Хорошо известно, что провозвестник пролетарской революции Карл Маркс, свято веривший в исторические этапы и законы, представлял себе революцию как завершение развития исторического процесса, который вызовет социальное расслоение между богатой буржуазией и бедным рабочим классом. Только тогда, когда многочисленный и зрелый пролетариат, к которому примкнут «буржуазные интеллектуалы, теоретически осознают пути развития исторического процесса», когда «индустриальный прогресс приведет в пролетарские ряды целый ряд представителей правящего класса», только тогда произойдет революция, которая покончит с капитализмом и установит социалистический строй. Следует отметить, что, безусловно, Маркс и Энгельс относятся к этим «буржуазным интеллектуалам», которые теоретически анализируют ход истории и предсказывают революцию. «Коммунистический манифест» похож на одну из картин, в которых художник незаметно выписывает свой автопортрет.


Все дело в том, что, вопреки всей логике марксистской системы, так называемая «великая пролетарская революция» произошла не в Англии, Германии или США, как предсказывали последователи Маркса, а в России, где промышленность хотя и значительно выросла за предыдущие 20 лет, но сама страна продолжала оставаться преимущественно аграрной, где на каждого промышленного рабочего приходилось двадцать оборванных и безграмотных крестьян.


Сто лет тому назад, в 1917 году, в России произошли две революции. Первая, Февральская, была народным восстанием, в значительной степени стихийным. Она привела к отречению царя и приходу к власти временного правительства во главе с Александром Керенским. Керенский, социалист, но не большевик, выступал с реформаторской программой левого толка, не предполагавшей революционных изменений. В итоге его Временное правительство было свергнуто в результате Октябрьской революции большевиков, которую возглавляли Ленин и Троцкий. Этот государственный переворот и стал второй революцией 1917 года, приведшей к власти Ленина и его окружение. Большевистский режим просуществовал почти три четверти века.


Эта вторая революция в виде госпереворота не была предусмотрена Марксом, зато ее ярым сторонником выступал его самый преданный последователь Ленин, который прибегал к методам, весьма отличавшимся от тех, что исповедовали в то время большинство марксистов. Именно поэтому большевики (впоследствии ставшие называться коммунистами) разработали термин марксизм-ленинизм, чтобы оправдать методы своего вождя. Чтобы взять власть в стране, где коммунисты были в меньшинстве, Ленину пришлось создать партию, подобную секте профессиональных революционеров (и хорошо финансируемую немецкими деньгами) и совершить военный переворот при поддержке отборных частей, сочувствовавших большевикам. Последние получили поддержку со стороны матросов, высадившихся в Петрограде, и угрожали подвергнуть обстрелу город из знаменитого крейсера «Авроры».


Чтобы завоевать и удержать власть, большевики методично уничтожали все демократические институты, возникшие после свержения царя: правительство Керенского, избранной Думой, только что избранное Учредительное собрание, которое должно было заменить менее представительную Думу, избранную при царском самодержавии. «Коммунистическая демократия» основывалась на советах, избираемых не по строго установленным правилам. Большевики контролировали советы гораздо лучше, чем Учредительное собрание. Вскоре советы превратились в придаток Коммунистической партии. Другие партии, в частности, меньшевики, выступали в защиту Учредительного собрания и выступали против насильственного захвата власти сторонниками Ленина, Троцкого и их приближенных. После переворота Троцкий, за которым стоял крейсер «Аврора», сказал лидеру меньшевиков Мартову, что его сторонники проиграли и оказались на «свалке Истории». Это напомнил в своей блистательной статье Хуан Пабло Фуси (Juan Pablo Fusi), когда Советский Союз должен был вот-вот распасться (El País, 9 мая 1990 г.). Он написал, что Мартов ответил приблизительно так: «Когда-нибудь вы в этом раскаетесь».


Этот диалог следует всегда помнить тем ленинцам, которые еще существуют, поскольку он вскрывает огромную историческую ответственность той горстки бездушных большевиков, заставивших Россию свернуть со своего исторического пути и загнавших ее в тупик, из которого она пока еще не вышла. Неверным является утверждение последователей Ленина о том, что Россия не такая, как другие страны, и в ней возможно лишь коммунистическая революция. Наличие меньшевиков и других более или менее марксистских партий, более или менее демократических, избрание путем всеобщего голосования Учредительного собрания подтверждают предположение о том, что без коммунистического путча Россия могла бы двигаться по социально-демократическому пути, по которому пошли тогда такие европейские страны как Германия, Великобритания, Швеция, Франция и другие. Несомненно, у России были свои особенности: она была и остается огромной страной. Была слаборазвита, хотя ее экономика значительно выросла с конца XIX века. Главной особенностью России был царизм, отжившее свой век абсолютистское самодержавие. Страной правила супружеская чета, страдавшая такой политической глупостью, которая граничила с патологией. И действительно, царизм представлял собой препятствие законным устремлениям стремительно увеличивающегося народа, в котором было много талантов, проявивших себя в науке, искусстве, философии и политике.


Но ленинцы свергли не царизм, а тех, кто освободил Россию от царя и его камарильи. Октябрьская революция, которую так долго восхваляли, была самым настоящим преступлением. Это был один из первых государственных переворотов в современной истории, послуживший примером для их врагов и подражателей Муссолини и Гитлера. Ленин умер в 1924 году и не смог увидеть последствий того политического чудовища, которое он создал. Самые страшные зверства при его преемнике Сталине, и после нескольких десятилетий партийной диктатуры, жесточайших репрессий и отставания в экономическом развитии, ленинское государство надломилось под своим собственным весом. На его обломках возник авторитарный режим Владимира Путина. Сбылось предупреждение Мартова, и на свалке истории оказался марксизм-ленинизм. Ленина будут вспоминать не как отца пролетарской революции, а как человека, который свернул Россию с намечавшегося демократического пути и загнал ее в тупик, в котором она до сих пор находится.


А что же Маркс? Насколько он виновен в ленинских зверствах? Как видим, марксизм-ленинизм представляет собой извращенное толкование марксистской теории революции. Представители других направлений марксизма, таких как социал-демократия и британский лейборизм, утверждали, что в развитых обществах цели социализма могут достигаться мирными и демократическими средствами. Именно так и получилось. После Первой мировой войны, пока Ленин насаждал в России революционную диктатуру, благодаря демократии в Европе создавались государства всеобщего благоденствия, а профсоюзы и социалистические партии получали политическую власть. Несмотря на всю свою несуразность, наследие Маркса гораздо более приемлемо, чем наследие его фанатичного последователя Ленина. При всех своих ошибках и недостатках, Маркс является одним из великих мыслителей современности. Ленин же был не более чем ловким путчистом и безжалостным диктатором.


Более 80 лет тому назад, один незадачливый политик кичился тем, что его называли «испанский Ленин». Неужели сегодня найдется еще кто-либо, желающий такой славы?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.