«Принимая во внимание тот факт, что в секретных протоколах пакта Молотова — Риббентропа, подписанного между Германией и Советским Союзом 23 августа 1939 года, предусматривалось разделение Европы на две сферы влияния…» Десять лет назад Европейский парламент объявил об учреждении «дня памяти жертв сталинизма и нацизма» — именно в дату подписания этого рокового договора: 23 августа. Этот день никуда не исчез, однако в нашем обществе, которое настолько привязано к подобным памятным событиям, восьмидесятая годовщина даты, после которой Европа столкнулась с ужасами массовых убийств и другими гнусными поступками, прошла практически незамеченной. Давайте всё-таки помнить о том, что мы так хотели бы стереть из памяти.

Мы забываем то, о чем нам больно вспоминать. Пакт между Гитлером и Сталиным был самым тяжелым ударом по просвещенной Европе XX века. В общей сложности жертвами обоих тоталитарных режимов стали десятки миллионов людей. Никогда в истории человечества не было подобных массовых убийств. Ни по количеству, ни по разнообразию: мирных жителей истребляли для оказания военной поддержки; геноцид превратили в научную дисциплину.

Всё это невозможно было бы спланировать без предварительного соглашения двух военных держав, господствовавших на континенте. Польшу они буквально разорвали на куски и разделили между собой. Но это было только начало. Соглашение между гитлеровской Германией и сталинским СССР значило, что теперь нужды в любом другом европейском правительстве, которое стремилось быть самостоятельным, просто не было. Если бы этот договор всё еще имел силу, сейчас континентальная Европа состояла бы из двух больших империй. Тем не менее Гитлер принял опрометчивое решение и почти через два года нарушил пакт: надежда быстро оккупировать советскую территорию коренным образом изменила все его планы. В результате все поля сражений были усыпаны трупами, Германия потерпела поражение, а сталинская империя лишь окрепла.

История писалась потом. И была фальшивой. А всё потому, что невозможно рассказать о событиях, которые вызывают настоящую бурю негодования. Это негодование говорит о непримиримости нацизма и коммунизма. Ложь. Достаточно почитать произведения Гитлера: «Моя борьба» (Mein Kampf), а также признания Шпееру (Speer) или Раушнингу (Rauschning). Между Гитлером и Сталиным шла борьба за одну и ту же «клиентуру». И за одну и ту же стратегическую цель: «социализм». «Националистический» в случае Германии и «интернационалистический» в случае Советского Союза. Существовало одинаковое понимание соотношения целей и средств. В 1918 году Зиновьев сказал: «У нас должен быть собственный социалистический милитаризм. Мы должны вести за собой девяносто из ста миллионов жителей Советской России. А что до остальных, то нам им нечего сказать. Они должны быть уничтожены». После Ванзейской конференции 1942 года Гитлер начал следовать тому же курсу по отношению к еврейскому населению.

Вот что мы должны были вспомнить 23 августа. Восемьдесят лет радостного геноцида. Пакт Молотова — Риббентропа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.