А что, если бы немецкое правительство не разрешило Ленину пересечь Германию в пломбированном вагоне? Или Швеция остановила бы его еще в Треллеборге? Тогда история приняла бы совсем иной оборот.


Сто лет назад, на следующий день после Пасхи 9 апреля 1917 года, ссыльный русский революционер Владимир Ленин сел в поезд в швейцарском Цюрихе. Вот уже два с половиной года бушевала Первая мировая война, и 9 апреля британцы начали битву при французском Аррасе с целью прорваться сквозь немецкие рубежи.


В России только что случилась некоммунистическая февральская революция, и царя Николая II, который командовал войсками, воюющими вместе с Великобританией и Францией, вынудили отказаться от трона. Урожденную немку царицу Александру обвинили в тайном сговоре с Германией.


Более 1,7 миллионов русских солдат пали, и почти шесть миллионов были ранены. Миллионы русских голодали. Почва для роста недовольства царизмом была очень питательна.


Но Ленин был в ссылке в Швейцарии, безнадежно далеко от места развития событий.


Ленин хотел домой


Это восстание не было большевистской революцией, и Ленин хотел домой. Война продолжалась, а согласно линии Ленина, Россия должна была выйти из нее и заключить мир, что было выгодным для Германии сценарием.


Официальная советская историография позже решительно вычеркнула роль Германии в возвращении Ленина в русский Петроград. Сам Ленин значение Германии тоже не признавал. Но ведь именно с немецкими деньгами и в немецком пломбированном поезде Ленин и его свита проехали по голодающей и разоренной войной Германии, чтобы попасть в место назначения — Засниц, откуда паром повез его дальше, в шведский Треллеборг.


Классика Майкла Пирсона (Michael Pearson), книга «Пломбированный вагон» (The Sealed Train, 1975), приводит высказывание Уинстона Черчиля (Winston Churchill), который сказал: «Они транспортировали Ленина из Швейцарии в Россию в запечатанном поезде, словно какую-то бациллу».


Для британцев вмешательство немцев было совершенно очевидно — и не только в том, что касалось поезда. За годы исследователи поднажали, и роль Германии свели к минимуму.


В книге британского историка Кэтрин Мерридейл (Catherine Merridale) «Путешествие Ленина», которая недавно вышла по-шведски, о немецком влиянии упоминается, но основной акцент делается на увлекательном путешествии.


В Швеции его встретили местные поклонники. В Мальмё Ленин жил в отеле «Савой» и обедал в его столовой. В Стокгольме он с компанией размещался в не менее элегантном отеле «Регина», который в 1960-х годах снесли, чтобы освободить место для площади Сергеля.


Письменный стол Ленина как приманка для туристов


Его встретили губернатор Стокгольма Карл Линдхаген (Carl Lindhagen) и Туре Нерман (Ture Nerman), а к своему другу Цету Хёглунду (Zäta Höglund), заключенному в стокгольмскую тюрьму Лонгхольмен, он не пошел. Вместо этого он отправился в универмаг PUB и купил одежду. Его шведские спонсоры заплатили и за это, и за проживание, и за билет для продолжения пути. Даже представитель правых, министр иностранных дел Арвид Линдман (Arvid Lindman), как говорят, поспособствовал тому, чтобы Ленин отправился в путь немедленно.


Ленин был в Стокгольме не впервые. Он посещал город уже с десяток раз в 1906, 1907 и 1910 годах. Письменный стол, за которым он сидел в читальном зале Королевской библиотеки, впоследствии стал аттракционом для советских туристов. Сейчас его перенесли в помещение, куда нет свободного доступа.


Теплый прием в Швеции разительно контрастировал с жесткостью, с которой его встретили на пограничном контроле в Торнио, находившемся в принадлежащем России княжестве Финляндия, и через который Ленина, наконец, пропустили далее, к финальной точке путешествия — русской столице Петрограду.


Осенняя Октябрьская революция означала, что Ленин и его большевики захватили власть. Гражданская война продолжалась, а царскую семью казнили. Столицу перенесли из Петрограда в Москву, где Кремль стал символом коммунистической партии.


Пошла молва


Когда я впервые приехала в Москву в 1976 году, посещение мавзолея Ленина на Красной Площади было обязательным. Когда я приехала летом в 1989 году, мавзолей был закрыт, и путь мой лежал в дом в Горках, где Ленин умер в 1924 году и где находится его посмертная маска.


Когда я вновь приехала в том же году 9 ноября, стена в Берлине пала и Красная площадь была пустынна. Молва пошла по ресторану в отеле «Националь» — где Ленин жил, прежде чем переехать в Кремль, — что в Берлине случилось что-то серьезное. А пиво, которое, как говорят, больше всего любил Ленин, все еще подают.


Но пьяные русские предпочли выкрикивать тосты против Ленина и коммунизма и чокаться водкой. В 1991 году распался Советский Союз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.