Успешными танковыми боями польская армия в ходе Второй мировой войны не славилась. Намного более известен оказавшийся впоследствии ложным миф об отважных кавалеристах, которые в 1939 году атаковали немецкие гусеничные машины — якобы с одними лишь пиками и сверкающими шашками.

На самом же деле в крупнейшем танковом сражении на Западном фронте важную роль сыграла польская танковая дивизия. В бою за высоту 262 у города Фалез на северо-востоке Франции поляки выстояли против одновременного натиска двух танковых дивизий СС.

19 августа 1944 года наступающим со стороны города Кан соединениям преимущественно британской 21-й группы армии удалось установить контакт с продвигающимися со стороны Ле-Мана силами американской 12-й группы армии у города Шамбуа. Одновременно проходило отступление немецких войск из стремительно закрывающегося котла вокруг Фалеза.

Стратегически важной была прежде всего Высота 262 к востоку от Шамбуа, также известная как Монт-Ормель. С этого протяженного и угловатого на севере хребта с частично покрытыми лесом склонами хорошо просматривалась территория на восточном краю котла.

Эту стратегически важную позицию 19 августа 1944 году после ожесточенных боев заняла 1-я польская танковая дивизия под руководством генерал-майора Станислава Мачека. Было ясно, что с этой позиции можно эффективно подавить немецкие войска в ходе их отступления.

Чтобы защитить свое отступление, на следующее утро, в воскресенье, полк «Фюрер» 2-й танковой дивизии СС «Райх» большими силами атаковал Высоту 262. Одновременно 9-я танковая дивизия СС «Хоэнштауфен» нанесла удар к северу по позициям союзников, чтобы отрезать поляков на хребте Монт-Ормель от подкрепления.

Спустя примерно час поляком удалось отразить первую атаку немцев, но затем один-единственный танк «Пантера» ударил по роте «Шерманов» и за считанные минуты вывел из строя целый ряд польских машин.

Ситуация на Высоте 262 обострилась: из очага котла атаковали войска вермахта, в основном пешие десантники, а снаружи котла — панцергренадеры СС. Немцы и поляки даже шли в штыковой бой.

Одновременно немецкие соединения прорвали еще один коридор в кольце войск союзников. Тут же соединения из внутренней части котла начали выходить на восток — это происходило практически на глазах поляков. Они пытались перекрыть пути отступления врага всеми имеющимися средствами.

Раздраженный этим генерал-полковник Пауль Хауссер, один из немногих компетентных в военном плане высокопоставленных командиров войск СС, отдал приказ о наступлении на Высоту 262. Оно стало одним из самых ожесточенных боев на северо-востоке Франции.

Всю вторую половину дня 20 августа 1944 года стороны обменивались ударами. Польская танковая дивизия противостояла частям обеих дивизий войск СС и 353-й пехотной дивизии, а также другим небольшим соединениям вермахта.

Но поляки держались стойко. Они даже вынудили противника оставить уже отвоеванную южную половину Высоты 262. Но постепенно у них начали заканчиваться боеприпасы.

В семь часов вечера стороны договорились о 20-минутном прекращении огня, чтобы оказать помощь раненым. Но после этого бои возобновились с еще большей силой. Когда стемнело, подполковник Александр Стефанович, командующий 1-м танковым полком польской дивизии, сообщил солдатам о тяжелой ситуации: «Мои господа, все потеряно. Не думаю, что канадцам еще удастся нас спасти».

К этому времени в его полку было немногим более сотни боеспособных солдат. Запасы снарядов немногочисленных уцелевших танков составляли полдесятка. «Капитулировать перед СС не имеет смысла, — сказал Стефанович. — Биться до конца! Сегодня ночью мы умрем за Польшу и цивилизацию».

Но этого не случилось. После неспокойной ночи на следующее утро, 21 августа 1944 года, транспортная авиация американской армии сбросила на поле боя контейнер с боеприпасами для Польши. Но большая их часть по ошибке попала не на Высоту 262, а к канадцам — на расположенную рядом Высоту 240. Канадцы нехватки боеприпасов не испытывали, поскольку не были отрезаны от снабжения.

Тем временем, подключилась канадская артиллерия и оказала активную поддержку Польше. Прорвались и танки союзников. Положение Стефановича и его бойцов значительно улучшилось.

В конце концов сражение за хребет Монт-Ормель перешло в открытый бой польского «Шермана» и немецкого танка. Рядом с импровизированным полевым лазаретом поляков, в крохотном пруду в Буажо к северо-западу от Высоты 262, оба танка одновременно рванули через заросли и оказались прямо друг напротив друга — расстояние между их пушками составляло всего пару метров. Оба командира открыли огонь, оба попали в цель и разбили противника.

Две танковые дивизии СС отступили. Броском им удалось на некоторое время прорвать позиции союзников и дать возможность отступить еще 10 тысячам окруженных немецких солдат.

Но польские танкисты выстояли. Они понесли большие потери — 325 убитыми, 114 пропавшими без вести и 1002 ранеными. Такова цена боев 20 и 21 августа — примерно каждый десятый солдат дивизии.

Но немецким соединениям, внушавшим страх всем союзникам, не удалось их разбить или вынудить сдаться. Войска СС потеряли 14 танков «Пантера» и 54 бронетранспортеров, а также 46 орудий разного калибра, 207 грузовиков и автомобилей. Среди потерь были даже 152 упряжек лошадей.

Эти цифры показывают, что бой за Высоту 462 завершился победой польских танкистов над войсками СС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.