25 сентября 1959 года Хрущев уже десять дней находился с официальным визитом в США. Помимо выдающейся речи, произнесенной в ООН, остальное время он просто путешествовал с женой и детьми. Пришло время заняться делом: поговорить о холодной войне со своим другом Айком, президентом США. Эйзенхауэр приглашает Хрущева в загородную резиденцию президента США Кэмп-Дэвид. Это приглашение настораживает Хрущева, он этим недоволен. Что такое этот Кэмп-Дэвид, куда американский президент хочет его затащить? В Москве он безуспешно искал это название на карте США и пришел к выводу, что это должен быть своего рода карантинный лагерь для ненадежных людей.

Никита выходит из вертолета в Кэмп-Дэвиде с недовольным лицом. Не самое лучшее начало дня, когда двум президентам предстоит обсуждать потепление холодной войны. Следующим утром Айк и Никита начинают рабочую встречу, посвященную Берлину. Американец пытается убедить советского лидера отложить свой ультиматум о пересмотре статуса Берлина, но наталкивается на глухую стену. Никита не хочет ничего знать. Ничего не поделаешь.

Но почему у первого секретаря ЦК КПСС такое плохое настроение? Почему он злится и не желает слышать аргументы своего собеседника? Просто потому, что его лишили поездки в Диснейленд. Много лет он мечтал посетить этот парк развлечений, но по дурацким соображениям безопасности, ему не удастся пожать руку Микки или даже поцеловать Минни! Конечно, вместо этого ему представили самых известных звезд Голливуда, Мэрилин Монро, Фрэнка Синатру, Ширли МакЛэйн и многих других, но они ему неинтересны. Он так хотел присутствовать на большом параде, хлопая в ладоши. Зато Хрущеву очень понравилось посещение супермаркета в Сан-Франциско и фермы в Айове. Визит в штаб-квартиру «IBM» не произвел на него впечатления. Но если огромные шкафы, напичканные электроникой, оставили его равнодушным, то визит в кафе самообслуживания его воодушевил. После его поездки такие кафе появятся в Москве.

Вечером 25-го сентября, видя, что его гость по прежнему холоден как лед, американский президент пускает в ход свое секретное оружие: он приглашает Хрущева на свое ранчо в Геттисберге. На следующее утро вертолет доставляет двух лидеров на президентское ранчо, куда Айк пригласил сына с женой и внуками. Это был гениальный дипломатический ход: Хрущев тут же начинает изображать доброго дедушку. Через переводчика он объясняет внукам американского президента значение их имен на русском языке. Потом приглашает их в Москву. Хозяин советской империи превращается в счастливого дедушку. На прощание он дарит им маленькую красную звездочку в петлицу, которую как только они уедут, их мать выбросит из окна машины.

Айк в восторге от смены настроения своего гостя. Воспользовавшись этим, он показывает Хрущеву своего быка Ангуса, победителя многих конкурсов. Хрущев задает много вопросов. Температура атмосферы увеличилась на 15 градусов без плача климатологов о будущем планеты. После посещения Геттисберга Хрущев, наконец, согласился снять свой ультиматум по Берлину. Взамен Эйзенхауэр соглашается принять участие в конференции на высшем уровне в Париже. Потепление начинается.

В течение нескольких месяцев после возвращения в Москву первый секретарь ЦК КПСС часто говорит о «духе Кэмп-Дэвида», духе товарищества и дружбы. Эйзенхауэра ждут в июне с визитом из СССР. Никита построил для него дачу и поле для гольфа, чтобы американский президент мог насладиться своим любимым отдыхом. Но, бац, и этот ковбой Эйзенхауэр разрешает шпиону U2 пролететь над СССР 1 мая 1960 года. Хрущев расценил нарушение советского воздушного пространства как измену со стороны своего американского друга. Он быстро меняет температуру отношений. Холодная война начинается снова. Никита не будет принимать внуков Айка в Кремле. Какой плохой!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.