Вести войну на два фронта для страны — все равно что для водителя вести машину, одновременно набирая текстовое сообщение. Одна из причин поражений Германии в двух мировых войнах связана с тем, что ее силы были распределены между востоком и западом. США и Великобритания тоже воевали в Европе и в Азии.

Напротив, СССР смог сосредоточить все свои силы против Германии благодаря пакту о нейтралитете 1941 года с давним соперником — Японией. Гитлеру это стало до боли очевидно во время битвы за Москву в 1941-1942 годах, когда хорошо обученные и хорошо оснащенные сибирские дивизии пришли на помощь сильно потрепанным советским армиям, защищавшим Москву. Привыкшие к действиям в условиях сильных сибирских морозов, эти свежие войска разгромили германский авангард и отбросили немцев от столицы.

Но что было бы, если бы СССР пришлось вести войну на два фронта? Один из главных вопросов «что, если» о Второй мировой войне касается возможности нападения Японии на СССР в 1941 году, когда Советский Союз, казалось, вот-вот будет разгромлен, а немецкие танки уже сильно углубились на его территорию.

Традиционная история говорит, что в середине 1941 году в Японии спорили две фракции. Имперская Армия выступала за «северное направление удара» и предлагала атаковать Россию. Флот, напротив, выступал за «южное направление удара» и предлагал захватить ресурсы США и европейских стран в Юго-Восточной Азии. В итоге осенью 1941 года, когда германские армии рвались к Москве, японское руководство приняло судьбоносное решение объявить войну западным государствам. Решение немедленно повлекло за собой серию эмбарго, в том числе на поставки нефти, и Япония рисковала остаться без топлива для заводов и кораблей.

Тем временем Сталин узнал от разведчика в Токио Рихарда Зорге, что Япония не будет атаковать Сибирь, и это позволило ему перебросить элитные сибирские войска с Дальнего Востока к столице — как раз вовремя для спасения Москвы.

Что было бы, если бы Япония предпочла «северный удар» и напала на СССР с востока, в то время как германские войска беспрепятственно продвигались с запада? Изменило бы это ход Второй мировой войны?

Как и с другими вопросами в стиле «что, если», ответ зависит от предположений, которые вы сделаете. Подумайте вот о чем: без японского нападения на Перл-Харбор стали бы изоляционистские США объявлять войну Японии? И если бы Япония напала на Россию, это наверняка вынудило бы западные страны ужесточить эмбарго. И какой в итоге была бы японская экономика?

С военной точки зрения исход российско-японского столкновения в 1941 году совершенно не ясен. Россия потерпела поражение в Русско-японской войне 1904-1905 годов, и во время гражданской войны в России японские войска дошли до озера Байкал. Но в период, более близкий к Второй мировой войне, российские войска одержали победу в сражении на Халхин-Голе в 1939 году, а танковый блицкриг Красной Армии уничтожил японскую маньчжурскую Квантунскую армию в 1945 году.

Но столкновение в 1941 году было бы интересным. Японская армия не была механизированной по советским или западным стандартам и уступала советской армии в танковых частях. Снабжение и обеспечение даже легко оснащенных японских войск, вторгнувшихся в сибирскую глухомань, было бы весьма нелегкой задачей.

Но японская армия не была похожа на войска германских сателлитов. Армии Италии и Румынии напоминали семерых гномов вокруг арийской Белоснежки. Японская императорская армия, напротив, в 1941 году была закаленной в боях Китайской войны, но эти сражения еще ее не истощили. Она отличалась высокой мобильностью. Японские солдаты дрались с таким же фанатизмом, что и советские. Они разработали хорошую тактику проникновения во вражеские порядки, а также умели воевать ночью. Сухопутные войска получали мощную поддержку с воздуха и с моря. Не имея необходимости сражаться с американцами, императорский флот мог бы сосредоточить огневую мощь и направить элитные эскадрильи самолетов дальнего радиуса «Зеро» для захвата стратегически важного Владивостока.

Как показали смелые, но бестолковые действия против финнов и немцев, Красная Армия была разрушена сталинскими чистками. Хотя сибирские солдаты были хороши, они находились в конце длинной коммуникационной линии из западной части России, и поставки могли быть нарушены, если бы немцы захватили заводы и ресурсы. Оказавшись перед выбором между Москвой и Владивостоком, Сталин скорее всего предпочел бы защищать Москву, так что японская армия могла бы занять Владивосток и сибирское побережье без особых усилий.

Но что дальше? Пройти десять тысяч километров вдоль Транссибирской железной дороги в Москву? Разместить гарнизоны в бескрайней Сибири, одновременно пытаясь подчинить огромное население Китая? Включить Казахстан в Великую восточноазиатскую сферу взаимного процветания? Интересно, что могла получить Япония от этой войны.

Как ни странно, результаты японского вторжения в Сибирь не имели бы большого значения. Судьба решалась на другом краю континента — в Москве. СССР мог позволить себе потерять Владивосток, хотя через него поступала американская помощь по лендлизу, но Москва — совсем другое дело.

Таким образом, русско-японская война 1941 года поднимает два вопроса. Во-первых, если битва за Москву стала поворотным моментом войны, то смогло бы японское вторжение подорвать переброску сибирских дивизий для советского контрнаступления? Германские войска под Москвой были истощены, утомлены, лишены снабжения и замерзали. Вместе с тем многие советские армии были собраны наспех, плохо обучены, не имели опытных командиров и все еще приходили в себя после понесенного разгрома. Скорее всего, советское контрнаступление отбросило бы гитлеровские войска и без сибирских подкреплений, но причинив немцам меньший ущерб.

И тогда основное последствие проявилось бы в 1942 году. Немцы были близки к захвату Сталинграда и нефтяных месторождений на Кавказе, когда в ноябре 1942 года советская армия начала разрушительную контратаку. Если бы японское вторжение помешало или задержало отправку подкреплений, стал бы Сталинград катастрофой для Германии?

Самый важный вопрос о российско-японской войне 1941 года лежит в области психологии. У Сталина случился нервный срыв, когда Германия, нарушив пакт о ненападении, начала мощную операцию «Барбаросса». Как бы он отреагировал на новость о японском вторжении на востоке? В 1941 году Красная Армия потеряла 4 миллиона солдат. У нее хватало забот с формированием новых дивизий и контролем над уже существующими в западной части страны. Смогла бы она думать еще и о сибирском фронте?

Российско-германская война была войной на уничтожение. Мир был невозможен без полной победы одной из сторон. Но мог бы Сталин уступить Японии Сибирь в обмен на прекращение огня? Нацистская Германия и императорская Япония (немцы считали их достойными азиатами) были в лучшем случае ненадежными союзниками друг другу. Сепаратный мир был вполне возможен. В итоге русско-японская война отвлекла бы часть советских ресурсов от Германии и затянула бы войну в Европе. Хотя, возможно, американцам было бы легче победить Японию.

Если бы Япония в 1941 году объявила войну СССР, то Восток мог бы стать красным, как поется в китайской коммунистической песне. Но это был бы красный цвет Восходящего Солнца.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.