Во второй половине 1943 года немецкие войска зашатались под мощными ударами Красной армии, которая на центральном и южном участках Восточного фронта продвинулась на сотни километров на запад. После крупнейшего сражения на Курской дуге Советы в конце июля перешли в свое первое масштабное летнее наступление.


Через полтора месяца были освобождены города Смоленск, Брянск и Киров (так в тексте, город Киров Калужской области был освобожден в январе 1942 года — прим. перев.), а немецкие войска отступили за реку Сож и далее. К 30 сентября советские войска заняли большую часть побережья Азовского моря на юге, а также освободили ряд ключевых городов, включая Харьков, Сталино и Полтаву, отбросив немцев почти до Днепра.


К счастью для немцев, тылы отстали от наступающих советских войск, и они были вынуждены остановить продвижение вперед, дожидаясь подкреплений, боеприпасов и снабжения. С 1 июля обе стороны понесли огромные потери, и хотя русские могли восстановить свои потери за счет призыва людей с освобожденных территорий, им нужно было время для мобилизации, оснащения и обучения базовым навыкам ведения боевых действий.


Пока немецкие войска сражались с Советами и постепенно отходили, тысячи людей под руководством германских инженеров трудились на принудительных работах, возводя мощные оборонительные линии. 11 августа Гитлер подписал приказ, в котором потребовал соорудить так называемый «Восточный вал». Хотя фюрер предпочитал драться за каждую пядь захваченной земли, после Курской битвы и советского наступления ему пришлось осознать реальность.


Линия «Пантера — Вотан»


Эта оборонительная линия должна была пролечь от Черного до Балтийского моря. На юге основную часть оборонительных позиций планировалось возвести на западном берегу Днепра. К северу от Киева эта линия должна была пройти вдоль реки Десны до Чернигова, а затем в северном направлении восточнее Гомеля, Орши, Невеля и Пскова, заканчиваясь на южной оконечности Псковского озера. Далее вал должен был идти на север вдоль западного берега Псковского озера, а потом по течению реки Нарвы на север до Финского залива.


К концу августа верховное командование сухопутных сил вермахта дало два кодовых названия северному и южному секторам этой линии. Ту часть вала, которую должны были оборонять группы армий «А» и «Юг», назвали рубежом «Вотан», а линию, где должны были вести бои группы армий «Центр» и «Север», назвали «Пантера».


Гитлер надеялся, что после сооружения Восточного вала он станет мощным препятствием, где наступающие войска Красной армии будут обескровлены. По сути дела, это был возврат к окопной войне и битвам на изнурение, в которых в годы Первой мировой войны участвовал сам Гитлер.


Но с этим валом были три серьезных проблемы. Первая проблема — время, необходимое для его возведения. В результате советского наступления немецкие войска отошли на опасно близкое расстояние к запланированному к строительству рубежу, а часть их них уже заняла недостроенные оборонительные позиции. Второй проблемой была живая сила. Достигнув, наконец, своих оборонительных позиций, некоторые немецкие части и подразделения были настолько обескровлены, что могли разместить лишь по одному солдату на каждые 50 метров фронта.


Третья проблема касалась крайнего южного сектора вала. Днепр возле Запорожья делает крутой поворот на запад и там впадает в Черное море западнее Крымского полуострова. Поэтому линию от Мелитополя до Запорожья пришлось строить на территории, совершенно непригодной для этой цели, поскольку там не было никаких водных преград, которые помогали бы оборонять позиции. Немцы были вынуждены удерживать этот район с целью защиты 17-й армии, которая оккупировала Крым.


Падение рубежа «Вотан»


Когда прибыли подкрепления и тылы, русские продолжили наносить удары по немцам. В ноябре Красная армия взяла Киев, а 4-й Украинский фронт взломал линию обороны 6-й немецкой армии, которая удерживала Мелитополь и окрестности. Севернее советские войска сумели закрепиться на плацдармах на противоположном берегу Днепра, захватив несколько ключевых позиций на так и не достроенном до конца рубеже «Вотан». К концу года большая часть хваленой оборонительной линии в центральном и южном секторах Восточного фронта была занята Красной армией.


Если в центре и на юге обстановка летом ухудшалась, то в том секторе, который занимала группа армий «Север» под командованием фельдмаршала Георга фон Кюхлера, было неестественно тихо и спокойно. Эта группа армий с 1941 года осаждала Ленинград, и на этом участке фронта советские войска на протяжении двух лет блокады несколько раз пытались проводить мощные наступления, однако линия фронта оставалась относительно стабильной.


В августе фон Кюхлер получил разведывательные сведения, указывающие на то, что Советы наращивают силы на Ораниенбаумском плацдарме. Это был небольшой участок побережья Финского залива западнее Ленинграда, где вела оборонительные бои 2-я ударная армия. Южнее, где свой участок удерживала 16-я армия генерала Христиана Хансена, разведка также указывала на скрытое сосредоточение войск противника на стыке группы армий «Центр» и группы армий «Север» напротив важнейшего железнодорожного узла Невель.


В ответ на вероятную угрозу фон Кюхлер отвел с линии фронта пять дивизий, чтобы создать боеготовый резерв для отражения советского наступления. Две эти дивизии он незамедлительно потерял, так как Гитлер вопреки возражениям командующего группой армий отправил их на юг для укрепления других участков фронта.


Когда группа армий «Центр» отошла на рубеж «Пантера», группа армий «Север» получила 43-й армейский корпус генерала Карла фон Офена, который занял северный фланг отступающей группы армий. Таким образом, Кюхлер получил еще три дивизии, но теперь он отвечал дополнительно за 77 километров линии фронта и за населенные пункты Невель и Новосокольники, которые являлись ключевыми узлами коммуникаций между группами армий «Центр» и «Север».


Пробивая бреши в немецкой обороне


В первую неделю октября низкая облачность помешала немцам провести воздушную разведку. Это дало возможность Калининскому фронту генерала Андрея Ивановича Еременко (12 октября его фронт был переименован в 1-й Прибалтийский) занять позиции для перехода в наступление, не опасаясь быть обнаруженным немцами.


6 октября генерал-лейтенант Кузьма Никитович Галицкий нанес удар по 2-й авиаполевой дивизии, которая занимала самый северный сектор группы армий «Центр». В этом наступлении участвовали четыре стрелковые дивизии и две танковые бригады из состава его 3-й ударной армии. 21-я гвардейская дивизия и 78-я танковая бригада прорвали оборону противника на участке 2-й авиаполевой дивизии и рассеяли ее войска. Второй эшелон наступающих войск был введен в бой на участке прорыва разгромленной дивизии и пошел в наступление на северо-восток в направлении Невеля. Из-за неудач этой и других авиаполевых дивизий Гитлер решил передать большую их часть в подчинение сухопутных войск, где они получили название полевых дивизий (люфтваффе). Соседняя 4-я ударная армия также продвигалась вперед, и к концу дня Невель был уже в руках советских войск.


Пытаясь восстановить положение войск на фронте, фон Кюхлер приказал трем остававшимся в резерве дивизиям атаковать русских вокруг Невеля. Эти соединения прибыли туда разрозненно и не сумели остановить превосходящие силы противника. Таким образом, между группами армий «Центр» и «Север» образовалась брешь шириной 24 километра.


В бой сумели вступить только части и подразделения одной резервной дивизии. Переброске двух других дивизий помешали партизаны, взорвавшие ведущую в город железную дорогу. Из-за этой задержки фон Кюхлер отдал приказ остававшимся вокруг Невеля немецким войскам занять оборонительные позиции.


В то же самое время советские командиры остановили продвижение вперед. Успех первоначального наступления оказался для русских неожиданностью, так как они ждали более мощного сопротивления противника. Теперь они приступили к укреплению своих флангов, поскольку на собственном горьком опыте убедились, что немцы часто позволяют противнику вклиниться в свою оборону, а затем наносят контрудары во фланги, во многих случаях запирая в котле, а затем уничтожая передовые части наступающих советских войск.


Передышка продолжалась до 2 ноября. Продвигаясь вперед под прикрытием густого тумана, 3-я и 4-я ударные армии нанесли удар по 3-й танковой армии из состава группы армий «Центр», пробив 16-километровую брешь в ее оборонительных порядках. Это позволило 3-й ударной армии повернуть на северо-восток и ударить во фланг 16-й армии Хансена. Фон Кюхлер в ответ направил на помощь Хансену шесть батальонов из 18-й армии генерала Георга Линдеманна, и тот укрепил ими свой правый фланг. С прибытием этих войск фланг Линдеманна удалось удержать, несмотря на мощные удары.


Слабое немецкое контрнаступление


К этому времени Гитлер был в ярости. Невельский выступ остался в целости и сохранности, и более того, советское наступление грозило взломать весь фронт в северном секторе. Он потребовал 8 ноября провести контрнаступление с целью уничтожения этого выступа за счет сосредоточения усилий групп армий «Центр» и «Север».


Фон Кюхлер решительно возражал против этого. Он отметил, что если пойдет в наступление, то ослабит 19-ю армию, которая находилась на позициях вокруг Ленинграда и Ораниенбаума. Он также указал на данные немецкой разведки о наращивании советской группировки в этих районах. Кюхлер опасался, что с приходом зимы русские пойдут в этих районах в наступление, поскольку они поступали так каждую зиму с начала войны на Восточном фронте.


Но Гитлер был непоколебим. Он отдал приказ о том, чтобы группа армий «Центр» начала наступление 8 ноября, а фон Кюхлер присоединился к наступающим 9-го. 8 числа в наступление пошла пехотная и танковая дивизии, которые неожиданно добились немалых успехов и продвинулись на восемь километров. На следующий день фон Кюхлер отложил собственное наступление, заявив, что у него нет для этого свободных частей. Взбешенный Гитлер потребовал, чтобы группа армий «Север» начала наступление не позднее 10 ноября.


10-го фон Кюхлер предпринял вялую попытку выполнить приказ Гитлера, бросив в бой против советских войск на северном фланге всего семь батальонов. Русские открыли артиллерийский огонь, а затем провели контратаку, отбросив немцев назад и нанеся им тяжелые потери. Гитлер и его командующий снова вступили в дебаты о приоритетных задачах.


Растянутые порядки 18-й армии


Пока они спорили, русские продвигались вперед. Они образовали новый выступ глубиной 80 километров. Теперь возникла новая угроза, так как советские войска, находившиеся на острие наступления, повернули на восток, угрожая правому флангу 16-й армии. Они подошли на опасно близкое расстояние к Новосокольникам.


Фон Кюхлера вызвали в ставку Гитлера, где они провели острую дискуссию о возникшей опасности. Хотя Гитлера неотступно преследовала мысль о невельском выступе, он в итоге согласился с тем, что угрожающие флангу советские войска надо остановить до того, как предпринимать попытки по стабилизации обстановки под Невелем.


В результате снова пострадал Линдеманн, лишившийся еще одной дивизии из состава своей 18-й армии. Хотя обстановка у него была относительно спокойной, из-за переброски одной дивизии за другой на юг линия обороны у Линдеманна стала опасно слабой и непрочной. Находившиеся у него в подчинении полевые дивизии люфтваффе стояли на оборонительных позициях, а их боеспособность вызывала большие сомнения. В то же время дивизии из состава регулярной армии редко были укомплектованы в полной мере.


Пока фон Кюхлер дожидался прибытия на юг новых дивизий, 11-я гвардейская армия 21 ноября перешла в наступление и нанесла удар по группе армий «Центр». Две дивизии, атаковавшие советский выступ 8 ноября, были отведены назад, чтобы отразить новое наступление, что практически сорвало план группы армий «Север» по ликвидации этого выступа. В последнюю неделю ноября началась оттепель, и это окончательно разрушило немецкие планы, поскольку земля превратилась в болото, и наступление пришлось отложить до 1 декабря.


Когда оно все-таки началось, немецкие дивизии продвинулись вглубь советского выступа всего на пять километров. Танки и бронемашины застревали в грязи, а пехоте каждый шаг давался с огромным трудом. Это была битва с природой. Даже Гитлер признал тщетность попыток продолжить наступление на советский западный фланг и поэтому приказал прекратить его. А фон Кюхлер получил от него распоряжение постепенно отвоевывать у врага позиции на невельском выступе.

 

Отход от невельского выступа


До конца ноября Советы на западном выступе проводили перегруппировку и закреплялись. Они были рады результатам проведенной в ноябре операции, так как им удалось существенно продвинуться вперед и поставить под угрозу одновременно группу армий «Центр» и группу армий «Север». Однако они ушли далеко вперед от своих тыловых подразделений, и не могли получить подкрепления, чтобы восполнить понесенные потери, ибо эти части и соединения находились в резерве и готовились к общему зимнему наступлению, которое планировалось в Москве.


16 декабря Гитлер наконец понял, что невельский выступ ему не уничтожить. Натиск противника, наступавшего на 3-ю танковую армию, вынудил немцев еще больше отступить, и это создало угрозу узлу коммуникаций в Витебске. Следующие 10 дней фюрер внимательно наблюдал за развитием событий в районе Витебска, оставив все дела группы армий «Север» фон Кюхлеру.


27 декабря Гитлер согласился на просьбу фон Кюхлера сократить растянувшийся фронт. Немецкие войска были отведены от невельского выступа на линию, проходящую южнее Новосокольников на запад в направлении Пустошки. Благодаря отступлению Хансен получил дополнительные силы для организации обороны и укрепления позиций вдоль линии фронта на западе.


Следует отметить, что группа армий «Север» была единственной группой армий, которая пока еще не отступила на рубеж Восточного вала «Пантера». С сентября примерно 50 тысяч гражданских рабочих и инженеров возводили эту линию на севере, построив около шести тысяч долговременных огневых сооружений и установив 200 километров колючей проволоки. Они также выкопали 40 километров траншей и противотанковых рвов. В дополнение к этому были сооружены запасные позиции с укреплениями в районах Нарва, Чудово, Кингисепп, Луга, Красногвардейск и Новгород.


Немецкое отступление


План отвода войск на линию «Пантера» начали осуществлять в сентябре. Больше всего командование группы армий «Север» беспокоила необходимость эвакуации 900 тысяч мирных жителей, проживавших в этих районах. Эвакуировать их всех было невозможно, и поэтому силы безопасности в тыловых районах стали отбирать взрослых мужчин, которых наступающая Красная армия могла мобилизовать либо использовать в качестве рабочих в военной промышленности. Всего к концу года в Латвию и Литву было насильно перевезено примерно 250 тысяч мужчин. Кроме того, в безопасные районы также планировалось перевезти сотни тысяч тонн зерна и картофеля, а также миллионы голов скота.


План операции предусматривал поэтапный отход, который должен был начаться в середине января и идти в течение двух месяцев вплоть до весенней распутицы. Однако 22 декабря Гитлер решил не утверждать план операции, если Советы не начнут общее наступление против группы армий.


К концу месяца 18-я армия лишилась одного из лучших своих соединений, 1-й пехотной дивизии, которая была переброшена на юг, чтобы укрепить фронт. В первые дни января туда же отправили еще две дивизии. Всякий раз фон Кюхлер протестовал, обращаясь непосредственно к Гитлеру, но безрезультатно. Взамен переброшенных на юг дивизий Гитлер направил в район Ораниенбаума на усиление 3-й танковый корпус СС генерал-лейтенанта Феликса Штайнера.


Оперативное построение немецких войск на линии фронта


В начале 1944 года части 18-й армии Линдеманна вокруг Ленинграда и на Ораниенбаумском пятачке были измотаны до предела. На линии фронта, где сражались войска 2-й ударной армии генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Федюнинского, против них стояли корпус Штайнера (полицейская дивизия СС, дивизия СС «Нордланд», а также 9-я и 10-я полевые дивизии люфтваффе). Туда также направлялась бригада СС из состава дивизии «Недерланд».


Полукольцо на южном участке фронта вокруг Ленинграда проходило от Финского залива на 30 километров юго-западнее города Пушкин и заканчивалось на реке Неве. Этот участок фронта занимали 50-й армейский корпус генерала Вильгельма Вегенера (в составе 126-й, 170-й и 215-й пехотных дивизий) и 54-й армейский корпус генерала Отто Шпонхаймера (11-я, 24-я и 225-я пехотные дивизии). Против советских войск на Синявинских высотах и в районе Погостье стоял 26-й армейский корпус генерала Мартина Гразе (61-я, 121-я, 212-я, 227-я, 254-я пехотные и 12-я авиаполевая пехотная дивизия), а также Испанский легион, состоявший из добровольцев, которые ранее служили в отведенной назад 250-й дивизии).


Последним сектором 18-й армии был участок на реке Волхов от Киришей до Новгорода. Вдоль берега реки располагались 28-й армейский корпус генерала Герберта Лоха (21-я, 96-я и 13-я авиаполевые пехотные дивизии) и 38-й армейский корпус генерала Курта Герцога (в его состав входили 2-я латышская бригада СС, 28-я егерская (легкая) дивизия и 1-я авиаполевая пехотная дивизия).


К югу от озера Ильмень 16-я армия Хансена все еще поддерживала контакт с группой армий «Центр». 10-й армейский корпус генерала Томаса Викеде (в составе 8-й егерской дивизии, 30-й и 21-й авиаполевых пехотных дивизий) удерживала рубеж от озера Ильмень до Холма. На правом фланге Викеде 2-й армейский корпус генерала Пауля Лаукса (218-я и 93-я пехотные дивизии) и 6-й армейский корпус СС генерал-лейтенанта Карла фон Пфеффера-Вильденбруха (331-я и 205-я пехотные дивизии) находились на линии фронта от Холма до Новосокольнических высот. Район Невеля удерживали 43-й армейский корпус генерала Карла фон Офена (15-я латышская дивизия СС, 83-я и 263-я пехотные дивизии) и 1-й армейский корпус генерала Карла Хильперта (58-я, 69-я, 23-я, 122-я и 290-я пехотные дивизии). Последний сектор от Пустошки до озера Нещердо занимал 8-й армейский корпус генерала Густава Хене (81-я и 329-я пехотные дивизии, а также боевая группа СС «Йекельн»).

 

Продолжение следует.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.