Большевистской революции в России исполняется 100 лет. Она стала одним из наиболее значимых и резонансных событий ХХ века. Страны, в которых были установлены коммунистические режимы, не будут праздновать эту дату, но проведут церемонии в память о миллионах их жертв.


Владимир Ильич Ульянов, он же Ленин, изначально возглавлял небольшую партию марксистского толка, которая боролась против царизма в России — нищей и увязшей с 1914 по 1918 год в разорительной Первой мировой войне. России, где царил политический хаос, элиты были раздроблены, большинство крестьянского населения задыхалось от безземелья, а самые разношерстные партии боролись каждая за свое, иные за республику и демократию.


Большевикам Ленина, ортодоксальным и догматичным марксистам, предстояло решить сложную теоретическую проблему: «Коммунистический манифест» и другие тексты «отцов-основателей», Маркса и Энгельса, утверждали, что социализм сначала должен установиться в развитых капиталистических странах, каковой Россия не являлась.


И тогда Ленин сформулировал собственную теорию, которая заключалась в том, чтобы ускорить народно-демократические революции в странах с нарождающимся капитализмом. Иными словами, коммунисты должны были вступать в союз с другими силами, чтобы добиваться установления республиканской формы правления, ненавистной и фальшивой буржуазной демократии и капитализма. (См. работу Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции»).


Речь шла, таким образом, о признании необходимости переходного периода, в течение которого социалистические идеалы будут отложены. Гарантией того, что это не поставит под угрозу финальную цель, должно было быть то, что весь процесс произойдет под руководством коммунистической партии. Дилемма была решена, и Ленин снискал себе славу великого продолжателя марксизма, в то время как в действительности явился первым великим ревизионистом этой идеологии.


Заполучив «дорожную карту», фракция большевиков примкнула к движениям, боровшимся за свержение царизма, установление республики и демократии, чего удалось добиться с марта по октябрь 1917 года. Большевики участвовали в выборах не для того, чтобы поддержать буржуазную демократию, а чтобы использовать ее ресурсы для подготовки решающего удара и захвата власти.


Их искусно продуманные лозунги, четко бившие по самым больным местам тогдашней российской действительности, стали мощным магнитом для масс, которые хотели хлеба, мира и земли. В этой программе коммунистический зверь еще не показывал свои когти. Большевики внедрили своих людей в армию, промышленность и структуры толстокожего царистского государства. Когда обстоятельства сложились благоприятным образом, они провозгласили очередной сокрушительный лозунг: «Вся власть Советам!» — представительным органам новоиспеченного республиканского строя.


То, что произошло в том октябре 1917 года, наложило глубочайший отпечаток на всю мировую историю прошлого века, потому что положило начало противостоянию — не только теоретическому и идеологическому, но и материальному — между капиталистической и коммунистической системами. К середине века Россия, превратившаяся в Советский Союз путем присоединения ряда стран, маоистский Китай, страны Восточной Европы («железный занавес») и некоторые государства Африки и Америки составляли почти половину мира, где господствовал коммунизм.


Однако, к концу восьмидесятых годов эта система дала трещину в самом неожиданном месте, что вызвало ее обрушение по причине износа из-за неспособности обеспечивать народам рай на земле. Миллионы людей пали жертвами голода и репрессий. Беспощадные диктаторы, как Сталин, Мао Цзэдун, Пол Пот, Фидель или Чаушеску, практиковали террор, становившийся причиной страшных гуманитарных катастроф. За лозунгом «Вся власть Советам!» последовала так называемая диктатура пролетариата, затем партии, затем ЦК и, наконец, Политбюро, настоящей преторианской гвардии Генсека ЦК КПСС, «Великого лидера», по отношению к которому население и институты должны были проявлять слепое послушание и безусловную любовь.


Эта история, которая лишь теперь становится достоянием общественности, стала возможной посредством фантастического манипулирования информацией, основанного на постоянной трансляции однотипных новостей о достижениях системы, без упоминания о каких бы то ни было недостатках. Мастера пропаганды ввели в обиход систематическое использование отличительных знаков, эмблем, лозунгов и ударных идей, чтобы привести граждан к единому знаменателю и мобилизовать вокруг лидера. Культ личности, уничтожение без суда и следствия несогласных и инакомыслящих. Кто не любил социализм, тот считался сумасшедшим и отправлялся в концентрационные или трудовые лагеря.


Трагический и болезненный итог всего этого — полный провал попытки разгромить капитализм, который все-таки выжил, несмотря на все предрекания окончательной гибели в результате очередного кризиса. Ленин, как божество, был мумифицирован и выставляется, как икона революции, на Красной площади в Москве.


Через двадцать семь лет после этого «цунами» не перевелись еще упорствующие партии и лидеры. Например, один диктатор, который превратил идеал власти советов в династическую власть на феодальный манер и играет в ядерную войну. Еще парочка хитрых диктаторов сделали из райского острова голодающую колонию, за которой следит зловещая политическая полиция. Его паразитическая экономика раньше держалась на советских подачках, а сегодня на нефти богатенького соседа, который, следуя их примеру, превратил одну из самых богатых стран мира в одну из самых бедных. 


В Колумбии есть вооруженные и безоружные, но вездесущие коммунисты, которые пытаются следовать тем же курсом. А поскольку они большевики, нельзя расслабляться — ведь политический курс — это вам не партия в домино.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.