100 лет назад, в момент, когда Российская империя, которая была активным участником Первой мировой войны, почти одержала победу над германскими дивизиями, надвигавшимися на нее, пятая колонна организовала Февральскую революцию. Ее катастрофические последствия ощутимы даже по прошествии целого столетия. Прежде чем начать рассказ об этом событии, необходимо сделать некоторые краткие замечания о монархизме, чтобы с исторической перспективы длиной в один век вообще можно было уяснить для себя какие-то выводы.

 

На самом деле русская идеология коренилась в православной вере, поскольку практически с Крещения Руси вплоть до той печально известной революции жизнь русского человека во всех ее проявлениях основывалась на этой вере. Из-за такой преданности православной вере и тяготения русского народа к святости Господь одарил его удивительным покровительством и заступничеством, ролью «Третьего Рима», то есть хранителя Истины Христовой до Его второго пришествия, и поэтому четвертому Риму не бывать.

 

Еще из Библии нам известно, что царская власть дается Богом, и что еще в Ветхом Завете цари назывались божьими помазанниками. Из Новозаветной истории мы знаем, что первый христианский император, Константин Великий, перед решающей битвой с Максенцием увидел на солнце огромный крест, на котором было написано «Сим победиши!». И так побеждали все императоры Восточной Римской империи, пока Христос был альфой и омегой в этой империи. Когда же, столкнувшись с турецкой угрозой, вместо Христа греки обратились к главному еретику в Риме и заключили позорную Флорентийскую унию, Господь доверил роль хранителя Его православной веры более достойным — братскому русскому православному народу. Из Библии мы знаем и заповедь Господню: «Не трогайте помазанников Моих и пророкам Моим не делайте зла» (Первая книга Паралипоменон, глава 16, 22). Именно поэтому Февральская революция была, прежде всего, глубоко богоборческим актом и прямо нарушила заповедь Господа!

Итак, еще в середине XIX века злой дух западной дехристианизации (профессор Слободан Антонич правильно замечает, что этот термин более точен, чем секуляризация, потому что сам префикс де- говорит нам о том, что речь идет не только о процессе, но и о проекте) завладел русской интеллигенцией. Но тогда этот злой дух все еще не находил опоры в народе. Интеллигенция не обращала внимания на призывы и пророческие предостережения великих русских писателей и мыслителей (упомяну лишь Гоголя и Достоевского), которые предупреждали, что в случае дехристианизации русского общества в России может произойти настоящая катастрофа.

 

Эта интеллигенция больше доверяла Белинскому (одному поверхностному журналисту материалистического толка, который, однако, в духовном и интеллектуальном отношении не стоил и мизинца такого подлинного гения и духовной глыбы, как, например, Гоголь), и распространяла его яд в среде русской университетской молодежи. Но уже тогда гениальному духу Гоголя и Достоевского было ясно, что «Мертвые души», которые мертвы, потому что живут без Христа, и «Бесы», которые беснуются, потому что живут без Христа, сойдя со страниц их книг, займут кресла во власти и возьмут бразды правления государством в свои руки. Именно это и случилось в феврале 1917 года!

 

Первый миф, который необходимо развеять, говоря о Февральской революции, как, кстати, и обо всех других революциях, это миф о том, что к революции привело «недовольство народных масс». Ведь Февральская революция отнюдь не была продуктом «недовольства народных масс». Она стала результатом антихристианского заговора западных элит, точнее антихристианской банковско-масонской олигархической касты, которая панически боялась, что после победы в войне православная Российская империя станет ведущей державой мира (не случись Февральской революции, это неизбежно произошло бы), с российской пятой колонной, которую образовывали, прежде всего, тщеславные и недальновидные генералы либерального толка, нарушившие клятву, данную царю, и жалкие и не слишком умные марионетки из депутатов Думы, тоже поборники либерализма. Эти люди согласились на неприглядную роль обычных наемников Запада.

 

«Массовые демонстрации», организованные в Москве и Петрограде, были лишь прикрытием, необходимым для того, чтобы скрыть государственную измену тогдашней русской элиты. Собственно такой же была и наша революция пятого октября, таким же был украинский Майдан, где «толпа» послужила всего лишь прикрытием государственной измены части политической и военной элиты и олигархов. Западному элементу необходимо было продемонстрировать, как «народ массово восстал против тирании диктатора» (о ком бы ни шла речь: о Николае Втором, Чаушеску, Милошевиче, Януковиче…). На самом же деле во всех этих странах, где был организован государственный переворот под названием революция, большая часть народа, в большей или меньшей степени, любила своего лидера…

 

Существует второй миф о том, что Февральская революция стала победой настоящей русской аристократии. Настоящая русская аристократия гибла на полях сражений Великой войны, защищая Отечество от агрессора, и только негодяи могли бороться за власть во время войны, когда враг идет на родную страну. Так что Керенский и его сотоварищи — это русский сброд, а не русская аристократия. Из Февральской революции (как и из всех других позднейших революций, ведь первую революцию организовал падший ангел еще на Небесах, а все последующие революции пронизаны именно его, сатанинским, духом) можно извлечь такой урок: безбожники не приносят мира, как обещали, а «одаривают» все большей и большей нуждой и гражданской войной.

Здесь нельзя не подчеркнуть ответственность и «никакое», мягко говоря, лояльное отношение одной части епископата Русской православной церкви к Февральской революции, что, конечно же, добавило своеобразной «легитимности» власти таких авантюристов, как Керенский и его соратники. В том числе из-за подобной позиции Русская православная церковь и огромное количество ее верующих пережили в ХХ веке настоящую Голгофу, и только реки крови русских мучеников смыли грехи «лояльных» архиереев.

 

Из века в век Третий Рим или православная Российская империя с Божьей помощью расширяла свою территорию. Накануне страшной смуты 1917 года (сначала Февральской, а затем Октябрьской революции) российское государство занимало значительно большее пространство, чем современная Россия. Помимо Малороссии (современная Украина) и Белоруссии, в империю входили обширные территории в Средней Азии и Закавказье, а также Финляндия и значительная часть Польши… В результате Февральской революции, а затем октябрьского переворота после Брест-Литовского договора страна сжалась примерно до размеров российского государства при Иване Грозном. Что касается человеческих ресурсов, то отмечу: в период правления святого царя Николая население Российской империи возросло почти до 50 миллионов человек! Хотя территориальные и человеческие потери в результате этой страшной смуты, случившейся сто лет назад, это лишь одно из измерений великой русской трагедии ХХ века.

 

Другое измерение — это потеря русской православной идентичности. Русские исследователи, которые всерьез занимались Февральской революцией 1917 года в России, обнаружили один интересный феномен. Масштабная популяризация западного образа жизни и борьба с русской православной идентичностью, пропаганда полной дехристианизации в культуре — вот основные характеристики русских СМИ как после Февральской революции, так и после «горби-ельцинского» периода русской государственности.

 

Полностью секуляризированный, дехристианизированный интеллект просто не в состоянии вникнуть в сущность истории России после крещения Владимиром. Мне лично было очень больно осознавать, что в сербском патриотическом корпусе тоже есть люди блестящего ума, невероятной эрудиции, патриотических взглядов и завидной честности и смелости, которые считают идеи Февральской революции исключительными, а ее идеологию — верхом человеческой мысли. В их представлении во всем виновата Октябрьская революция, потому что не будь ее, Россия могла бы заменить Британскую империю. Подобное полнейшее непонимание русской истории, непонимание роли, которой Господь наделил Россию, неспособность отличить русскую имперскую традицию от английского империализма, безусловно, говорят о полной неспособности вообще что-то понять в истории России. Православная Российская империя стала Третьим Римом благодаря православной вере, а теократическое государство Россия отнюдь не случайно получило название Святая Русь. Но после Февральской революции, став светским государством, Россия оказалась на краю гибели.

 

К счастью, промысел Божий намного разумнее даже самых блестящих секуляризированных сербских умов. После Февральской революции в день вынужденного отречения царя Николая Второго от власти промысел даровал православным верующим в России утешение в виде явления Державной иконы Божьей Матери в Вознесенской церкви села Коломенское 2 (15) марта 1917 года (сегодня это район Москвы). На этой иконе Пресвятая Богородица изображена Царицей на русском троне с царским скипетром в руке.

 

Это стало огромным утешение для всех православных россиян и знаком, что Богородица вымолила у Своего Сына спасения России от перерождения в Британию. Безбожная власть провозгласила безбожное государство, но обретение Державной иконы Божьей Матери показало и доказало, что безбожная светская власть не будет вершить судьбу России, потому что ее судьба будет решаться на небесах. Явление просто было знаком того, что и после Февральской революции, и после Октябрьской Москва останется Третьим Римом. Так же, как Богородица стояла рядом с крестом, когда на нем распинали ее Сына, она не отступилась и от «русского креста» в мученическом для русских ХХ веке.

 

Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Вместо поборников изменения русской идентичности, которое в СМИ начали активно пропагандировать еще в первые дни после Февральской революции, и целью которого было «превратить русских в британцев», Запад поддержал в Гражданской войне, начавшейся в России, коммунистов, как еще более ярых русофобов, чем те, кто вершил революцию в феврале. Расчет был простым: Ленин и Троцкий будут вынуждены плясать под западную дудку, потому что именно благодаря Западу победили в Гражданской войне. На Западе и представить себе не могли, что вслед за Лениным и Троцким из тени выйдет Иосиф Виссарионович Сталин, которому не будет ни играть по западным нотам, ни насаждать западные «ценности».

Выступает Лев Троцкий

Этот человек хорошо усвоил правило русских царей: у России есть только два союзника — армия и флот. Конечно, правление Сталина было жестоким, но была спасена русская государственность. Без крепкой руки огромное евроазиатское пространство невозможно было бы спасти от полного развала на карликовые государства. Запад не мог простить этого Сталину и начал новую войну против русского государства. Огромные жертвы во время Второй мировой войны напомнили русским людям, что они, прежде всего, братья и сестры, а не классовые враги. И победа русского оружия над оккультным и сатанинским Третьим рейхом доказывает, что молитвенное покровительство Богоматери не покидало Россию в ХХ веке.

 

Рассматривая таким образом ход русской истории в прошлом веке, по прошествии целого столетия после событий 1917 года можно прийти к одному выводу, с которым либеральные умы, конечно, не согласятся. И все же я надеюсь, что его воспримет огромное количество людей, которые сохранили свою православную христианскую идентичность. Вывод такой: именно с точки зрения истребления идентичности Февральская революция была большим злом, чем Октябрьская. Да, Господь допустил страшные страдания России из-за страшных грехов ее интеллигенции, но он не допустил гибели России. Потому что искоренение веры не способно нанести ей такого вреда (из крови мучеников рождается новая вера), какой может повлечь ренегатское и искаженное христианство и протестантский дух создателей Февральской революции.

 

И когда в эру Владимира Путина после того, как Россия явно встала с колен, Запад захотел организовать еще одну революционную смуту в России — на этот раз «цветную» и опробованную во многих странах, Пресвятая Богородица еще раз напомнила о своем заступничестве за Россию. Ее пояс в аэропорту Пулково близ Санкт-Петербурга встречал лично президент России Владимир Путин. Этот пояс пронесли по всей русской земле, составив маршрут в форме креста, и ему поклонились миллионы верующих россиян. Так что после этого все попытки организовать «русский Майдан» на Болотной площади закончились ничем.

 

Конечно, в «эру Владимира Путина» мы как будто являемся свидетелями «второго крещения Руси». По данным РПЦ, количество церквей, восстановленных после краха коммунизма, достигает десятков тысяч, а количество возрожденных монастырей приближается к тысяче. Несмотря на суровую русскую зиму, сотни тысяч россиян ждали на улице, чтобы лично поклониться поясу Пресвятой Богородицы, а также деснице Иоанна Крестителя и Дарам волхвов. Тиражи книги «Несвятые святые» архимандрита, а теперь уже епископа Тихона Шевкунова уже давно перевалили за миллион.

 

Это большое утешение и надежда также для любого верующего серба. Россия «возвращается к себе», а мы должны молиться и бороться за то, чтобы и Сербия начала «возвращаться к себе». Подобного возрождения России, вне всяких сомнений, не случилось бы, если бы последние сто лет ею правил протестантский дух организаторов Февральской революции. И все это я пишу потому, что сегодня в Сербии, к сожалению, царит именно такой дух. И так же, как протестантский дух русских «творцов» Февральской революции был опаснее для русской православной идентичности, чем коммунистическое искоренение веры, протестантский дух сербских поборников прогресса для сербской православной идентичности опаснее, чем коммунистические гонения на веру.

 

Позорное Венское соглашение 1881 года, которое подписали «старые» прогрессисты, и Брюссельский договор, который в 2013 году подписали «новые» прогрессисты (два самых позорных документа в истории сербской государственности), тому подтверждение. Поэтому сербский народ со всей серьезностью должен подумать, следует ли нам выражать поддержку «сербскому Джукановичу», чтобы он посрамил и обессмыслил сербскую историю, как Мило Джуканович обесценил и посрамил достойнейшую историю Черногории. Потому что буквально издевка в адрес Николы Пашича, какой в Сербии себе не позволяли даже австрийские жандармы, но какую недавно позволил себе Александр Вучич, доказывает нам, что Мило Джуканович — его политический образец, и что нам всем стоит хорошенько задуматься, может ли этот человек и его дух принести сербскому роду что-то хорошее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.