Конфликт между Украиной и Россией тлел долгие годы, выражаясь во враждебности, под знаменами которой, ее последний глашатай, Порошенко, обвинил Россию и Путина в ведении против Украины «гибридной войны с помощью военной тактики, пропаганды и дезинформации». Он тверд в том, что Путину нельзя давать «никакой возможности» и потому все наложенные санкции должны быть сохранены.

В 1922 году, после войны между Польшей и Украиной, завершившейся Рижским миром, Украина была разделена на две части, одна из которых отошла Советскому Союзу, а другая Польше. Получение власти над новыми территориями СССР использовал для проведения там в 1932-1933 годах геноцида, известного под названием «Голодомор», что в переводе с украинского означает «убивать голодом».

Бывший советский лидер Никита Хрущев спустя годы после тех событий признавал, что «лишь много позже осознал степень голода и репрессий, которые сопровождали запущенную Сталиным коллективизацию, принесшую лишь нищету и дикость».

Кроме того, в 1970 году он заявил испанскому журналу Blanco y Negro, что «условия в колхозах были ужасными. Работники умирали от голода. Мы собрали совещание, чтобы вручить им привезенные деньги. Когда мы сказали, что деньги предназначались для покупки сельхозтехники для колхоза, они ответили, что не хотят технику, а хотят хлеба. Они умоляли привезти им продукты».

Сталин проводил этнические чистки в Красной Армии по отношению к военным украинского происхождения, уничтожив более 70% офицерского состава. После смерти советского диктатора разлад между Россией и Украиной был не явным, особенно с получением последней независимости от СССР, которая стала главным актом мятежа против советских властителей. После распада Союза Россия многократно посягала на украинские территории в попытке получения контроля над сырьевыми ресурсами, в первую очередь природным газом.

Раскулачивание

В конце 1927 года произошел хлебозаготовительный кризис, который явился предлогом, так долго искомым Иосифом Сталиным, чтобы окончательно взять под контроль Украину. В ноябре резко снизились объемы поставляемой сельхозпродукции на государственные пункты заготовки. К декабрю проблема приняла катастрофический размах. В начале 1928 года стало очевидным, что колхозы сдали только 4,8 миллионов тонн урожая против 6,8 миллионов в предыдущем году. Сниженные государством закупочные цены, общее подорожание и нехватка фабрик вкупе со слухами о скорой войне вызвали недовольство крестьянства.

Сталинское правительство воспользовалось этим в качестве предлога для конфискации имущества и репрессий недовольных. В 1928 году была объявлена война спекулянтам-кулакам, зажиточным крестьянам с землей и работниками, которые не поддерживали советскую власть, а также всем прочим недовольным государственной рыночной системой и ценовой политикой.

По мнению Сталина кризис в сельском хозяйстве был спровоцирован действиями кулаков и других контрреволючионных элементов, готовящих покушение на Советы. В 1929 году был объявлен новый этап — сплошная коллективизация. Планы на первую пятилетку были пересмотрены в сторону увеличения, что предполагало коллективизацию пяти миллионов дворов, в июне планка на 1930 год была поднята до восьми, а в сентябре — до триннадцати миллионов. Кульминацией все возрастающего давления на крестьян стала статья Сталина «Год великого перелома», в которой утверждал, что страна перешла от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию — колхозам, возникшим после ленинской революции 1917 года как форма совместного хозяйствования крестьян с целью покончить с существовавшей системой крупного землевладения. В тот злополучный год Сталин объявил о необходимости уничтожения кулачества как класса, для чего ОПГУ распределило кулаков на три категории.

Попавшие в первую категорию — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний — должны были арестовываться и ссылаться в трудовые лагеря либо же расстреливаться при попытке к сопротивлению. Ко второй категории относились пособники контрреволюции, за что их вместе с семьями депортировали в отдаленные районы страны, часто в Сибирь, где они умирали от холода и недоедания. И, наконец, была еще одна категория счастливчиков, которых не сажали, не расстреливали и не депортировали, а просто расселяли на специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях, а их имущество переходило в государственную собственность.

Голодомор начался после того, как неурожай, о котором было известно Сталину, совпал с перепроизводством сельхозпродукции на Украине, которой пришлось отдать государству 45% урожая. По этой причины кулаки заметно обеднели, а остатки их богатства таяли под гнетом каждый раз все более непосильных налогов. Насильственная коллективизация украинского народа получила название «раскулачивание». Офицеры, исполнявшие приказы Сталина, жили по принципу «ешь и пей, все наше». Продотряды действовали как налетчики, отбирали у крестьян теплую одежду, белье, обувь. Отбирали чай, подушки, остальную одежду. Целью было построение социализма не только в городах, но и в сельской местности. Эта политика сочеталась с коллективизацией и действительно поставила все сельское хозяйство и крестьянство, в частности, под контроль советского государства.

Следующим шагом после уничтожения кулаков стала чрезмерное изъятие зерновых на Украине, что не позволяло восстановить поля для получения нового урожая. Масштабная конфискация хлеба, проводимая ОГПУ, привела к дефициту продовольствия и беспрецедентному кризису в среде сельского населения. Это послужило поводом для сведения счетов и разбоя. Крестьяне объединились против раскулачивания. В январе 1930 года ГПУ насчитало 402 крестьянских бунтов против коллективизации, в феврале — 1048, а в марте — 6582. Крестьян арестовывали и депортировали лишь за то, что они летом продавали пшеницу на рынке, резали свиней для собственных нужд или имели самовары. Причиной ареста называлось «незаконная торговля», хотя они продавали продукцию собственного производства.

Все это превратилось в настоящую классовую борьбу между кулаками, колхозниками и советскими лидерами, вылившуюся в кампанию по конфискации у украинцев продуктов питания, которые они производили или прятали, чтобы выжить. Этот процесс продолжался до 1932 года, когда люди стали умирать от голода, а у детей вспухали животы от дефицита питания.

Преследование крестьян

Повальный голод отрицался сталинским режимом, его скрывали за пропагандой, чтобы не привлекать внимания иностранных государств. Чем более плодородным был регион, тем больше из него выкачивалось. В 1930 году государство выжало 30% сельхозпродукции с Украины, в 1931-ом — 41%, а в 32-ом экспроприация зерновых приближалась к 50%.

Летом того же 1932 года ситуация не улучшилась, но сохранялась надежда на то, что урожай будет освобожден от чрезмерных налогов. Вместо этого был принят так называемый «Закон о трех колосках», который предусматривал жестокое наказание за кражу общественного имущества, в том числе продуктов питания для собственных нужд, а также за сопротивление коллективизации. За «любую кражу или растрату социалистической собственности» давали десять лет лагерей или расстрел. В год принятия закона было арестовано 125 000 человек, из которых 5 500 получили высшую меру наказания.

Молотов, один из тех, кто подписал «Закон о трех колосках», был направлен Сталиным на Украину, чтобы контролировать отправки зерна в СССР. Народ протестовал против драконовских мер, и к концу 1930 года более 70 000 украинцев были отправлены в концентрационные лагеря. Эта цифра постепенно росла, достигнув в 1933-ем 250 000 человек.

Закон предписывал наказание любому, кто покушался хотя бы на несколько колосков пшеницы, чтобы не умереть с голода. Сначала их сажали, но тюрьмы быстро переполнились. Мародерство с целью достать продукты питания расцвело настолько пышно, что было решено создать особые полевые суды, имеющие право судить и приговорить мародера к расстрелу на месте. Результатом применения закона стали 5 400 расстрелов и 120 000 заключенных — в тюрьме Балашова, например, содержалось осужденных в пять раз больше положенного.

Следующим решением стало еще более ужесточить нормы экспроприации продуктов питания, проводимой с участием армии. Квоты на сдачу продуктов удвоились, достигнув непосильных объемов. Продолжительность и интенсивность трудодней украинских крестьян увеличились. К сельхозработам привлекали в обязательном порядке даже детей. Из уст в уста передавались жуткие истории о том, как родители съели своих умерших детей, поэтому советские солдаты убирали трупы, чтобы не допустить каннибализма.

В селе шла настоящая война между группами крестьян и ОПГУ, случались настоящие штурмы продовольственных складов, за которыми следовали жестокие репрессии режима, в ходе которых прочесывались дом за домом, деревня за деревней, чтобы найти и уничтожить всех подозреваемых. Эта работа была медленной и трудоемкой. Сталин решил положить конец всему разом. Решение было простым: поскольку истребить миллионы крестьян просто силой было практически невозможно, они будут уничтожены более быстрым способом: вынужденным голодом. Как признавался годы спустя Хрущев, «поезда прибывали в Киев полные трупов умерших от голода».

Декрет Политбюро ограничивал поставляемое продовольствие для тех крестьян, которые не выполнили норму по сдаче урожая, то есть для большинства населения Украины, Северного Кавказа и Казахстана. Ответ населения был тоже простым: раз им запретили есть в деревне, они отправились в города, особенно украинские, которые еще неплохо снабжались. Но советское руководство все продумало до мелочей. Поэтому, когда первые крестьяне начали прибывать в города, 22 января 1933 года КПСС приняла самый неоднозначный закон за свою историю: запрет крестьянам покидать села. Это распоряжение Сталина обрекло миллионы земледельцев и скотоводов, оставшихся без еды, без денег и без дома, на голодную смерть посреди степей. Это впоследствии и назовут «голодомором».

Официальной статистики жертв геноцида не существует, но последние исследования оценивают количество погибших от истощения, репрессий, холода и непосильной работы в шесть миллионов человек. В начале зимы 1933 года Красная Армия вошла в крупные города Украины, разворачивая колючую проволоку, перекрывая дороги, закрывая дороги и порты, чтобы воспрепятствовать поставкам товаров и продуктов.

Миллионы крестьян были обречены на голод, единственной возможностью выжить было уйти в другие города. Правительство ограничило исход из села, чтобы не допустить социального паразитизма. В январе 1933 года циркуляр, подписанный Сталиным и Молотовым с целью остановить бегство крестьян от голодной смерти, обрекал на верную гибель миллионы голодных людей, предписывая местным властям и ГПУ «воспрепятствовать любыми способами массовому исходу крестьян Украины и Северного Кавказа в города». Во всех охваченных голодом районах была прекращена продажа железнодорожных билетов и расставлены милицейские кордоны, чтобы не позволить жителям выехать. Один из милицейских рапортов в начале марта 1933 года сообщал, что за месяц кордонами было перехвачено 219 940 человек, намеревавшихся покинуть район проживания. К уже начавшемуся голоду прибавились суровые зимние морозы и вспыхнувшие эпидемии тифа и других болезней. Чтобы скрыть истинное количество смертей, советские солдаты рыли глубокие братские могилы, в которые сваливали горы трупов, привозимых железнодорожными составами.

Люди, которые умирали от рук советской власти, были не только жертвами голода, но и пыток, которые применяли к украинским крестьянам. Их выводили на мороз и поджигали живьем, хотя самым страшным испытанием было помещение на раскаленный металлический лист.

В результате всего этого произошло нечто, леденящее кровь: живые родители начали повально бросать своих детей в отчаянной попытки спасти их. Их оставляли на границе, чтобы они смогли добраться до детских приютов. Но советская власть закрыла приюты, детей посадили в поезд и вывезли в чистом поле, чтобы они там медленно умирали.

В ноябре 2006 года украинский парламент вынес решение о признании описанных событий геноцидом украинского народа. К нему присоединились такие страны как Грузия, Эквадор, Эстония, Колумбия, Мексика, Перу, Польша, Венгрия. Несмотря на это ООН не приняла ни одного документа относительно Голодомора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.