Опубликованные 20 апреля 1917 года «Апрельские тезисы» Ленина поначалу были восприняты как «бред», но в итоге именно они стали сценарием государственного переворота, который вошел в историю как Октябрьская революция.


Коммунистическая революция 1917 года в России до сих пор окутана множеством мифов. Согласно одному из них, революция покончила с репрессиями и буржуазным режимом — результатами Демократической революции февраля/марта того же года. Однако правда в том, что большевики взяли власть, воспользовавшись как раз теми демократическими свободами, которые данный режим обеспечил.


«Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства», — писал Ленин в статье «О задачах пролетариата в данной революции» вскоре после своего возвращения в Санкт-Петербург из ссылки — путешествия, которое он осуществил при содействии Германии, страны, заинтересованной в выходе России из Первой мировой войны.


Эта статья Ленина вошла в историю как «Апрельские тезисы» и была опубликована в газете «Правда» от 20 апреля (7 апреля по российскому календарю) в разгар ожесточенной дискуссии, которая велась не только среди русских социалистов в целом, но и среди самих большевиков. Некоторые всерьез считали эти тезисы «бредом» (Георгий Плеханов)


Между тем крайне важно отметить в данной статье тактику, за которую ратовал Ленин в попытках навязать «диктатуру пролетариата», в частности пользуясь существованием больших свобод и отсутствием репрессий в России, вышедшей из Февральской революции.


«Этот переход характеризуется, с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами и, наконец, доверчиво-бессознательным отношением их к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма», — писал лидер большевиков.


Тем не менее после захвата власти 25 октября / 7 ноября 1917 года большевики увидели, что сохранение этой свободы препятствовало установлению абсолютной власти, которую они скрывали под видом Советов рабочих, крестьян и солдат. Роспуск Учредительного собрания здесь является наиболее ярким примером.


Опасаясь общественного недовольства в случае отмены выборов в этот законодательный орган — а идея проведения выборов была в стране весьма популярной — Ленин решил пойти на уступки, и голосование состоялось 12 января 1918 года. Переживаемый страной хаос и война обусловили низкую явку избирателей (менее 50%), что не помешало большевикам потерпеть тяжелое поражение: из 750 избранных депутатов лишь около 180 были представителями партии большевиков, со значительным отрывом победу одержали социалисты- революционеры и центристы, обеспечившие себе 370 мест в Учредительном собрании. Оставшиеся депутатские кресла распределились между политическими силами, которые также не поддерживали большевиков.


После затянувшейся первой сессии в пять часов утра один матрос поднялся на трибуну и объявил: «Караул устал. Прошу прекратить заседание и разойтись по домам».


По воспоминаниям Николая Бухарина, одного из многих коммунистических лидеров, расстрелянных созданной их же собственными руками диктатурой, реакция Ленина на эту новость была показательной: «Смеялся он долго, повторял про себя слова рассказчика и всё смеялся, смеялся. Весело, заразительно, до слёз. Хохотал».


Учредительное собрание еще успело принять ряд важных мер: закон о земле, объявлявший ее общенародной собственностью; обращение к воюющим державам с призывом начать мирные переговоры и провозглашение Российской демократической федеративной республики.


Таким образом Россия упустила свой шанс превратиться в европейское демократическое государство и был запущен социальный эксперимент, длившийся 74 года и стоивший стране миллионов жизней.


На самом деле работа «К победе» ("Rumo à vitória"), написанная бывшим лидером португальских коммунистов Альвару Куньялом, есть не более чем адаптация к португальским реалиям «Апрельских тезисов» и ленинской работы «Государство и революция». В этой книге Куньял сходным образом обосновывает переход от буржуазной революции к социалистической, предвосхищая то, что Португальская коммунистическая партия попытается сделать в период между 25 апреля 1974 года и 25 ноября 1975 года, и эти попытки увенчаются успехом на благо нашей демократии.


В смутное время, которое мы переживаем сегодня, демократии должны всячески укреплять средства своей обороны против экстремизма правых и левых, предлагать альтернативы и новые пути ввиду угрозы возвращения идеологий, запятнанных кровью и ненавистью.


Перефразируя высказывание Ленина о том, что революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться, я бы сказал, что демократия лишь тогда чего-нибудь стоит, когда в состоянии себя защитить. Так было сто лет назад, верно это и сегодня.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.