Венгерское восстание против сталинизма и советских войск было самым масштабным протестным движением во всем восточном блоке. Отчасти это объясняется революционной традицией страны. В 1919 году за короткое время образовалась советская республика, а после Второй мировой войны разразилась революция с забастовками и советами рабочих, которую, к сожалению, пресекли сталинисты и русская армия. Также у этого всего есть и националистическая сторона. В течение всей своей истории мадьяры, как они сами себя называют по-венгерски, боролись за свою независимость. В середине XIX века в страну вторглись войска царской России, чтобы помешать им отколоться от королевства Габсбургов.


Более непосредственной причиной был жестокий гнет сталинизма. Так же, как СССР и остальная Восточная Европа, страна была однопартийным государством, которым диктаторски управляла бюрократическая Коммунистическая партия. Свободных профсоюзов и свободной прессы не было, а забастовки на практике были запрещены. Существовала также ненавистная полиция безопасности, которая при содействии доносчиков шпионила за людьми. Утверждается также, что двери всех квартир, которые строились в то время, открывались внутрь, чтобы полиция безопасности могла их выбить.


В годы после 1945 и вплоть до 1956 уровень жизни упал: отчасти оттого, что обложенная репарациями страна (Венгрия оказалась на стороне нацистской Германии) должна была платить Советскому Союзу, а также кормить советские оккупационные силы, а отчасти — из-за плохого управления и небрежности сталинистов. Венгрию, как и остальную Восточную Европу, марксисты называют «деформированным рабочим государством». Второй элемент этого определения относится к тому, что имущественные отношения в нем пролетарские, а первый описывает, их, так сказать, искаженное состояние. В действительности эти страны оказались на этапе перехода между капитализмом и социализмом, который характеризуется общественным государственным производством, но при этом, однако, все еще следует буржуазным нормам раздела: зарплаты определяются характером и степенью участия в работе, также наблюдаются большие разницы в зарплатах рабочих, руководителей и политиков.


То, что может начаться нехватка товаров и ростом цен, связано с управляемой сверху плановой экономикой, в которой несколько сотен бюрократов определяют объемы производства и продаж и цены. Самой собой, это деформация. При капитализме роль контролера выполняет конкуренция, вынуждая к эффективности. В чисто социалистической системе этими вещами управляют рабочие и крестьяне в роли производителей и потребителей, а также есть полноценные демократические права, в особенности свобода критиковать и контролировать производство. Для достижения этого необходима дополнительная политическая революция, при которой паразитическая бюрократия отбрасывается и заменяется властью советов, основанной на четырех принципах демократии рабочих: все политики и высокопоставленные чиновники избираются и могут быть быстро заменены; советы, в особенности национальный, как принимают решения, так и исполняют их, то есть члены социалистического парламента не только принимают решения, но и руководят государственными институтами, которые воплощают их в реальность. Это препятствует установлению бюрократического правления и позволяет привлечь их к ответственности, если они небрежно отнеслись к своим обязанностям и, например, не привели решение в исполнение. Кроме того, постоянная армия заменяется демократической армией на основе воинской повинности, где офицеры избираются солдатами.


Вот какая политическая революция случилась в Венгрии. Непосредственным толчком к ней стала смерть Сталина в 1953 году и речь Хрущева на Конгрессе российской партии в 1956 году, во время которого были разоблачены массовые убийства, депортации и жестокие репрессии сталинского времени. В восточном блоке это породило надежду на изменения. В Польше началось восстание: массы вышли на демонстрацию, чтобы в 1956 году получить независимость от СССР и вернуть репрессированного Гомулку (Gomulka). Все это удалось, и после обещания, что так называемый социализм будет сохранен, а Польша останется в числе стран Варшавского договора, Хрущев был удовлетворен.


В Венгрии, однако, все пошло дальше. Еще за несколько лет до этого там происходили масштабные саботажи и намеренное снижение темпов производства, а также отдельные спонтанные забастовки и демонстрации, что заставило министра промышленности заявить: «Рабочие заняли террористическую позицию по отношению к директорам национализированной промышленности».


Восстание началось 23 октября 1956 года с демонстрации в знак солидарности с Польшей. После демонстрации акции протеста продолжились, в том числе был повален восьмиметровый памятник Сталину на парламентской площади. Затем люди направились к радиостанции, чтобы потребовать передачи в эфир резолюции. Там их встретила оружейным огнем полиция безопасности, которую, однако, разоружили. Так начался бунт.


Рабочие оружейных фабрик раздали оружие массам, и довольно много венгерских солдат присоединились к ним. Началась всеобщая забастовка, и были образованы сотни советов рабочих, сначала в индустриальных центрах Будапешта, а затем и в остальных частях страны. Процесс охватил фабрики, шахты, больницы, сельское хозяйство, университеты, армию и органы государственного управления. Не бастовали только поставщики жизненно важной продукции и услуг в таких сферах, как еда, топливо, здравоохранение, газеты и железнодорожные перевозки.


Крестьяне следили за тем, чтобы еда поставлялась в города, а водители грузовиков доставляли амуницию народу. На рабочих местах также сформировались отряды милиции. Требовали перехода в свободному социализму со свободными выборами, свободной прессой, реальным контролем рабочих. Требовали, чтобы русские войска покинули страну, а также чтобы Имре Надь (Imre Nagy) вновь стал премьер-министром.


24 октября в Будапешт вошли танки расквартированных в Венгрии русских частей. Их встретили автоматным огнем, гранатами и коктейлями Молотова. Это деморализовало многих русских танкистов, и некоторые из них даже перешли на сторону народа. Надя вновь объявили премьер-министром и заставили отступить от первоначального плана по реформированию коммунистической партии. Увлеченный потоком событий, вместо этого он решает покончить с однопартийным правлением, вывести Венгрию из числа стран Варшавского договора и сделать ее нейтральной.


Это вызывало панику в Москве, которая боялась, что восстание распространится. Поэтому Хрущев решил задействовать войска из Сибири (при активной поддержке китайского лидера Мао Цзэдуна, которого бунт тоже напугал), которые не говорили по-русски и которых обманули, заявив, что они отправляются на Берлин, чтобы подавлять фашистское восстание. Эта атака началась 3 ноября и вновь была встречена яростным сопротивлением, в особенности в рабочих и промышленных районах, а также в районах шахт. Но после недели ожесточенных боев восстание было подавлено. По подсчетам, тогда лишились жизни 25 тысяч венгров и 7 тысяч русских. Имре Надя сместили (а позже казнили) и заменили беспощадным сенсуалистом Яношем Кадаром (Janos Kadar).


Однако всеобщая забастовка продолжалась, так же как и попытки организовать советы рабочих. Это значило, что часть производства оставалась в руках рабочих. Чтобы исправить это, были проведены массовые аресты членов советов, а бастующим угрожали смертной казнью, что свидетельствует о нечеловеческой жестокости сталинизма.


США и НАТО бездействовали, отчасти потому, что были заняты так называемым Суэцким кризисом, во время которого Великобритания и Франция напали на Египет, когда Насер национализировал Суэцкий канал. США при поддержке СССР давили на Великобританию и Францию, чтобы те отступили, из страха, что их нападение спровоцирует в Египте революцию. В конце концов атака прекратилась. Кроме того, США считали, что пытаться поддержать Венгрию — бессмысленно в связи с военным превосходством СССР. К тому же, после Второй мировой войны Европу поделили на сферы интересов. Поэтому США удовольствовались тем, что пообещали экономическую поддержку странам, которым удастся освободиться от Москвы.


Однако восстание не было напрасным. Венгрия десталинизировалась быстрее всех в восточном блоке, и свободы там было больше, чем в других странах. Режим Кадара вынужден был действовать деликатно из страха перед новым восстанием. Уровень жизни возрос, а также частично был введен свободный рынок для малого бизнеса и продаж потребительских товаров. В 1989 году протестное движение в Венгрии развивалось быстрее всего, и именно в этой стране открылась первая граница на Запад.


«Во течение нескольких дней эйфории казалось даже, что революционеры каким-то чудом победят», — пишет Шебештьен (Sebestyen). Но на рассвете 4 ноября 1956 года в Будапешт вкатились советские танки. Кровь рекой текла по улицам. Сотни тысяч венгров бежали из страны, из которых 8 тысяч отправились в Швецию. Венгерская революция 1956 года — это рассказ о «внушающем уважение мужестве во время безнадежной борьбы».


Но, как констатировали многие венгры, борьба не была напрасной. Если бы удалось сымпровизировать революционное руководство, исход мог бы быть иным. Тот факт, что советским войскам, которые располагались в стране, пришлось убраться восвояси, говорит сам за себя. И вторую вторгшуюся в страну армию тоже удалось бы деморализовать, если бы солдат встретили более эффективным оружием и пропагандой на их собственном языке. И поскольку эти войска оказались непригодными, Хрущеву пришлось убрать руки. Высказывания о том, что восставшие массы по большей части не были настроены антисоциалистически, справедливы.


Венгерское восстание остается выдающимся примером воли к борьбе и практически несгибаемого мужества, а также относится к ряду наивысших точек в истории революций и реформ. К сожалению, протестное движение в 1989 году привело не к политической революции, а к буржуазной контрреволюции. Это было связано с тем, что капитализм долго нарастал в течение 80-х и 90-х, а также с деморализацией, вызванной сталинизмом, который втоптал социализм в грязь. Сегодня Венгрия, как и остальные восточноевропейские государства, подвержена экономическим кризисам и политической нестабильности. Это приведет к социальным столкновениям, во время которых традиции 1956 года возродятся. Но в этот раз требуется и социальная, и политическая революция, хотя социальную революцию и будет легче провести здесь, чем в Западной Европе, так как капитализм в Венгрии слабее, а государство по-прежнему сильно. Она распространилась бы со скоростью пожара на всю Восточную Европу и в Россию, а затем — в остальную Европу и по всему миру.


Венгерское восстание остается выдающимся примером мужества и воли к борьбе у молодежи и рабочего класса.