Российские идеологи уже давно пытаются исказить взгляд на оккупацию Чехословакии войсками Варшавского договора в 1968 году. Теперь, по словам Петра Блажека из Исследовательского института тоталитарных режимов (ÚSTR), это хотят сделать коммунистические депутаты российской Государственной Думы. «Это продолжается с прихода российского президента Владимира Путина. Правда, советское и российское руководство ни разу после падения железного занавеса не назвало Пражскую весну контрреволюцией. Однако если все так пойдет и дальше, мы этого еще, вероятно, дождемся», — так в интервью порталу Aktuálně.cz Петр Блажек комментирует инициативу российских депутатов, которые считают, что во время вторжения в 1968 году советские солдаты спасли Чехословакию от оккупационных войск НАТО.

Aktuálně.cz: Как, собственно говоря, понимать намерение российских депутатов, которые предлагают изменить закон о ветеранах, чтобы советские солдаты, которые в 1968 году оккупировали Чехословакию, имели «те же льготы, что и их предшественники, которые освобождали Европу от нацизма»? Стоит махнуть рукой? Или, быть может, возразить?

Петр Блажек: Мы говорим о предложении трех депутатов от коммунистической партии, которая не является правящей. С другой стороны, эта попытка является продолжением целой цепочки усилий и шагов, касающихся событий конца 60-х годов прошлого столетия, роспуска Варшавского договора, распада Советского союза, а также роли коммунистических партий в этих событиях.

Данное предложение вписывается в общую картину изменений в интерпретации истории в России. Причем попытки изменить трактовку событий, которые доказуемо имели место, предпринимаются в России уже много лет — с назначения российского президента Владимира Путина.

Сам же он никогда столь жестко не высказывался об оккупации Чехословакии. Пока он следует линии советского президента Михаила Горбачева, который назвал вторжение в Чехословакию ошибкой. Более решительно эти события осудил российский президент Борис Ельцин, продолжив линию Горбачева, а потом к этой трактовке присоединился и Путин.

Желание российских депутатов я воспринимаю как пробу местных консервативных элит, связанных с коммунистическим режимом и пытающихся трактовать историю по-своему.

Игра с огнем

— Историки называют подобные попытки «игрой с огнем» и напоминают, что сегодня диктатор Сталин в России является самым популярной исторической фигурой. И это тем парадоксальнее, что Сталин отправил десятки миллионов русских на казнь или в сибирские лагеря…

— Популярность Сталина в России основана на том, как преподносится его роль в Великой Отечественной войне. Так россияне называют ту часть Второй мировой войны, которая последовала за большевистско-нацистским пактом Молотова-Риббентропа. Российская пропаганда, таким образом, сводит Вторую мировую войну лишь к периоду 1941-1945 годов.

Несомненно, это игра с огнем. Ведь все это связано с российской внешней политикой, вернее с тем, что происходит на Украине, со стремлением Кремля добиться великодержавного положения и, наконец, с растущей ролью армии и сил безопасности в России.

Советское и российское руководство ни разу после падения железного занавеса не назвало Пражскую весну контрреволюцией. Однако если все так пойдет и дальше, мы этого еще, вероятно, дождемся.

— Зарубежные операции советской, а затем и российской армии все чаще интерпретируются российской пропагандой как успешные спасательные операции? Я правильно вас понимаю?

— Именно так. Российская пропаганда уравнивает все эти операции: будь то предвоенная оккупация Прибалтики, захват Грузии, подавление беспорядков в Восточной Германии, оккупация Венгрии, а затем и Чехословакии. И это, не говоря уже о российской аннексии Крыма и поддержке пророссийских сепаратистов в украинском Донецке и Луганске.

Кроме того, весьма вероятно, что это является своеобразным посланием Кремля прибалтийским государствам. Однако здесь мы уже говорим об общей смене атмосферы.

Я бы не хотел переоценивать предложение трех российских коммунистов. Хотя один из них, депутат Юрий Синельщиков, активно участвовал в создании печально известного документального фильма российского государственного телеканала об агрессивной контрреволюции в Чехословакии, масштабных рейдах западных разведок и тайных складах оружие в период Пражской весны.

Это уже давно не шутливый фольклор

— А не является ли это просто фольклором российских коммунистов? Кто может поверить в эти небылицы?

— По всему миру коммунисты предлагают разные вещи. Однако этот их фольклор начинает представлять угрозу в контексте государственной политики. Посудите сами: то, что пару лет назад на Украине казалось бы фантасмагорическим фольклором, очень сильно резонирует сегодня — в период, когда российская внешняя политика становится все более агрессивной и интенсивно упрочиваются стереотипы врагов, которые виноваты во всех внутренних проблемах России.

Сплочение народа из-за поисков врага, усиление национализма рука об руку с великодержавными планами и апеллирование к имперскому прошлому России мы уже наблюдали, как и все вытекающие из этого трагические последствия. Поэтому в данном контексте уже давно речь не идет о шутливом фольклоре.

Я не сторонник того, чтобы чешский президент реагировал на любой недружественный шаг или критику в отношении Чешской Республики. Однако если упомянутое предложение российских коммунистов получит поддержку Государственной Думы, глава ЧР, конечно, должен будет отреагировать, пусть даже Милош Земан занимает очень пророссийскую позицию.

На политику России он смотрит как минимум с пониманием, но, с другой стороны, он всегда отстаивал Пражскую весну. О ней он никогда не говорил как о контрреволюции.

— Возможно, некоторые аргументы российских депутатов в обосновании их предложения нашли бы поддержку и в Чехии. Например, довод о том, что после 1990 года страны Восточной Европы вследствие усиления влияния Европейского Союза и США утратили суверенитет, сократили свой экономический потенциал и снизили уровень жизни населения. Вторжение стран Варшавского договора якобы отсрочило эти события на 22 года…

— Конечно, в Чехии это находит отклик. Кстати, в том числе и поэтому российская пропаганда постоянно это муссирует.

В этом отношении ситуация в Чехии очень ухудшилась. То, что раньше продвигала только коммунистическая партия, а порой только часть ее консервативного крыла, сегодня одобряют и ультраправые.

Сегодня пророссийские силы в Чехии намного более разнообразны, и их трудно идентифицировать как единый лагерь. Однако никто до сих пор не связывал Пражскую весну с контрреволюцией западных спецслужб. В последний раз об этом говорили в годы нормализации. Хотя…

— Хотя?

— Хотя, например, недавно назначенный зампред партии KSČM Йозеф Скала в годы нормализации относился к тем, кто в своих статьях открыто поддерживал советскую оккупацию Чехословакии. Он был одним из идеологов коммунистической партии до 1989 года. Однако, с другой стороны, для некоторых коммунистов слова о контрреволюции по-прежнему остаются неприемлемыми.

Полезно знать и то, что мемуары упомянутого российского депутата Синельщикова (он принимал участие во вторжении как солдат, — прим. перев.) об оккупации Чехословакии публикуются на разных серверах… например, на Sputnik.cz. Их также передавал «Голос России», а это российская государственная радиостанция, которая вещает за рубежом, в том числе и на чешском языке.

Спасательная операция? Во время оккупации погибли 402 мирных жителя

— Сколько жителей Чехословакии погибло при оккупации, раз уж мы говорим о том, как войска Варшавского договора спасали нас от контрреволюции?

— В прошлом году военные историки Ива Пейчох и Прокоп Томек произвели наиболее точные подсчеты: с августа по конец 1968 года погибли 135 чехословаков. К концу 1990 года, то есть до падения железного занавеса, 402 гражданина.

За исключением августа 1968 года все это были жертвы транспортных аварий (248), четыре человека были забиты, а 12 убиты. Причем среди жертв было много детей и подростков.

Эта статистика красноречиво свидетельствует о формах протеста против советской оккупации. Нет более убедительного аргумента против слов российских депутатов, которые говорят о перестрелках с контрреволюционерами под Раковником или в Баньской Быстрице. По сути, тут не было никакого вооруженного сопротивления.

К насилию граждане Чехословакии прибегали только в первые дни оккупации — например, у стен Чехословацкого радио, где люди бросали в оккупантов камнями и поджигали их БМП. Никакой вооруженной до зубов контрреволюции тут не было, как утверждает российская пропаганда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.