«У каждой власти есть рога», — говорил он, а также: «Вспомните обо мне!» С этими словами предводитель украинских анархистов обратился к потомкам. Спустя 80 лет после его смерти этот его последний приказ был выполнен — в виде биографии со свидетельствами современников.

В 16 лет Нестор Махно, быстро становившийся под воздействием алкоголя крайне агрессивным, стал бить пивной кружкой об стол, все время громко повторяя, что он анархист. Эта история была рассказана другом юности Махно Вольдемаром Антони, родители которого эмигрировали из габсбургской монархии на Украину. В 1906 году Антони и Махно создали в городке Гуляйполе на юго-востоке Украины деятельный анархо-коммунистический «Союз вольных хлеборобов». Два года спустя Махно был впервые арестован царской полицией.

Гуляйполе относится к поселениям, созданным по приказу Екатерины Великой после присоединения Крыма к России и заселенным крепостными крестьянами. Тогда же царица ввела в оборот понятие «Новороссия», на которое Россия вновь стала ссылаться в своей необъявленной войне против Украины. И украинско-российский языковой конфликт, который Нестор Махно в подростковом возрасте испытал на себе при распространении нелегальных листовок, не утратил своей остроты.

Необузданная и магическая сила

Нестор Иванович Махно родился 27 октября 1888 года в крестьянской семье, где стал пятым ребенком. Его рано умерший отец ранее был крепостным. Юному Нестору пришлось послужить конюхом, пока в возрасте 16 лет он не поступил на местный чугунолитейный завод в качестве ученика. Он неоднократно наблюдал, как сыновья помещика регулярно избивали других конюхов и издевались над ними, и поэтому ярко выраженное осознание несправедливости выработалось у него уже в раннем возрасте. Об этом свидетельствуют записи самого Махно, которые Марк Цак (Mark Zak) цитирует в своей книге «Вспомните обо мне. О Несторе Махно». Из всех порой противоречивых свидетельств современников, которые Цак приводит в хронологическом порядке, воспоминания немецко-американского анархо-синдикалиста Рудольфа Роккера (Rudolf Rocker) относятся к самым ярким:

«Это было, если не ошибаюсь, в начале 1925 года, когда известный предводитель повстанцев Нестор Махно прибыл в Берлин и провел у нас некоторое время […]. Когда он впервые пришел ко мне в сопровождении Волина, я испытал некоторое разочарование, увидев перед собой невысокого человека, внешность которого совершенно не соответствовала тому, что я слышал о нем. Лишь его энергично очерченное лицо и сумрачное выражения глаз свидетельствовали о необузданной и магической силе, таящейся в этом человеке. Действительно, мало кто из людей прожил такую неординарную и наполненную столь невероятными событиями жизнь».

Если родившийся в 1873 году в Майнце Рудольф Роккер сегодня практически забыт, то в еще большей степени это можно сказать о его единомышленнике Несторе Махно — во всяком случае, если не брать в расчет Украину. Это, прежде всего, результат стараний советской историографии, которая представляла Нестора Махно бандитом и ложно обвиняла его в организации погромов, жертвами которых стали около 30 тысяч евреев. На самом деле эти преступления были совершены украинской народной армией под предводительством Симона Петлюры. В 1918 году после образования Украинской Народной республики эта армия взяла власть в регионе в свои руки.

Нестор Махно, энергичный человек с волосами до плеч, взгляд холодных серых глаз которого внушал ужас, командовал своей собственной, названной его именем армией — махновщиной. Во время российской гражданской войны в период с 1917 до 1922 года в ней числились до 100 тысяч добровольцев, в том числе множество женщин. Сначала Нестор Махно заключил союз с Львом Троцким, Ленин также принимал его в Кремле. Но это была постоянная игра в кошки-мышки, как вспоминает Рудольф Роккер:

«Так и отношение большевистской прессы к Махно было различным и постоянно менялось в зависимости от обстоятельств. Пока Махно был нужен, коммунистические газеты восхваляли его как „великого народного героя Украины", „истинного защитника рабоче-крестьянской революции" и вообще превозносили его до небес. Но как только та или иная опасность устранялась, те же самые газеты принимались клеймить его как „обыкновенного бандита", „организатора еврейских погромов" и „контрреволюционера". Эта игра повторилась три раза в течение трех лет».

Преимущество благодаря немецкой технике

Немаловажную роль в победах махновщины в борьбе против центральных держав с одной стороны и Белой Армии с другой, а временами и против Красной Армии, играла немецкая техника. Опытный тактик Махно снабдил тачанку — повозку, запряженную двумя или тремя лошадьми, — пулеметом в задней части. Но рессоры были только на повозках, изготовленных немецкими поселенцами, на русских их не было. А подвеска была совершенно необходима для прицельной стрельбы из пулемета. Обладавшие благодаря тачанкам высокой мобильностью отряды Махно в свои лучшие времена контролировали территорию в 100 тысяч квадратных километров с населением в семь миллионов человек. При этом он всегда пользовался поддержкой крестьянского населения, которое он собирал на большие собрания.

Когда Ленин в 1921 году ввел новую экономическую политику, предоставлявшую крестьянам больше свободы, многие повстанцы сложили оружие. После окончательной победы Красной Армии Нестору Махно и его второй жене Галине пришлось бежать. Через Данциг и Берлин они добрались до Парижа. Там в июне 1934 году перенесший многочисленные ранения и аресты Махно умер в полной нищете от туберкулеза легких в возрасте всего 45 лет.

Марк Цак не хочет, как он сам пишет, в своей только что вышедшей книге давать каких-либо оценок Нестору Махно. Используя многочисленные источники, которые он изучил и частично впервые перевел на немецкий язык, он нарисовал многогранный портрет украинского повстанца, отдельные фрагменты которого читатель призван собрать в единое целое.

Маленькое послесловие от Бини Адамчак (Bini Adamczak), которое этот теоретик коммунизма написала в путаном гендерном стиле, не способствует лучшему пониманию книги. К сожалению, Марк Цак ни единым словом не упомянул небольшую, но весьма содержательную работу Нестора Махно «Азбука анархиста». В ней Махно приходит к провидческому выводу, что власть социализма и государственного коммунизма не менее подлая, чем власть буржуазии: и та, и другая нарушают неограниченное право человека на свободу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.