3,1 миллиона солдат отправил Вермахт в июне 1941 года на восток с целью участия в нападении на Советский Союз. У этого плана был лишь один недостаток: половина войск не была подготовлена к стремительному военному походу.

Тому, кто планирует войну, следует очень тщательно к ней подготовиться. На тренировку и снабжение войск неизбежно требуется время, причем много времени. А прежде чем солдаты отправятся, собственно, на войну, им необходимо еще некоторое время, чтобы передохнуть после курса подготовки.

31 июля 1940 года Адольф Гитлер проинформировал командование Вермахта о своем решении «разделаться с Россией». Начало наступательной операции он назначил на май 1941 года. С этого момента крайним сроком обеспечения армии всем необходимым считалось 30 апреля 1941-го.

Однако незадолго до «дня икс» баланс, подведенный отделом экономики и вооружения при Верховном командовании Вермахта, оказался неудовлетворительным: хотя и было сформировано необходимое количество дивизий, при более детальном анализе ситуации статистические данные оставляли желать лучшего.

Численный состав сухопутных войск, в соответствии с планом, был увеличен с 4,55 до пяти миллионов человек. Еще значительнее усилились другие рода войск: количество солдат ВВС выросло на 40% с 1,2 до 1,68 миллиона, а количество матросов ВМС выросло на 60% с 250 до 404 тысяч. Однако это было еще немного в сравнении с войсками СС, подчинявшихся Генриху Гиммлеру: их численный состав утроился с 50 до 150 тысяч солдат.

Но далеко не так радужно обстояли дела с материальным обеспечением войск. В докладе отдела экономики и вооружения при Верховном командовании Вермахта от 31 марта 1941 года были опубликованы пугающие данные, в соответствии с которыми, нападение на СССР не представлялось возможным.

Так, например, к тому моменту была произведена всего 1151 7,5-сантиметровая пушка, что составляло лишь около 10% от запланированного числа — притом, что именно эти пушки должны были стать главным оружием предстоявшего похода. Из этих 1151 пушки 572 были установлены на танках Panzer IV и 377 на самоходных установках Sturmgeschütz III. Впрочем, боеприпасов для этих орудий было произведено 2,2 миллиона штук, что составляло 83% от запланированного количества.

Несколько иначе обстояли дела с легкими танковыми оборонительными пушками калибра 3,7 см: их на 31 марта 1941 года было произведено 14 838 штук — 80% от плана. Кроме того, в арсеналах было накоплено 18,7 миллиона штук боеприпасов.

Это составляло всего 51% от запланированного количества, но это обстоятельство не имело значения: легкие самоходные установки (PaK) успели проявить себя не самым лучшим образом в ходе недавнего Западного похода. В этой связи танковые подразделения 19 немецких пехотных дивизий были снабжены французскими пушками калибра 4,7 см. В общей сложности Вермахт, таким образом, получил 823 пушек Canon antichar de 47 mm 1937 года, которые оказались сопоставимы по своим качествам с немецкими 5-сантиметровыми пушками PaK.

Не намного лучше складывалась ситуация и с танками. По сравнению с началом Западного похода сухопутные войска действительно стали во всех аспектах сильнее и располагали в преддверии «Операции Барбаросса» 979 танками Panzer III и 444 танками Panzer IV, по сравнению с маем 1940 года, когда в их распоряжении находилось «всего» 349 и 278 танков той и другой модели, соответственно. Однако поскольку количество танковых дивизий выросло почти вдвое, недостаток техники Вермахту приходилось компенсировать трофейными орудиями, в первую очередь, чехословацкими танками моделей 35 и 38. По своей мощи они были сопоставимы с Panzer III, но значительно уступали Panzer IV и советскому танку Т-34.

Вся Третья танковая группа, состоявшая их четырех танковых и трех мотострелковых дивизий, была укомплектована именно чехословацкими танками. Это было, в принципе, совершенно правильное решение, потому что тем самым облегчалась задача по снабжению этих войск запчастями.

Вместе с тем эта танковая группа располагала достаточным количеством гусеничной техники — ведь, находясь на передней линии фронта, она должна была быть «наконечником копья». Этой части сухопутных войск были подчинены в общей сложности 26 дивизий, задачей которых было прорывать линию фронта противника и максимально оперативно закрепляться у него в тылу.

За ними следовали 45 дивизий второй, третьей и четвертой «волн». Они уже наполовину были оснащены трофейной, а не только немецкой техникой — грузовиками, легковыми и колесно-гусеничными машинами. Начиная с пятой «волны», у дивизий не было даже этой техники, так что большинство из 56 дивизий располагали почти исключительно гужевым транспортом. 15 дивизий из 15-й и последней «волны» считались резервом и в целях оперативной передислокации были оснащены трофейной техникой.

В общей сложности Вермахт в середине июня 1941 года — непосредственно перед нападением на СССР — располагал 3,1 миллиона солдат, 3648 танками всех типов 20 тысячами самоходных установок. Несомненно, это была могучая сила.

Но насколько мощна она была в сравнении с Красной армией? Точных сведений на этот счет нет — данные разных авторов существенно отличаются друг от друга. Советская армия имела в среднем от 2,8 до 3,3 миллиона солдат, от 11 до 15 тысяч танков и от 40 до 60 тысяч самоходных установок.

Таким образом, говорить о тотальном превосходстве немецкой Восточной армии не приходится. Генералитет хорошо понимал это — военный историк Рольф-Дитер Мюллер (Rolf-Dieter Müller) писал: «Когда Вермахт 22-24 июня 1941 года пересек границы СССР, военное руководство было уверено, что благодаря если даже не материальному превосходству, то своим оперативным действиям сумеет добиться успеха».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.