Тем вечером, ровно 50 лет назад, в Бейруте бушевала гроза. Худой человек средних лет спокойно закрыл за собой дверь квартиры в доме, расположенном на холме, спустился на пять лестничных пролетов и вышел на темную Рю-Кантари. Удостоверившись, что за ним никто не следит, он быстро прошел по залитым водой улицам в порт, где его ждал сухогруз «Долматов». Как только он поднялся на борт, судно подняло якорь и вышло в бурное Средиземное море. Оно шло в Одессу, и на его корме развевался флаг с серпом и молотом. Проведя почти четверть века в тени, Ким Филби, наконец, отправлялся на свою духовную родину, которую он раньше посещал только в мыслях.

Побег Филби в Советский Союз 23 января 1963 года стал одним из самых драматических моментов холодной войны. Исчезновение Филби дополнило тот унизительный удар, который нанесла по тайному миру британских спецслужб «Кембриджская пятерка». Девятью годами раньше министр иностранных дел Гарольд Макмиллан (Harold Macmillan) заявил в Палате общин, что оснований считать Филби так называемым «Третьим» - человеком, который помог бежать в Россию в 1951 году шпионам Гаю Берджессу (Guy Burgess) и Дональду Маклину (Donald Maclean), - нет. Между тем, именно Филби и был этим «Третьим».

Еще были «Четвертый» – Энтони Блант (Anthony Blunt) – и «Пятый» , Джон Кернкросс (John Cairncross), который помог выдать секрет атомной бомбы. Однако Филби остается архетипическим предателем. Им восхищались в MИ6 – секретной разведывательной службе, – пока он посылал агентов на смерть за «железный занавес».

Читайте также: Дело о шпионаже в Германии

Не последнее место среди жертв той войны, которую Филби вел против своей родины, занимают его жены, а также дети, вынужденные жить в «вакууме», созданном его исчезновением. Дадли Филби (Dudley Philby), которого друзья называют Томми, - третий из пяти детей шпиона. Всех их родила вторая жена Филби Эйлин. Брошенная мужем, она умерла от дыхательной недостаточности в 1957 году в возрасте 47 лет. Вскоре после этого Томми и остальные дети Филби лишились также и отца. Его заподозрили в шпионаже, он вынужден был уйти из МИ-6 и, занявшись журналистикой, уехал в Бейрут корреспондентом Observer и Economist. Его бегство в 1963 году раскололо семью.

«Когда наша мать умерла, а отец уехал, нас разобрали родственники и крестные. Все они были с нами добры и внимательны и очень нам сочувствовали», - рассказывает Томми.

Он смог посетить отца в его изгнании только спустя годы. Они сумели восстановить отношения, и Томми в семидесятых годах пять раз посещал Москву.

«Я получил письмо спустя много месяцев, когда отец был в Москве, - вспоминает он. – Он все держал в секрете, но отцом он был очень хорошим. Он просто верил в коммунизм и следовал своей вере. Мне Москва не понравилась – я люблю виски».

Ночной побег Филби был вызван визитом бывшего главы резидентуры МИ-6 в Бейруте Николаса Элиота (Nicholas Elliott), которого послали добиться признания от старого друга. 10 января 1963 года Филби устно сознался Элиоту в обмен на обещание неприкосновенности. Шестью днями позже Филби вызвали в британское посольство. Заподозрив ловушку, «Третий» связался со своим куратором из КГБ, который и организовал его морскую эвакуацию.

Также по теме: Самая многочисленная разведка в мире и пираты на пенсии

«Мой отец был очень добрым человеком, у которого были свои убеждения, - говорит Томми, большую часть жизни проработавший с лошадьми. – Я был с ним не согласен, но он был тем, кем был. Что я мог с этим поделать?».

А как насчет тех, кто погиб из-за измены Филби?

«Нет никаких сведений о том, что кто-то из-за нее погиб».

Однако Майкл Смит (Michael Smith), автор книги «Шесть» (« Six»), посвященной истории МИ-6, так не считает. Он вспоминает о десятках, если не сотнях обреченных агентов, которые были заброшены в недавно сформированный Восточный блок МИ-6 и ЦРУ в послевоенный период.

Замаскированное под камень средство связи


«Количество сорванных операций МИ-6 и убитых из-за предательства Филби агентов невозможно подсчитать, - утверждает он. – Однако ясно, что он сорвал все планы в Прибалтике, Польше, Албании и на юге Советского Союза. Некоторые из этих операций, без сомнения, потерпели бы неудачу по другим причинам, но за их провал в полном масштабе отвечает Филби».

Испортила ли жизнь Томми репутация отца? «Нет-нет, - уверяет он. – У меня отличные друзья и хорошее здоровье».

Читайте также: Шпионский аншлаг в Штутгарте

Россия второй половины ХХ века оказалась далеко не тем социалистическим раем, о котором мечтал Филби в золотые юношеские годы в Кембридже. К тому же, его не только не встретили как героя, но и задвинули на обочину, так как КГБ боялся, что он на самом деле был двойным агентом. В результате Филби начал искать утешение в бутылке.

«Я не был готов увидеть то, что увидел, - вспоминал генерал КГБ Олег Калугин, посетивший в 1972 году квартиру Филби в доме недалеко от улицы Горького. – В полутемной прихожей меня встретила человеческая развалина, от которой разило водкой».

Калугина отправили реабилитировать Филби. Кремль увидел, что число потенциальных агентов на Западе стало сокращаться, и решил показать, что он может обеспечить своим «кротам» счастливую жизнь в отставке.

Несмотря на «просушку» Филби так официально и не взяли на работу в КГБ. Тем не менее, ему обеспечили комфортные условия: отремонтированную квартиру, дачу, поставки английской горчицы, оксфордского конфитюра и вустерширского соуса, а также романов П. Г. Вудхауза – реликвий былой жизни, которую он оставил позади той январской ночью.

Также по теме: Наступление российской разведки

Хотя, возможно, Филби не заслуживал спасения, но все же до некоторой степени нашел его в лице своей четвертой жены Руфины Пуховой, которая смогла отчасти смягчить шпиону угнетающие реалии его новой жизни в России.

«Ким не жалел, что бежал в Советский Союз, но был разочарован многим из того, что здесь увидел, - вспоминает Руфина, живущая сейчас в Москве. – Его шокировал вид бедных людей в плохой одежде. Ким понял, что все эти обещания “построить коммунизм” не выполнены».

«Думаю, если бы он увидел нынешнюю Россию, он расстроился бы еще сильнее. Между богачами-олигархами и бедняками сейчас существует гигантский разрыв. Современная Англия ему тоже вряд ли понравилась бы. Это правда, что он пытался покончить с собой. Тем не менее, он не жалел, что сюда приехал и не хотел вернуться. В последние годы он говорил: “Это золотой закат моей жизни”».

Гарольд Адриан Рассел «Ким» Филби (Harold Adrian Russell «Kim» Philby) - один из самых ловких предателей ХХ века, умер в Москве в 1988 году в возрасте 76 лет. Безжалостность, которая позволяла ему вести двойную жизнь, питалась редкой верой в конкретную политическую систему – чувством, которое большинству людей в наши дни показалось бы наивным. Он мог быть ласков со своими детьми, но семья всегда была для него на втором месте.

«Во мне живут два разных человека, - однажды заметил он. – У меня есть частная жизнь и политические убеждения. Разумеется, в случае конфликта верх берет политическая сторона».

В отличие от Руфины, Томми Филби считает, что его отец в конце жизни, когда коммунизм начал рушиться, осознал свою ошибку.

«В итоге он понял, что был неправ».

Однако тем, кого некогда сбрасывали с парашютом в ночи, это уже не могло помочь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.