотой информации и задачами по внешней политике. Это нонсенс, но это признается многими российскими специалистами по международной политике, которые обвиняют в этом ФСБ. Сама Федеральная служба безопасности переживает перемены, и руководство службы пытается привлечь в кадры представителей молодого поколения, получивших разностороннее образование.

ФСБ давно рассматривает себя как головную спецслужбу России, которой позволительно контролировать все информационные потоки и участвовать в разнообразной разведывательной деятельности. По некоторым оценкам, ФСБ нанесло большой удар по другим разведывательным службам, во многом ограничив их функции и деятельность. Это, конечно же, вызывает недовольство и откровенно враждебное отношение со стороны коллег, но, видимо, позиция политического руководства страны не допускает развертывания этих настроений враждебности.

За последние годы ФСБ укрепила свою власть, практически, подчинив себе все вооруженные силы и Министерство обороны. В армии не осталось достаточно уверенных в себе генералов, которые могли бы противостоять интересам ФСБ. Практически полностью подчинена Русская Православная церковь, что никогда не было сложной проблемой. Имеется мнение, что ФСБ обладает операционной и финансовой «автономностью», располагая определенными отрядами специального назначения, которые подчинены альтернативным структурам, созданным ФСБ, а также «золотом службы», которое остается вне контроля. Нынешний директор ФСБ, в действительности, имеет неполноценное значение в иерархии власти, служба подчинена нынешнему координатору Совета национальной безопасности Николаю Патрушеву, и власть службы, по существу, персонифицирована в лице Владимира Путина.

Вместе с тем, в обозримой, а возможно, и в среднесрочной перспективе ФСБ сохранит свое влияние и власть, потому что, ослабление этой организации неминуемо приведет к развалу государства, к возникновению новых угроз, и реанимирует те риски, которые, казалось бы, нивелированы. Российская элита и общество до сих пор не предложили организационной альтернативы. Политическая элита в настоящее время проводит более прагматичную политику, что не может быть тождественно эффективной политике.

Политика России остается не выверенной, и если на внутриполитической арене это не выглядит столь выпукло, то внешняя политика выглядит неуклюжей, имеет свойства эксперимента, который время от времени завершается фиаско. Совершенно очевидно, что Владимир Путин, как и любой крупный политик, пытается «цивилизовать» власть и представить ее как более зрелую и дееспособную. Поэтому, в ближайшее время в России будет происходить конструирование внешнего политического декора, к власти будут приближаться некоторые общественные круги, но это не будет означать ничего принципиального.

Некоторые «идеологи» российской власти пытаются объяснить необходимость продолжения и укрепления власти ФСБ задачами недопущения создания в России военной диктатуры, которая будет тесно связана с «левым проектом». Но это полная фантазия и не имеет никаких оснований. Таких угроз в России нет, так как армия в идеологическом смысле была полностью дезорганизована еще в советское время и так и не сумела реорганизоваться как некая политическая сила. Армию всегда более всего опасались КГБ, а затем и ФСБ, и сделали все для гашения каких-либо угроз. Например, находясь перед перспективой катастрофы, КГБ так и не приняло предложение некоторых армейских генералов относительно «реального государственного переворота», что привело к возникновению нереального путча ГКЧП.

ФСБ, несомненно, имеет партнеров во внешней политике, то есть, на международной арене, что укрепляет политическое значение этой службы, в целом. В усилении власти и роли ФСБ заинтересованы те внешние центры политической и экономической силы, которые заинтересованы в стратегической устойчивости России, в продолжении эксплуатации минерально-сырьевой базы страны. Российские власти не могут не понимать, что их будущее во многом зависит от сотрудничества с внешними силами, государствами, транснациональными компаниями и политическими группировками, прежде всего, Запада.

Сейчас нет сомнений, что дальнейшее становление российской государственности связано с укреплением позиции ФСБ, службы, которая утрачивает многое, но и многое приобретает в своем политическом и кадровом содержании. Вместе с тем, ФСБ не достает только идеологических приоритетов, без чего очень сложно приобрести роль и положение «субъекта власти» в такой стране, как Россия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.