«Ты, султан, черт турецкий, и проклятого черта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. […] Не будешь ты, сукин сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землей и водой будем биться с тобой». Такими словами начиналось письмо, которое, по легенде, написали запорожские казаки турецкому султану Мехмеду IV в ответ на предложение подчиниться его власти и прекратить набеги на его земли. Послание, содержание которого распространилось в сети в силу огромного количества содержащихся в нем оскорблений, возможно, никогда не существовало, а было выдумано в XVIII веке.

Правда или выдумка? На сегодняшний день это невозможно точно установить. Однако, по мнению таких исследователей как Виктор А. Фридман (Victor A. Friedman), это неважно. Как он пишет в своей работе «Письмо турецкому султану: исторический комментарий и лингвистический анализ», миф настолько укоренился в обществе и так часто воспроизводился популяризаторами и историками, что невозможно установить, где проходит тонкая линия между вымыслом и фактами. Так или иначе, как указывает автор, текст этот способствовал созданию нынешнего образа казаков.

И он прав. Эпизод с письмом был настолько ярким, что вдохновил русского художника Илью Репина на создание одного из своих самых знаменитых полотен: «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Репин писал огромное панно более десяти лет (1880-1891), а задумал его после того, как историк Дмитрий Яворницкий рассказал, в качестве курьеза, о существовании послания своим гостям, в числе которых был и живописец. Обычно не упоминают, впрочем, что Яворницкий сам никогда не видел текста оригинала, лишь его копию, сделанную в 1870 году. Более того, оригинал был утрачен, что еще больше запутывает ситуацию.

Вне зависимости от того, существовало письмо или нет, именно благодаря ему мы знаем запорожских казаков, народность, населявшую низовья Днепра в районе его порогов, которая так описывается в книге «Древняя и современная Россия», изданной в середине XIX века: «Из лона воинственного народа пастухов вышли запорожцы, названные так потому, что обосновались за порогами Днепра. Вольное племя воинов, не терпящее присутствия женщин и живущее на военную добычу, захваченную в экспедициях против татар, турок, русских и поляков. Союз беглых из разных краев, которые могли считаться авангардом казаков Украины».

Атаман Серко

Предполагаемое письмо запорожских казаков султану по сей день окружено загадками. Исследователи расходятся во мнении относительно того, кто из казацких лидеров стоял у истоков этой идеи. Большинство из них указывают на то, что эту оригинальную выходку следует приписать Ивану Дмитровичу Серко, изображенному в центре полотна Репина со злорадным выражением лица и прижатой к груди рукой. Так утверждает Фридман в работе «Письмо турецкому султану: исторический комментарий и лингвистический анализ».

Между тем, историк искусства Хоакин Барсело Орхилер (Joaquín Barceló Orgiler) считает, что фигура самого Ивана Серко является полулегендой. В своей статье «Казаки: исторический миф, рожденный культурой» он указывает, что скудное количество дошедших до нас сведений о жизни этого атамана может свидетельствовать о том, его деяния были приукрашены и преувеличены. «Его фигура является скорее легендарной, нежели исторической ввиду очень отрывочных данных его биографии, которыми мы располагаем», — пишет он в вышеупомянутой работе.

Так или иначе, по словам Барсело, исторические исследования об Иване Серко указывают, что он был родом из Мурафы (Украина), и как сын благородных родителей получил образование. Недаром сам Ян III Собеский, Король польский и великий князь литовский в XVII веке, описывал его как «образованного и очень спокойного дворянина», который «пользовался большим доверием казаков». «Будучи атаманом Запорожской сечи, сражался на всех основных театрах боевых действий […], которые тогда велись с Османской империей, и потерял изрядное количество людей после нескольких жестоких битв», — пишет испанский историк.

Обида

Чтобы понять причины, по которым Серко и его казаки послали подобное письмо султану, следует перенестись в XVII век, когда, как пишет популяризатор истории Хавьер Санс (Javier Sanz) в работе «Троянские кони истории. Обманы и уловки всех времен», запорожские казаки были окружены тремя могущественными империями: «османской, русской и польско-литовской». Как указывает автор, только отличная организация и исключительное владение оружием позволили им «сохранить независимость».

Впрочем, правда также и то, что, как пишет известный историк Джеффри Паркер (Geoffrey Parker) в книге «Проклятый век. Войны, изменения климата и катастрофы в XVII веке», запорожские казаки не гнушались союзами с любым правителем, который гарантировал бы их свободу.

Примером этому может служить эпизод, имевший место в середине XVII века, когда казачьи отряды отбили у турецкого султана крупный город Азов в устье реки Дон и предложили русскому царю взять его под покровительство Москвы. Историк утверждает, что царь повелел казакам вернуть город законным владельцам, чтобы избежать еще большего конфликта, но сам факт взятия Азова свидетельствует о военном потенциале вольного войска.

Существует огромное количество легенд относительно того, почему Мехмед IV решил послать казакам письмо, требуя, чтобы они сдались и присоединились к его войску. Наиболее популярная из них та, которой придерживается Фридман: «Говорят, что турецкий султан и крымский хан напали на Сечь, но потерпели поражение, что и заставило султана отправить казакам угрожающее послание с требование подчиниться». Автор говорит, что письмо было написано в 1675-1678 годы (согласно имеющимся источникам).

Содержание письма султана неоднократно переводилось разными исследователями. Фридман приводит в своей работе версию, которую считает наиболее соответствующей действительности:

«Я, султан, сын Магомеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться».

Оскорбительный ответ

Считается, что ответ казаков был незамедлительным и резким. Наиболее распространенная версия утверждает, что воины призвали писца и продиктовали ему послание, полное оскорблений. Именно этот момент запечатлел Репин на своей картине: простые вояки, которые не боятся никаких угроз, осыпают адресата грубостями. Фридман считает, что наиболее правдоподобную версию их письма приводит российский историк Николай Костомаров, один из крупнейших специалистов по запорожскому казачеству.

«Ты, султан, черт турецкий, и проклятого черта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. Какой ты к черту рыцарь? Черт вы..рает, а твое войско пожирает. Не будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землей и водой будем биться с тобой. Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук. Свиная ты морда, мясницкая собака, некрещенный лоб.

Вот так тебе запорожцы ответили, плюгавому. Не будешь ты даже свиней у христиан пасти. Этим кончаем, поскольку числа не знаем и календаря не имеем, месяц в небе, год в книге, а день такой у нас, какой и у вас, за это поцелуй в с..ку нас!».

Правда или миф?

Несмотря на популярность, которую получил текст письма во всем мире, некоторые историки, как, например, советский специалист Михаил Покровский, считают, что послание является скорее вымышленным. Того же мнения придерживается испанский историк Санс. Он указывает, что мифическое послание стало известным, потому что явилось часть стереотипного образа запорожских казаков — «хитрых и непокорных».

Фридман также сторонник этой теории и подчеркивает, что подобные легенды способствовали смягчению образа жестоких солдат, которые «насиловали, грабили и убивали неповинных людей», окружая вояк романтическим ореолом.

Вместе с тем исследователь не умаляет исторической роли письма казаков. «Вероятность того, что текст не является достоверным, не уменьшает его значимости. Апокрифы составляют важную часть исторического наследия», — объясняет он.

По мнению Фридмана, такого роды легенды, вне зависимости от того, насколько они реальны, имеют большую ценность, поскольку отражают восприятие обществом казаков на протяжении веков. В качестве примера исследователь приводит самого Сталина, у которого в кабинете, по преданию, висела эта картина Репина и который частенько цитировал по памяти строки письма, приветствуя таким образом входящих. Правда это или нет, ясно одно, что Сталин был большим ценителем истории запорожских казаков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.