В воскресенье проправительственное молодежное движение «Фиделиташ» напомнило о 77-й годовщине прорыва советских войск на Дону, в результате которого погибло 120-130 тысяч солдат Второй венгерской армии.

«Венгерские солдаты и отбывавшие принудительную трудовую повинность [евреи] были одновременно героями и жертвами», — сообщил председатель правления «Фиделиташ» Давид Фекете, добавив: «Венгерские солдаты и вдали от родины и своих семей защищали венгерскую нацию, даже когда, к сожалению, стали участниками игры великих держав в эпоху, когда венгерская внешняя политика в ходе истории постоянно находилась под давлением извне, которое привело к утрате страной остатков самоопределения».

Бессмысленно оспаривать тот факт, что венгерская внешняя политика во время мировой войны не была самостоятельной. Хорти обосновал отказ Гитлеру в отправке венгерских войск на фронт тем, что венгерский народ не может считать справедливым, чтобы его вооруженные силы сражались за границей (вспомним здесь 10-й пункт Воззвания революции 1848 года «Чего желает венгерский народ?»: «Чтобы венгерских солдат не уводили за границу, чтобы от нас вывели иностранные войска»).

Но не это было решающим фактором. И не то, что Хорти любой ценой пытался избежать немецкой оккупации. В конце войны уже невозможно сделать хороший выбор, существовал лишь плохой и еще худший. «Венгерско-немецкое, мягко говоря, „недопонимание" проявилось уже в начале 1938 года», — пишет Хорти в своих воспоминаниях. Он делает вывод: «В любом случае для нас отсутствовала та архимедова точка, на которой можно было бы построить политику, отличную от произошедшего». Не было и не могло быть такой архимедовой точки, поскольку ее предваряла другая — ревизионистская политика, привязавшая Венгрию к Гитлеру и таким образом сделавшая ее частью великодержавной игры, если можно так назвать Вторую мировую войну.

Если исходя из этого не очевидно, что венгерским солдатам нечего было искать на берегах Дона, где они никоим образом не «защищали венгерскую родину, венгерскую нацию», возможно, это станет понятно из прокламации Хорти от 15 октября 1944 года: «Нация, которая превращает унаследованную от предков землю в место ведения арьергардных боев в уже и без того проигранной войне, ведомая духом рабства и в защиту чужих интересов, теряет уважение мирового общественного мнения».

Ссылка «Фиделиташ» на советскую оккупацию — лишь безвкусное утилитарное оправдание потомков: венгерские солдаты сражались против большевизма. Это оправдание тех, кто ничего не понимает в «противоестественном» военном союзе демократий и советской диктатуры против Гитлера, после начала холодной войны используется ими в качестве самооправдательного принципа.

Однако это заходит уже слишком далеко. Возникает вопрос: в чем смысл и причина переосмысления истории? Потому что голос «Фиделиташ» не стоил бы большого внимания, если бы не был голосом ФИДЕС, частью той политики памяти, которую власть проводит при помощи памятников, монументов, отменяющих венгерскую ответственность за мировую войну с целью реабилитации режима Хорти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.