Шведы обычно зовут эту войну «ингерманландской» (в России ее принято называть Русско-шведской войной 1610-1617 — прим. перев.). Разворачивалась она в 1610-х годах. В начале XVII века Россия была очень нестабильным государством с множеством претендентов на престол. Шведская монархия, как и польская, воспользовалась случаем и решила напасть.

Якоб Делагарди (Jakob De la Gardie) в 1610 году возглавил армию наемников, которые дошли до самой Москвы. Правда, закончилось все это предприятие довольно позорно, поскольку рыцари внезапно решили дезертировать.

Делагарди оказался в тяжелой ситуации, но справился с ней, умело отступив. Затем он захватил Новгород, который шведы удерживали гораздо более успешно. Кроме того, шведы получили контроль над Ингерманландией, территорией у самой восточной части Финского залива.

В 1611 году Карла Филипа, брата Густава II Адольфа, провозгласили русским царем, так что можно считать — если угодно — что он был правителем России (в теории) вплоть до избрания в цари Михаила Романова в 1613 году. Однако Карл Филип никакого влияния на русскую политику не оказал, поскольку все время своего теоретического правления находился в Швеции.

Дольше всего две страны мерялись силами во время шведской осады Пскова, которая происходила параллельно с переговорами о мире в Новгороде. Осаду начал Делагарди в июле 1615 года. Вскоре с большим подкреплением туда прибыл сам Густав II Адольф, и шведы очень старались захватить хорошо укрепленный город, отбивая все атаки русских. Нехватка боеприпасов помешала Густаву Адольфу по плану штурмовать город, и общая атака 9 и 10 октября тоже провалилась. Примерно неделю спустя король устал и приказал отступать.

После продолжительного затишья в 1617 году был заключен Столбовский мир. Швеция в нем выступала победителем и получила большую территорию: Кексгольмский лен (ныне окрестности Приозерска — прим. перев.), большую часть Ингерманландии с Нётеборгским леном (ныне Шлиссельбург с прилегающей территорией — прим. перев.) и репарацию в 20 тысяч рублей в обмен на признание Михаила Романова царем и освобождение Новгорода.

В результате возникла относительно легко обороняемая шведско-русская граница вдоль Ладожского и Чудского озер. Говорят, что по этому поводу Густав Адольф с удовлетворением произнес: «Надеюсь, русским непросто будет перепрыгнуть через эти воды».

Шведам успешно удалось отрезать русское царство от Балтийского моря, а Финляндию сухопутные дороги соединили со шведской Эстонией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.