Во время сталинских чисток 1937 — 1938 годов, которые впоследствии назвали Большим террором, только по счастливому стечению обстоятельств сохранил себе жизнь прославленный военачальник Константин Рокоссовский, маршал, который внес вклад в победу СССР над нацистской Германией. Ему повезло больше, чем другим.

По-другому и быть не могло. Константин Рокоссовский поступил на службу еще при царе. Он служил в Литве и за время своей службы несколько раз преодолевал Двину для разведки в немецком лагере. За заслуги его за короткое время наградили сразу несколькими Георгиевскими крестами разных степеней.

Во время службы он сблизился с унтер-офицером Адольфом Юшкевичем, от которого перенял революционные воззрения. Поэтому когда пятого марта 1917 года перед казармой зачитали документ об отречении царя Николая Второго, Рокоссовский с сослуживцами тут же присягнул на верность Временному правительству.

В декабре того же года будущий маршал СССР по собственному желанию поступил в Красную армию. Во время гражданской войны он участвовал в подавлении «контрреволюционных» восстаний в разных частях страны, за что тоже был награжден — на этот раз орденом Красного знамени. При новой власти его ожидала военная карьера, и он повышал свое образование. Стоит упомянуть, что он учился вместе с Георгием Жуковым, также ставшим впоследствии маршалом.

Долгое время все шло хорошо. Надо сказать, что хотя впоследствии чистки конца 30-х годов назвали Большим террором, это не совсем так. Большой террор продолжался в высших эшелонах страны непрерывно, как только к власти пришли большевики. Однако в конце 30-х этот процесс стал заметнее, поскольку коснулся многих высокопоставленных коммунистов и стал порождением сталинской паранойи и потребности укреплять свою власть любой ценой. Он не разбирал, кто был убежденным коммунистом и соратником Ленина. Все это роли не играло. Главное, чтобы человек не представлял реальной или мнимой угрозы для диктаторского режима Сталина. Как говорится, лес рубят, щепки летят. Однако тут «летели» целые «деревья», включая самых главных.

Вплоть до 1936 года Рокоссовский служил в Монголии и учился в Академии имени Фрунзе. Он принял участие в маньчжурских операциях Красной армии (1929 год), стал командующим 7-й Самарской кавалеристской дивизией, вернулся в Забайкалье на должность командира бригады, а затем отправился в Псков, чтобы командовать 5-м кавалерийским корпусом.

Казалось, что в 1937 году Рокоссовского, успешного офицера, ожидает новое повышение. Но начался Большой террор, и по СССР покатилась волна политических репрессий, затронувшая самые высокие эшелоны.

Массовые чистки в армии начались с ареста маршала Михаила Тухаческого. Очередь была за Константином Рокоссовским. В июне 1937 года его исключили из Коммунистической партии «за утрату классовой бдительности», в июле — уволили из Красной армии «по служебному несоответствию». 17 августа его арестовали по доносу подчиненных.

Арест провели в Пскове, откуда его перевезли в Ленинград и отправили в изолятор в Крестах, где ему пришлось провести два с половиной года, пока он отстаивал свою невиновность.

Главными информаторами по его делу были бывшие коллеги Рокоссовского из Забайкальского военного округа — комкор Иван Грязнов и корпусной комиссар Виктор Шестаков, которые написали донос народному комиссару обороны СССР Клименту Ворошилову.

В доносе говорилось, что поляка по происхождению Константина Рокоссовского нужно проверить на связь с иностранными, а конкретно польскими, агентами, которые якобы заметили его желание «работать на заграницу».

Вместе с тем уже бывший глава штаба разведки Забайкальского военного округа Рубинов утверждал, что Рокоссовский — японский шпион, поскольку в 1932 году он контактировал с Мититаро Комацубаро, начальником японского военного представительства в Харбине.

Последовали и другие обвинения, в том числе в нарушении дисциплины в подразделениях, пренебрежении боевой подготовкой и гигиеной. Также появились инсинуации о том, что Рокоссовский хотел участвовать в организованном террористическом «троцкистском блоке».

После сбора всех «доказательств» Рокоссовского обвинили в уголовном преступлении по статье 58 УК РСФРС — измене родине.

В ленинградской тюрьме Рокоссковский пробыл с 17 августа 1937 года по 22 марта 1940. За это время он не подписал ни одного признания и никого не оклеветал.

Чтобы запугать арестанта и заставить его оговорить других, Леонид Заковский, начальник Ленинградского управления НКВД, без колебаний прибегал к жестоким пыткам. По словам правнучки Ариадны Рокоссовской ее прадеда били молотком по пальцам ног, сломали ему три ребра и выбили несколько передних зубов. Чтобы запугать его, в 1939 году дважды инсценировали расстрел, стреляя холостыми. Но ничего не помогло.

Мнимые доказательства против него основывались на свидетельствах уже упомянутого Адольфа Юшкевича, с которым они вместе воевали в годы Гражданской войны. Но Рокоссовский знал, что Юшкевич давно погиб и с того света просто не мог свидетельствовать против него. Поэтому он сказал следователям, что подпишет все бумаги, если ему устроят личную встречу с Адольфом.

Юшкевича, конечно, не нашли. Два судебных заседания были отложены, и наконец сменилось руководство НКВД. Кроме того, надвигалась война, что сыграло на руку Рокоссовскому.

22 марта 1940 года его освободили, а также реабилитировали и восстановили во всех правах. Через несколько дней его снова приняли в Красную армию и произвели в генерал-майоры (за время его отсутствия в Красной армии изменилась система званий).

Однако с тех пор и до конца своих дней он носил при себе оружие, а на вопрос зачем отвечал: «Если за мной снова придут, я живым не дамся».

Но в русской истории не бывает исключительно положительных героев. Особенно если речь идет о людях, которые были близки к тоталитарной власти. На войне Рокоссовский отличился рядом успехов, в том числе при обороне Москвы, битве за Сталинград и разгроме немецкой группы армий Центр в Белоруссии во время операции «Багратион» летом 1944 года. За это его произвели в маршалы Советского Союза. Но поляки не забудут, что именно Рокоссовский командовал теми частями Красной армии, которые не оказали помощи Варшавскому восстанию, поднятому против немецкой оккупационной власти польским правительством в изгнании. Кроме того, после войны Рокоссовский по собственному желанию стал польским министром обороны (и польским маршалом). В то время в польскую армию перевели несколько тысяч русских офицеров. Также он несет ответственность за подавление польского движения за независимость и против сталинизации Польши. Он устроил трудовые лагеря, куда отправлялись политические противники и где в нечеловеческих условиях выживали более 200 тысяч человек. Многие из них умерли, а десятки тысяч подорвали здоровье. Среди них были польские военные и патриоты. В 1956 году он согласился отправить вооруженные силы на подавление бастующих польских рабочих. Против них бросили даже танки. В результате — более 70 погибших.

Если сегодня в Москве кому-то непонятно, почему понятие «маршал Красной армии» не вызывает за рубежом безмерного восторга, стоит получше ознакомиться с этими страницами истории.

Маршал Рокоссовский спокойно умер в Москве в 1968 году. Несомненно, его судьба была интересной. И характерной. Что тут еще добавить?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.